matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

«Успеховый» человек

Личный успех – сегодня наше общество инфицировано этим клише. Оно сейчас развивается абсолютно во всех системах, на нём начинают базироваться разные проекты, оно выступает основой во всех стартапах, во всех кадровых вопросах и даже в социальных темах. На этой закваске начинает формироваться мировоззренческая основа школьников, в головах которых культивируется персональный успех. Он же связан и с понятием человеческий капитал, то есть человек оценивается как единица: сколько человек стоит, каков его личный потенциал, чего этот человек достоин… Но на самом деле, мы не замечаем подлога: мы вроде говорим, что мы единый народ, российская нация (об этом говорят большие политики), но при этом каждый из них напрочь инфицирован этой индивидуальной успешностью и все проекты, которые касаются и кадровых резервов, и продвижения инициативных людей, – всё строится на индивидуальной истории.


За каждым известным человеком стоят социальные группы, коллективы, талантливые сотрудники и соратники. И выделять только одного человека контрпродуктивно. Это своего рода идеологическая диверсия в отношении общества.

Мы забываем, что даже награды, например орден, – это кроме знака отличия всегда было жестом присоединения, приглашения присоединиться к некой общности заслуженных людей, к ордену. Это всегда были коллективные события, это были не награды, выпячивающие человека, а присоединение к некой коллективной сущности, которая была отмечена неким знаком. Другими словами, заслуги человека были настолько оценены, что его принимали в определённую общность. А сейчас награды, которые раздаются, – это больше некие персональные знаки отличия, которые не вовлекают человека ни в какую систему принятия решений, ни в ценностную среду, не отмечают его мировоззренческую сущность. Всё превращено в некую эмблему, знак, а иной раз и вовсе в фарс, когда ордена более высокой степени удостаивается эстрадный певец, а не заслуженный академик или конструктор.


По идее, все кавалеры определённого ордена всегда были при суверене, они его окружали, они были своеобразной средой, питающей решения суверена. Они и были элитой, формирующей ценностный каркас общества, его несущую конструкцию. Сегодня мы всё это утратили, мы превратили это всё в значки; пусть даже и статусные, но значки. И когда мы награждаем человека, мы отмечаем его по правилам пресловутой «успеховой» лихорадки, охватившей наше общество, и забываем, что в жизни редко кто достиг чего-то сам. Как правило, это работа целого коллектива, но команду никто не отмечает, никто её не показывает… А ведь если человек воспитан, то куда он «запитан»? Откуда он получил то, что его питает? Он же продукт некой социальной кузницы, влияния определённого количества людей, которые его пестовали, формировали, делая огранку его личности. Кто оставил на нем и какой след, в каких группах он присутствовал – это всё очень важно, поскольку всё происходит коллективно и никаких индивидуальных героев не бывает, они всегда продукт определённого социального проектирования: образование – это пестование образа, воспитание – это питание, просвещение – это осоление светом Истины – и т.д, и т.п. – всегда кто-то над этим работал и этот кто-то – всегда группа, всегда коллектив.


Какими ценностными ориентациями должен обладать человек, принадлежащий к ордену Александра Невского? Это и дипломат, и государственно мыслящий человек, и воин, и семьянин, духовная и высоко-нравственная личность.

Когда наши ведущие политики публично умиляются успешному персонажу, то эта публичная оценка авторитетного для системы лица – не что иное как разрушительная закладка во всю конструкцию общества, поскольку создаётся впечатление об одном человеке и при этом не видна колоссальная работа всех участников многоуровневого, комплексного процесса. Успешный человек для всех них суть всего лишь некто, присвоивший труд множества людей… И когда первым лицам представляют такого «успехового» человека, то это не та парадигма, это не народ, это отдельные люди, которые никак не вписаны ни в какой социум.

Такой подход контрпродуктивен, поскольку формируется сообщество «успеховых» людей, которые для нашего народа являются, чаще всего, просто пеной. И даже его «рукопожатость» в верхних эшелонах по возвращении его «на землю» у его окружения рождает одни вопросы: «Что ты из себя представляешь? Кто ты есть? Куда и кого поведешь? Кто за тобой пойдет?». Но самое главное, такой человек сам повреждается: его сознание инкапсулируется, а его среда, взрастившая и выпестовавшая его, сворачивается и его не принимает. Такая «успеховая» радиация убивает жизнь как лидера, так и социальной группы – микро-сообщества, из которых в результате всё наше общество и состоит.

Как эрозия почвы приводит к опустыниванию, так и «успеховость» приводит к эрозии социума. Другими словами, если мы хотим свою нацию превратить в такой же легко носимый во все стороны песок, то мы идём верным путём. Новатор, акселератор – он легко встраивается в любом месте: он настолько универсален, настолько без коммуникативных приспособлений, настолько индивидуально накачан, что находит себе оправдание, потому что надо реализовать идею. Он её реализует любым путём, за любые деньги, в любых корпорациях… С одной стороны, мы говорим о патриотизме, о приверженности к Отечеству, нашей Нации, с другой же стороны, – мы производим «успеховую» пыль и запускаем все модели и механизмы, которые нам с радостью скармливают.

Мы боремся за наш суверенитет, противостоим санкциям и одновременно, в полный рост, продвигаем парадигму «успеховых» людей. Мы не создаём творческие коллективы, не окормляем сообщества, не создаём коллективы как ценность. А между тем, правильно взращенная группа может рождать бесконечное количество тем – конечно, если она представлена своими людьми в системе образования и просвещения. Мы же разрушаем научные школы, создаём акселераторы, стартаперы, раздаём индивидуальные гранты в руки, разрушая все генерирующие системы, которые интегрированы, которые являются школами, которые строятся по принципу «ученик-учитель», «учу-учусь», и не обращаем на это внимания. По сути, – разрушаем всю экосистему, создающую смыслы.

Мало кто об этом задумывается, но своё становление человек проходит в группах. Никакого становления человека вне групп не бывает. Если даже группа неполная – например, неполная семья, – то внезапно, в разговорах появляется дед, бабушка, у ребёнка возникает целая галерея лиц родственников. Человек, не интегрированный в группу, всё равно ищет её. Даже если он в детском доме, он собирает друзей, они образуют стайки, потом они обрастают авторитетами и т.д. Именно в группе происходит становление человека и узнавание правил поведения, и там же формируется устремлённость, там же формируется стыд как несоответствие правилам, которые ему известны.


Мало кто об этом задумывается, но своё становление человек проходит в группах. Никакого становления человека вне групп не бывает. Если даже группа неполная – например, неполная семья, – то внезапно, в разговорах, появляется дед, бабушка, у ребёнка возникает целая галерея лиц родственников.

Когда же человек сталкивается с гораздо большими системами гораздо большего уровня, такими как культура, там уже срабатывают внутренние регуляторы высшего порядка, например, такие как совесть – феномен нашей культуры. По сути, совесть регулирует разомкнутые сообщества, где определённые категории социума являются чем-то большим, чем группа – это уже сообщества: профессиональные, социальные, половые, возрастные, территориальные: например, лётчики, студенты, матери, пенсионеры, сибиряки и т.д. Все эти признаки известны, они проявляются в человеке в быту, в одежде, в привычках… а в группах человек всё равно остаётся. Более того, в ту или иную культуру человека приводит группа, в том числе – в технологическую (да, да – всё есть культура). Он всегда приходит туда не один, кто-то его приводит. Посему, не бывает никакого человека вне групп и все человеческие истории вызревают в коллективе. Даже, если он виртуальный, но он тоже коллектив: человек от кого-то берёт знания, с кем-то их анализирует, проверяет, у него есть авторитеты, наставники, с которыми он полемизирует… Даже, если он успешен, он успешен в чьих-то глазах, и здесь сразу появляется социум.

Именно поэтому, если происходит выделение человека, выдвижение его в публичное пространство, то нам сразу необходимо обращать внимание на тот социум, из которого он вышел, и именно этой группе отдать должное. Стоит также понимать, что проблематика, вокруг которой собралась эта группа, её культура и ценности, – носителем всего этого является лидер, в котором все эти качества будут кристаллизоваться.

Только в группах, в коллективах создаётся система ценностей.

Возвышая и продвигая группу, мы пропагандируем эту культуру и ценности и таким образом транслируем обществу нашу приверженность этим ценностям через выделение лидера. А если лидер присоединяется через, например, орден, то этот орден должен действовать: «Он кавалер ордена чего? Того-то! А где он этот орден как институт? Чего он значит для страны, для государства, для общества?». Если люди достигли определённого уровня развития, обладают какими-то психофизическими свойствами, значит логично собирать их в сообщества, поскольку идеология – это взгляд на вещи, на людей и на события сквозь призму идеалов.

Если наша задача состоит в собирании народа, общества, то мы должны переосмыслить эти важные процессы в обществе и пересмотреть подходы к ним. Выйти в публичное пространство может и должен только тот человек, за которым есть группа, который успел собрать вокруг себя единомышленников и соратников. Он должен показать, что у этой группы есть понимание своего предназначения, есть свой проект, своя дорожная карта и что эта группа этого человека считает своим уполномоченным представителем в обществе. Яркая личность как лидер – это представитель команды, а не сам по себе фрукт, который нужно положить на полку и любоваться им, пока он не разложится. Обществу надо представлять команды, пропагандировать жизнедеятельность коллективов, их становление и тогда уже представлять лидера как бриллиант в оправе плеяды выдающихся людей.


Похороны Владимира Семёновича Высоцкого 28-го июля 1980 года.

Жизнь человека не есть жизнь человека самого по себе, это путь через группы и жизнь в группах. Человек всю жизнь проходит через группы, и даже когда он уходит из этой жизни его провожает группа, которую человек собрал своей заботой, устремлённостью, любовью.


источник



Tags: общество, успех, человек
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 103
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments