matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Прямая линия с Владимиром Путиным





В эфире телеканалов «Первый», «Россия 1», «Россия 24», НТВ, ОТР, «Мир», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» состоялась ежегодная специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».


Е.Березовская: Здравствуйте!

В эфире «Прямая линия с Владимиром Путиным».

В студии Наиля Аскер-заде…

Н.Аскер-заде: И Екатерина Березовская.

Е.Березовская: Наши коллеги Татьяна Ремезова и Наталия Юрьева работают вместе с волонтёрами в Центре приёма и обработки сообщений.

В прошлом году у нас было два проекта в одном: большая пресс-конференция и «Прямая линия». Сегодня формат нашей передачи изменился. Главное – это прямое общение. Только Президент и граждане, что называется, без лишних посредников.

Н.Аскер-заде: Во время нашего эфира вы не раз услышите о специальной платформе – мобильном приложении «Москва – Путину». Это своего рода проводник, пропуск в наш эфир, и получить этот пропуск может каждый.

Итак, в прямом эфире Президент России Владимир Путин.

В.Путин: Здравствуйте!

Н.Юрьева: Мы находимся в Центре обработки сообщений, здесь бьётся «пульс» «Прямой линии». Как вы видите, прямо за моей спиной редактор в эти минуты обрабатывает звонок. Номера, по которым можно звонить и отправлять SMS, вы видите на ваших экранах.

Но для того, чтобы лично обратиться к Президенту, есть всего один способ: выйти на прямую видеосвязь с главой государства можно с помощью специальной программы «Москва – Путину», и, возможно, Президент ответит именно вам.

Т.Ремезова: В нашем Центре обработки сообщений идёт очень тщательная, напряжённая, кропотливая работа. Почти два миллиона вопросов к нам уже поступило на эту минуту. Самым популярным средством связи, что бы ни говорили, по-прежнему остаются телефонный звонок и SMS, их в сумме уже больше миллиона. Но, конечно, многие оценили и приложение «Москва – Путину»: его скачали более 650 тысяч раз.

В этом году, как и в прошлом, нам снова помогают волонтёры. Они занимаются обращениями уже вторую неделю, и многие проблемы граждан удалось решить ещё до эфира нашей программы.

Владимир Владимирович, по практике работы на «Прямой линии» могу сказать, что в ходе эфира удаётся ответить максимум на 70–80 вопросов. Какова судьба остальных вопросов, ведь их-то уже почти два миллиона?

В.Путин: Я тоже хотел бы с этого сегодня начать нашу встречу и вот что хочу сказать.

В 2019 году, когда «Прямая линия» проходила в таком полном формате, как сегодня, поступило где-то свыше миллиона вопросов, и в прошлом году, когда проходила совмещённая и «Прямая линия», и большая пресс-конференция, поступило много сотен тысяч вопросов. Хочу вас заверить: это такое на первый взгляд самонадеянное заявление, но тем не менее хочу сказать, что мы постараемся сделать так, чтобы ни один вопрос не остался незамеченным.

Более того, в 2019 году, как я сказал, поступило свыше миллиона вопросов, свыше 500 тысяч сегодня уже обработаны и, более того, на них даны конкретные ответы. По ряду из них работа продолжается, по этим вопросам, в том числе и потому, что, для того чтобы отреагировать должным образом положительно, нужно вносить изменения и в нормативную базу, нужно включать решение этих вопросов в бюджеты регионов или даже в федеральный бюджет.

Это большая работа, и её было бы невозможно провести, если бы не помощь Общероссийского народного фронта и других общественных организаций, которые включились в эту работу и очень активно с администрациями самого разного уровня ‒ и с местными, и с региональными, и с федеральными ‒ работают, для того чтобы людям помочь.

Это, конечно, помощь мне, поскольку ответы приходят в мой адрес. Но я хочу обратиться сейчас к добровольцам, к волонтёрам, к тем людям, которые обрабатывают эти вопросы, слова благодарности хочу передать именно от граждан, потому что вопросы приходят, конечно, в мой адрес, но вы помогаете рядовым гражданам страны, и за это вам огромное спасибо, большое спасибо.

Надеюсь, что такую же работу продуктивную мы организуем и после проведения сегодняшнего мероприятия, хотя и в ходе прямого общения, надеюсь, нам удастся выйти на те проблемы, которые людей больше всего интересуют, и постараемся и в ходе сегодняшнего общения некоторые из них решить.

Спасибо большое.

Н.Аскер-заде: Напомню, для слабослышащих телезрителей есть специальная версия нашей программы с сурдопереводом на канале «Общественное телевидение России».

Предлагаю перейти к конкретным вопросам.

Конечно, больше всего всех волнует очередная волна коронавируса. Появляются новые мутации, люди хотят знать, где чёткие правила? Почему у нас вакцинация объявлялась вроде как добровольной, но теперь в Москве и в ряде других регионов две трети работающих в определённых сферах обязаны вакцинироваться? Почему массовые мероприятия вроде как под запретом, но чемпионат Евро-2020 проводить можно? Как сделать так, чтобы и губернаторы, и чиновники, и простые граждане понимали, где вот эти чёткие правила?

В.Путин: Ничего проще нет. Что касается соревнований по футболу «Евро-2021», то здесь, конечно, прежде всего мы вынуждены были исполнять обязательства, которые взяло на себя государство по организации этих крупных спортивных мероприятий.

А в целом нет ничего проще – понять, что в этой сфере происходит. Нужно только посмотреть в норму закона. Я в своё время говорил, как вы помните, о том, что я не поддерживаю обязательную вакцинацию, и продолжаю придерживаться этой же точки зрения. Надо посмотреть закон, по-моему, 1998 года, где говорится об иммунной защите населения. Там две основные составляющие – это общенациональный календарь прививок, и он является обязательным, и вот это обязательная вакцинация. Были предложения коллег перевести вакцинацию против ковидной инфекции в этот раздел национальных прививок, национального плана. Но депутаты Государственной Думы не поддержали, поэтому в этот раздел национального плана вакцинации вакцинация против COVID не попала и не является обязательной в общенациональном плане.

Вместе с тем вторая составляющая этого закона говорит о том, что в случае подъёма заболеваемости, в случае эпидемии в отдельных регионах Российской Федерации по рекомендации главных санитарных врачей руководители регионов имеют право вводить обязательную вакцинацию для отдельных категорий граждан, особенно из групп риска. Именно этой нормой закона в десяти субъектах Российской Федерации руководители воспользовались и ввели обязательную вакцинацию для отдельных категорий из так называемых, повторяю, групп риска. Это в рамках закона ещё 1998 года.

Поэтому никакой неразберихи здесь в России нет, все действуют в рамках закона, о котором я только что сказал.

Н.Аскер-заде: Но общероссийского локдауна не будет?

В.Путин: Это другой вопрос. И действия наших коллег в отдельных десяти регионах как раз направлены на то, чтобы предотвратить необходимость введения локдауна, когда закрываются целые предприятия, люди оказываются без работы, без заработной платы, когда разоряются мелкие, средние предприниматели и падают доходы населения. Для того чтобы этого не случилось, в отдельных регионах и по отдельным категориям граждан и вводятся такие обязательные нормы, связанные с вакцинацией.

Как известно, известно очень хорошо, много раз об этом уже сказали специалисты – и по телевидению, в интернете, во всех возможных средствах массовой информации, по всем каналам сказано о том, что предотвратить дальнейшее распространение эпидемии можно только с помощью вакцинации. У нас такая возможность есть: у нас четыре вакцины, они высокотехнологичные, безопасные и весьма эффективные. Поэтому надеюсь, что предубеждение у некоторых наших граждан будет проходить по мере того, как вакцинация будет продолжаться. Сейчас свыше 20 миллионов – 23 миллиона, по-моему, – уже вакцинированы. Как видим, всё у нас в порядке, и, слава богу, у нас нет таких трагических ситуаций после вакцинации, как после применения AstraZeneca или Pfizer.

Н.Аскер-заде: Успокоили про локдаун.

В.Путин: Надеюсь.

Е.Березовская: Владимир Владимирович, мы знаем все, что Вы на своём личном примере знаете, что такое вакцина, и всей стране этот пример подали. Тем не менее есть у нас вопрос. Я, если позволите, процитирую SMS, которое к нам пришло.

В.Путин: Пожалуйста.

Е.Березовская: «Скажите правду: Президент сделал прививку или нет? Почему видео не показали?»

И ещё спрашивают, какой вакциной Вы привились, не только в этом SMS, очень много таких вопросов, всем интересно.

В.Путин: Я понимаю.

Меня действительно просили не говорить о том, какой вакциной прививаюсь, чтобы не создавать каких-то конкурентных преимуществ одной вакцины перед другой. Но я вижу, что вопросов действительно очень много.

По поводу видео. Я не думаю, что это так уж важно – показать видео. А если бы делали прививку не в руку, а в другое место, тоже надо было бы показать видео?

Сейчас, знаете, жуликов очень много, которые делают вид, что делают прививки. К сожалению, медики им иногда подыгрывают – на самом деле колют, я не знаю, что угодно или вообще ничего.

Е.Березовская: Физраствор какой-нибудь.

В.Путин: Физраствор или ничего не колют.

Я надеюсь, что в большинстве своём граждане страны понимают, что если я сказал, что прививку сделал, то так оно и есть. На таком уровне, мне кажется, люди не занимаются мелким жульничеством.

Что касается меня, то тогда, когда я делал, это в феврале, что ли, было, у нас в гражданском обороте были две, по сути, – это «ЭпиВакКорона» Новосибирского центра «Вектор» и «Спутник V», как известно. Они обе хорошие. Только появилась третья ещё, но фактически в гражданском обороте ещё её не было.

Конечно, я мог сделать любую из них. Вы знаете, как ни покажется странным, особенно я с врачами-то даже не советовался, я смотрел по своим знакомым – кто что делает. Они, повторяю, обе хорошие, современные. Векторовская вакцина вообще синтетическая, как говорят, она продвинутая. Но, как мне показалось по своим знакомым, – может быть, это лишнее, но тем не менее расскажу, чем я руководствовался, – всё-таки действует она поменьше по времени, хотя у неё есть свои преимущества: после неё вообще никаких побочных явлений, в том числе даже подъёма температуры, нет никаких других побочных факторов. Но я всё-таки исходил из того, что мне нужно быть защищённым как можно дольше, и принял для себя решение привиться «Спутником V», тем более что Вооружённые Силы у нас прививаются «Спутником V», а я всё-таки Верховный Главнокомандующий.

Уже говорил, могу повторить ещё раз. После первого укола вообще ничего не чувствовал, где-то часа через четыре в месте укола небольшая чувствительность появилась. После второго я, сделав в 12 часов дня, в 12 часов ночи измерил температуру, температура была 37,2. Лег спать, проснулся – 36,6. Всё. И через сколько-то дней – дней 20, что ли, прошло – взяли кровь. Посмотрели результаты – высокий уровень защиты. И Вам рекомендую.

А Вы, кстати, сделали?

Е.Березовская: Вы знаете, нет. Я не так давно переболела, мне ещё рано. Ведь Минздрав у нас уже дал рекомендации не так давно, как быть переболевшим, как поступать с прививкой. Если я не ошибаюсь, то ли полгода, то ли 12 месяцев нужно подождать, пока есть некая естественная защита.

Н.Аскер-заде: Время подумать.

Е.Березовская: Теперь-то всё понятно.

В.Путин: Знаете, и Минздрав даёт рекомендации, и Всемирная организация здравоохранения совсем недавно, несколько дней назад, сделала свои рекомендации.

В нормальных условиях, когда нет никакой пандемии, рекомендуют ревакцинироваться через 12 месяцев, а когда всё-таки наблюдается пик, если не пик, то рост заболеваемости, рекомендуют делать вторичную прививку через шесть месяцев. Таковы рекомендации ВОЗ.

Е.Березовская: Значит, осенью.

В.Путин: А болели как, легко?

Е.Березовская: Да, можно сказать, легко. Но, видя ту картину, к сожалению, которую мы наблюдаем и в новостях, и в интернете, – страшно смотреть, очень часто…

В.Путин: Люди сталкиваются как раз с инфекцией даже после прививок – примерно 10 процентов тоже заболевают. Но болезнь проходит легко и без последствий – вот что важно. Вот это самое главное, наверное. Потому что если человек без прививки болеет, то отдалённые последствия могут быть весьма тяжёлыми. Поэтому и Вам нужно внимательно смотреть за своим здоровьем и, если есть необходимость, реабилитироваться.

Н.Аскер-заде: Послушав Вас, сейчас, конечно, многие побегут делать прививку «Спутник V», но не все. Ведь люди не идут вакцинироваться не просто так – есть вопросы к эффективности вакцин. Защищают ли они от новых штаммов? Вы, наверное, знаете о том, что болеют же и после прививок, причём многие.

В.Путин: Я только что об этом сказал – 10 процентов примерно. Но это в среднем 10 процентов. Но, повторяю, достаточно легко проходит это заболевание. Вот очень известные люди после прививки заболели – не буду сейчас фамилии называть, это всё-таки такая личная вещь, – очень известные всей стране. Вот буквально неделю назад один из моих коллег заболел: мне сказали вчера – всё, уже на работе. У меня близкие мои люди тоже некоторые вакцинировались, заболели, к сожалению, – тоже достаточно быстро всё прошло и никакими такими тяжёлыми специальными препаратами просто не лечились даже. Это просто люди из моего ближайшего окружения. Поэтому вакцинация имеет смысл.

Я встречался недавно, как вы знаете, в Кремле мы проводили награждение медалями, звёздами Героев Труда и госпремиями наших учёных, в том числе тех, которые изобрели вакцину. Я ещё раз повторю то, что я от них слышу, они выступают постоянно: болезнь может тяжело протекать, ещё хуже – последствия, отдалённые последствия. Об этом нужно обязательно думать.

Знаете, всегда есть, всегда были люди, которые вообще считают, что не нужно делать никаких прививок. Таких людей много.

Н.Аскер-заде: Антипрививочники.

В.Путин: И не только диссиденты прививочные, их достаточно много – и у нас в стране, и за границей.

Что происходит в мире? О чём говорят специалисты? Когда вакцинация идёт широким фронтом против основных инфекций, вроде всё становится нормально, и нет необходимости, люди считают, прививаться: «Чего прививаться? Никто и так не болеет почти что». Как только начинает снижаться до определённого порога, – бам, и откуда ни возьмись появляются вспышки. Тогда все уже бегут быстрее вакцинироваться.

Надо прислушиваться не к людям, которые мало что в этом понимают и пользуются слухами какими-то, а к специалистам. Ведь это происходит по всему миру. Вы знаете, я чего только не слышал: что ничего нет, на самом деле никакой эпидемии не существует. Я смотрю иногда на то, как люди говорят. Вроде взрослые люди, образованные. Не знаю, откуда они это берут. Когда говоришь, что это происходит во всём мире, – «Да, руководители стран сговорились». Они вообще понимают, что в мире происходит, в условиях каких противоречий живёт сегодняшний мир, где все взяли, собрались и сговорились? Это же чушь.

В.Путин: Это другой вопрос: искусственно или неискусственно. Вопрос, как от этого защититься? Ждать, пока заболеешь, как Вы, и чувствовать себя бодреньким и весёлым? Но Вы совсем молодой человек и в прекрасной форме, а ведь есть люди и с другой комплекцией, и с какими-то хроническими заболеваниями, и в возрасте. Это так называемые группы риска, ещё раз повторяю. Это опасно, опасно для жизни, а прививка неопасна. Нет ни одного серьёзного осложнения у нас, ничего, у меня температура поднялась 37,2. Ну и что? У дочки моей, она сделала тоже «Спутник V», у неё была 37,5, правда.

Е.Березовская: Это тоже в рамках.

В.Путин: Тоже одни сутки, и всё, всё прошло.

Н.Аскер-заде: Давайте я расскажу, как будет организована наша сегодняшняя работа.

Мы уже получили два миллиона обращений, люди продолжают писать, звонить, присылать свои сообщения. Мы их собираем и делим по темам. Обратите внимание, это основные темы, по которым мы получили обращения граждан. Можем выбрать любую, например «Связь и интернет», и узнать, что интересует наших телезрителей.

В.Путин: Хорошо.

Н.Аскер-заде: Или, например, здравоохранение. Конечно, всех волнует, как строится борьба с COVID, как проходит вакцинация, первичное звено и доступность лекарств.

В.Путин: Пожалуйста, любая, какая Вам больше нравится.

Е.Березовская: Давайте, Владимир Владимирович, как раз остановимся на подтеме «Вакцинация и борьба с COVID». Хочу обратить Ваше внимание, внизу экрана кратно обозначены федеральные округа. Мы можем выбрать абсолютно любой, посмотреть, из каких городов люди обращаются.

В.Путин: Да, пожалуйста.

Е.Березовская: Также нужно обратить внимание, что у нас разный вид обращений: что-то в формате видео, где-то текст, будут и звонки, и прямые включения. Я предлагаю запустить видеообращение из Москвы. Запускаем?

В.Путин: Пожалуйста, любое.

Е.Цветков: Добрый день!

В.Путин: Здравствуйте!

Е.Цветков: Цветков Евгений, город Москва.

В.Путин: Добрый день, Евгений!

Е.Цветков: Моя супруга ‒ преподаватель одной из московский школ, имеет медицинский отвод из-за давнего хронического заболевания. Но руководитель, директор школы, не принимает этот медицинский отвод и требует до 15 июля представить документ о вакцинации. Моя супруга никак этого сделать не может в настоящее время, в противном случае её обещают уволить. Скажите, насколько это законно?

В.Путин: Это незаконно, сразу могу сказать. Если есть медотвод, отвод по медицинским соображениям, требовать вакцинации никто не имеет права. Я думаю, что просто директор школы, где работает Ваша супруга, не знает об этом. Надеюсь, что он это услышит и эти требования незаконные снимет.

Е.Березовская: Давайте продолжим отвечать на вопросы по этой теме.

Я вижу, у нас есть сообщение из Омска, давайте посмотрим. Человек переболел, выписали, сказали, что есть бесплатная реабилитация в одном из трёх возможных учреждений. В одном не оказалось квот, в другом надо заплатить 50 тысяч рублей. Что Вы ответите этому человеку, который переболел? Я тоже переболела, знаю, что нужна реабилитация какое-то время.

В.Путин: Да, действительно, и мы сейчас занимаемся тем, что организуем эту работу. По сути, ведь реабилитации в России, вообще, как такого фактора оздоровления людей после перенесённых заболеваний фактически не было никогда.

Е.Березовская: А раньше санатории были, помните, в советское время?

В.Путин: Ну да, санатории были, они и сейчас есть, кстати говоря, они работали, как правило, как дома отдыха, как гостиницы. Но это было в советское время, в советское время много чего было, а много чего не было.

Е.Березовская: И COVID не было.

Н.Аскер-заде: И COVID не было, слава богу.

В.Путин: Там были другие заболевания. И, кстати говоря, в условиях Советского Союза при достаточно жёсткой системе вакцинации, а там было практически всё обязательно… Вас кто-нибудь спрашивал, когда детей в школе вакцинировали? Никто не спрашивал. Тук-тук-тук! Всем ставили одинаково.

Е.Березовская: Вам тоже?

В.Путин: И мне тоже, конечно. А что же? Я жил в простой рабочей семье. У меня родители были рабочими. Кто их там спрашивал? Никто никогда не спрашивал. И меня никто не спрашивал. В очередь выстроили в медкабинет: пам-пам-пам, всем сделали, всё, до свидания. Но зато стабильная была ситуация с точки зрения борьбы с инфекциями. Потом, после развала Советского Союза, развалилась социальная система в значительной степени, в том числе и многие вопросы, связанные с темами, которые мы обсуждаем сейчас.

Сейчас мы будем вкладывать серьёзные деньги, специально выделили отдельные средства на систему реабилитации и прямо сейчас будем заключать контракт на приобретение необходимого оборудования. Дело в том, что, для того чтобы проходить реабилитацию после ковида, – а ковид ударяет и по сосудам, и по органам дыхания, и по другим системам организма, – нужна специальная техника, специальное оборудование. Эти деньги выделяются, они уже практически выделены. Сейчас эта работа начнётся.

То, что предлагается за какие-то деньги, я уж не знаю, в связи с чем, но повторю ещё раз: можно посмотреть конкретный случай, если там есть данные, мы найдём.

Е.Березовская: Если хотите, мы можем связаться с автором этого обращения. Он из Омска.

В.Путин: Да, давайте свяжемся.

Е.Березовская: В течение программы. У нас есть такая возможность.

Н.Аскер-заде: Автор – Евгений Цветков, мы тогда к нему вернёмся.

А сейчас давайте переместимся в Центр обработки сообщений.

В.Путин: Но средства на создание системы реабилитации против ковида выделены, и эта система создаётся.

Н.Аскер-заде: Мы перемещаемся в Центр обработки сообщений. Наталия Юрьева, Вам слово.

Н.Юрьева: Спасибо.

Наш Центр обработки сообщений буквально заваливают вопросами. Их уже почти два миллиона. Давайте узнаем, откуда звонят люди. Здесь, например, вижу обращение из Москвы. Здесь ещё пока человек не представился. Конечно же, очень много вопросов по теме вакцинации. Я знаю, что здесь есть видеовопрос. Откуда?

Реплика: Из Москвы.

Н.Юрьева: Тоже из Москвы. От Екатерины Качайловой. Давайте посмотрим ролик, который она нам прислала.

В.Путин: Пожалуйста.

Е.Качайлова: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Екатерина, город Москва.

Я планировала получить вакцину против COVID-19, но, к сожалению, в пунктах вакцинации врачи не смогли ответить на вопрос, не являются ли мои заболевания противопоказаниями для получения прививки. Узнать свою температуру, померить давление я могу и дома и, конечно же, не пойду за прививкой при плохом самочувствии.

Скажите, пожалуйста, где можно получить квалифицированную помощь и ответы на мои вопросы: какие могут быть риски и последствия при получении данной прививки?

Благодарю Вас за помощь и ответ.

В.Путин: Катя, ответ очень простой, лежит на поверхности. Если у Вас есть какие-то заболевания, хронические или совсем недавно приобретённые, Вы о них знаете, наверняка Вы общаетесь с врачом, со специалистом, который Вас ведёт как своего пациента, ‒ вот к нему и надо обратиться. Он должен Вам ответить: Вам показана прививка или нет? Ничего проще нет.

Е.Березовская: Я так понимаю, она не нашла ответа на этот вопрос.

В.Путин: Нет. Ведь Катя сказала, что она обращалась в прививочные пункты. А в прививочных пунктах это могут и не сказать. Там же кто работает? Там работают медсёстры и так далее. А речь-то идёт о, возможно, узких специалистах, которые ведут своего пациента. Вот к ним и нужно обратиться с вопросом, можно делать прививку или нет. И они должны ответить.

Н.Аскер-заде: Я предлагаю вернуться в колл-центр. Есть у вас ещё звонки, сообщения?

А.Максимов: Здравствуйте, Владимир Владимирович Путин!

В.Путин: Здравствуй!

А.Максимов: Меня зовут Максимов Саша, я ученик третьего класса школы 2070 города Москвы.

Через два месяца у нас начинается новый учебный год. Скажите, пожалуйста, как мы его встретим: за партой или же дома?

Спасибо.

В.Путин: Саш, не могу сейчас тебе этого сказать. Полноценного ответа на этот вопрос у меня нет, потому что мы не знаем, как будет развиваться ситуация с коронавирусной инфекцией в стране и там, где ты живёшь.

Тем не менее вопрос понятен, но скорее всего, что дети младших классов, конечно, будут ходить в школу, ведь мы и раньше их практически не закрывали, в самые сложные времена прошлого года, весной и летом прошлого года. Поэтому, скорее всего, в начальных классах учебный процесс будет организован в обычном режиме.

А в старших надо будет посмотреть, исходя из конкретной ситуации, как я уже сказал. Но я думаю, я надеюсь в конце концов на то, что всё-таки мы достигнем такого коллективного иммунитета, о котором говорим, в том числе благодаря активному прививочному процессу, и школы, и высшие учебные заведения, и предприятия малого, среднего бизнеса, крупные наши компании будут работать в обычном режиме.

Е.Березовская: Владимир Владимирович, понятно, что у Вас теперь есть иммунитет не только к коронавирусу, но и, наверное, к каким-то недружественным странам.

Такой вопрос к нам пришел через СМС по номеру 04040: почему Украина не входит в список тех самых недружественных стран? Игорь Обоймов, Москва.

Ещё одна на эту же тему: Вы с Зеленским будете встречаться?

В.Путин: Почему Украина не входит в список недружественных стран? Потому что я не считаю, что украинский народ – недружественный нам народ. Я уже много раз говорил об этом, могу повторить ещё раз: я считаю, что украинцы и русские – это вообще один народ.

Смотрите: евреи в Израиль приезжают из Африки, из Европы, из других стран мира. Вот из Африки вообще чёрненькие приезжают, так? Из Европы приезжают – говорят на идише, а не на иврите. Вроде непохожи друг на друга, а всё равно еврейский народ дорожит своим единством.

Чего далеко ходить, в Израиль? У нас есть такой народ, один из коренных народов России, как, скажем, мордва. Там есть эрзя, мокша, потом ещё есть, по-моему, шокша, ещё три группы, но все они считают себя мордвой, мордвинами. Говорят, в общем-то, на языке одной группы, но всё равно эрзя и мокша друг друга даже не понимают. У них язык отличается больше друг от друга, чем русский и украинский, но они дорожат своим единством.

Почему? По нескольким причинам. Во-первых, они умные и понимают, что дробление ни к чему хорошему не приводит, просто расслабляет этнос. Дальше: есть внешние факторы. Что имею в виду? Русский народ всегда старались растащить и раздробить, это идёт ещё со средних веков, с Речи Посполитой, потому что сама Польша хотела стать великой державой, поэтому старалась раздробить всех, кто вокруг, всех, кто рядом. А потом это подхватила Австро-Венгрия в преддверии Первой мировой войны. Но мы-то вообще должны это понимать.

У нас как раньше трактовалась этническая составляющая? Были великороссы, белороссы и малороссы. Потом под воздействием внешних факторов, а потом ещё большевики внесли свою лепту, у нас начали как бы разделять единый русский народ. Кстати говоря, ‒ мы, к сожалению сейчас не сможем поговорить об этом подробно ‒ я уже думал над этим, я статью напишу отдельную. Напишу отдельную аналитическую статью и надеюсь, что и в России, и на Украине с ней познакомятся люди, я изложу своё отношение к этому делу.

Е.Березовская: Потому что люди много просто не знают, не знают истории.

В.Путин: Ну конечно, ну никто же этим не интересуется, люди живут в своём мире. А это важно для нас для всех.

Ну так вот я не считаю, что украинский народ является недружественным. Нет, ничего подобного. Мы единое целое. Вот руководство Украины, сегодняшнее руководство сегодняшней Украины явно недружественно к нам. Это совершенно очевидное дело. Иначе трудно было бы объяснить проект закона, который сейчас внесён Президентом в Раду, а именно о коренных народах, где русский народ объявляется некоренным на этой территории. Ну это вообще просто уму непостижимо. Понимаете, испокон веков здесь жили русские люди, и теперь они объявляются там некоренными. К чему это приведёт? Это приведёт к тому, что часть людей может уехать. Но куда ехать-то? Квартира, работа и так далее. Тогда будут вынуждены переписываться, потому что они чувствуют себя людьми второго сорта. Это приведёт к сокращению общего числа русских. Знаете, это сопоставимо по своим негативным последствиям с применением какого-то оружия массового поражения. Это серьёзное дело. Выдавливают русский язык из практической, реальной жизни.

Знаете что, везде хватает узколобых людей и крайних националистов: у нас такие есть, и на Украине такие есть. Они действуют от чистого сердца, но не от большого ума. Результаты их работы разрушительны. Это касается и подавления оппозиции на Украине.

Виктора Медведчука, который на самом деле, на мой взгляд, является украинским националистом, взяли заперли в преддверии избирательной кампании дома, браслет надели. Принимаются решения абсолютно незаконные и неконституционные. На это никто не обращает внимания. Просто как бы внутри страны дают понять, что нет никакой легальной возможности у тех сил, которые хотят выстроить и укреплять свою страну, в том числе на путях строительства нормальных отношений с Россией, у них нет никаких шансов. Подавляют на корню: кого-то сажают в тюрьму, кого-то под домашний арест, кого-то убивают на улицах.

Что встречаться с Зеленским, если он отдал свою страну под полное внешнее управление? Ключевые вопросы жизнедеятельности Украины решаются не в Киеве, а в Вашингтоне, отчасти в Берлине и в Париже. Ну и о чём разговаривать?

Тем не менее я не отказываюсь от встреч подобного рода, надо только понять, о чём говорить.

Е.Березовская: Владимир Владимирович, мне подсказывают редакторы, что мы дозвонились до Евгения Цветкова, который рассказывал историю своей жены, которой с медотводом грозит увольнение.

В.Путин: Да, пожалуйста.

Е.Березовская: Я прошу прощения, давайте выведем звонок, который у нас касается немножко другой темы, но смежной – реабилитации после COVID.

В.Путин: Пожалуйста.

Н.Аскер-заде: Из Омска. Владимир Васильков.

Абонент недоступен.

Е.Березовская: У нас не получилось с первого раза. Но я думаю, мы ему дозвонимся в течение программы.

В.Путин: В ходе работы, может быть, вернёмся к этому ещё.

Е.Березовская: Конечно.

Н.Аскер-заде: Давайте переместимся в центр обработки сообщений.

Татьяна, Вы на связи?

Т.Ремезова: Да, коллеги, спасибо большое.

Мы обработали уже десятки тысяч вопросов, смотрели, перезванивали, уточняли детали. Стабильно в пятёрке самых популярных актуальных тем – это экономика и рост цен. Если вбить слово «цена», «цены» в нашу базу вопросов, вылезают просто десятки тысяч обращений.

В.Путин: Понятно.

Т.Ремезова: И я вижу, что одно видеообращение записано прямо в продуктовом магазине. Давайте его посмотрим.

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович!

Подскажите, пожалуйста, как так получилось, что у нас бананы из Эквадора ‒ вот цена ‒ стали стоить дешевле, чем морковь из наших соседних областей ‒ вот такая цена. И также вопрос по картофелю: откуда вот такая цена? Как прожить человеку, моей маме, например, с зарплатой, равной прожиточному минимуму, с такими ценами на продукты? Вообще, кто-то контролирует у нас цены в России или они сами по себе как-то устанавливаются? То есть как кто придумал какую цену, мы можем такую цену и написать?

Н.Аскер-заде: Я, если правильно записала, морковь была 110, бананы – 70.

Е.Березовская: А масло – 500‒600.

В.Путин: Значит, смотрите. Сегодня мировые индексы на продукты питания находятся на самой высокой планке за последние 10 лет. К сожалению, это общемировая тенденция – рост цен на продовольствие, везде так происходит.

И конечно, имею в виду, что Россия является частью глобальной экономики, на нас это тоже отражается. Причин там много, я сейчас не буду перечислять: и печатание денег в основных странах-эмитентах, и так далее, и так далее, ковидные последствия, сокращение производства, сокращение рабочих мест, работающих и так далее.

У нас самый большой рост на продукты питания был в прошлом году, в начале этого. Больше всего вырос сахар – 41 процент, потом подсолнечное масло.

И Вы, наверное, знаете, видели, по этому поводу мы объясняли с Правительством. Правительство приняло ряд решений на этот счёт по сдерживанию цен на продукты питания.

Какие это меры? Заключили соглашение между производителями и торговыми сетями – первая мера. Вторая – выдали субсидии производителям конечной продукции на закупку сырья по высоким ценам. Затем ввели в сфере внешней торговли повышенные вывозные таможенные пошлины. Вопрос идёт о других мерах регулирования, так что в целом на это, конечно, государство обращает внимание. Может быть, иногда несвоевременно. Я об этом как раз говорил на одной из встреч с Правительством. Повторяю ещё раз: меры принимаются.

Что касается масла, Вы сказали, 500‒600. Цены на молоко в целом стабильны, а, как известно, масло делают из молока, поэтому и рост там где-то в последнее время наблюдался от трёх с половиной до пяти процентов. Обращаю внимание на то, что это меньше уровня инфляции, потому что инфляция у нас подросла почти под шесть процентов, 5,9 сейчас показывает. Так что это меньше уровня инфляции.

Тем не менее, конечно, проблемы есть. То, о чём, Валентина, по-моему, говорила, – это так называемый борщевой набор: морковь, картошка и так далее.

Е.Березовская: Она спрашивает, почему бананы стоят дешевле, чем морковь.

В.Путин: Сейчас скажу. Не только морковь, там и картофель. Потому что у нас своей продукции не хватило. В прошлом году мы произвели картошки, например, 19 с лишним миллионов тонн. В этом году будет примерно 22 миллиона – надеюсь, нам хватит с лихвой. Этого миллиона как раз и не хватило. Поэтому завозят, как правило, не из соседнего региона, а, как правило, из-за границы, из той же Белоруссии или из Турции, где теплее, – оттуда везут. Конечно, в этом смысле нужно смотреть на вопросы логистики, сколько это стоит с учётом доставки и так далее.

Разумеется, и здесь надо посматривать, но, повторяю ещё раз, скоро будет урожай овощей, и надеюсь, что это отразится и на ценах. Хотя это один из вопросов при развитии сельского хозяйства – это овощи и фрукты, а они у нас пока производятся в недостаточном для внутреннего потребления объёме.

Скажем, по курице, по куриному мясу или по свинине мы проблему практически целиком закрыли, внутреннее потребление, даже экспортируем, экспортируем много. Кстати, в прошлом году сельское хозяйство заработало на экспорте рекордную цифру – 30 миллиардов долларов, свыше 30 миллиардов. Такого не было никогда.

Кстати говоря, и по зерну тоже принято решение, связанное с тем, чтобы сдержать цены на хлебобулочные изделия внутри страны, – это квотирование экспорта и вывозные таможенные пошлины.

И рост цен на хлебобулочные изделия, скажем, на масло подсолнечное – 0,1 [процента] всего за последнее время, рост на сахар – тоже где-то 0,1. То есть в принципе меры регулирования применяются, и они дают свой эффект, но, к сожалению, не по всем группам товаров. Будем дальше работать.

Н.Аскер-заде: Предлагаю к теме сельского хозяйства вернуться чуть позже, потому что сейчас наконец-таки мы связались с Омском.

Василий Алексеевич Васильков. Давайте выведем этот звонок в эфир.

В.Путин: Пожалуйста.

Н.Аскер-заде: Василий Алексеевич.

В.Васильков: Владимир Алексеевич.

Н.Аскер-заде: Прошу прощения. Владимир Алексеевич, мы Вас слушаем.

В.Васильков: Здравствуйте!

Я отработал более 40 лет, и мне присвоили звание «Ветеран труда Омской области». Сейчас немножко пенсию прибавили – «Ветеран труда» убрали, льготу убрали. Платили хоть 550 рублей, а сейчас я никто. В душу наплевали. Не я один такой.

Н.Аскер-заде: Я прошу прощения, Вы прислали вопрос о том, что переболели коронавирусом и нужна реабилитация.

В.Васильков: Да, и этот вопрос был.

В.Путин: Пожалуйста, Владимир Алексеевич.

Что касается «Ветерана труда», я знаю, к сожалению, это проблема, с которой нередко люди сталкиваются в регионах. Это региональное решение, когда присваивались эти звания «Ветерана труда», и регион же принимает решение о том, чтобы лишить человека этого звания. Считаю, что это абсолютно необоснованно. Если уж это звание было присвоено…

В.Васильков: Не я же один такой.

В.Путин: Я знаю и считаю, что это неправильное решение. Моё мнение такое, и надеюсь, что в Омске меня услышат. Потому что у нас вообще есть такое общее правило, кстати говоря, предусмотренное и Конституцией: нельзя людей лишать тех льгот, которые они уже имеют. Надо внимательно посмотреть на эту сторону дела всем нашим руководителям любого уровня.

Н.Аскер-заде: Как и обещала, может быть, вернёмся тогда к теме сельского хозяйства?

В.Путин: Да, пожалуйста.



Далее здесь



Tags: 2021-й, Путин, Россия, общество, прямая линия
Subscribe

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 98
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments