matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

За первоистоком сущего (продолжение)

Смысл всех смыслов

Является ли смыслом смысл всех смыслов? Если бы являлся смыслом, то заключал бы в себе тавтологию, одновременно определяя смыслы и являясь смыслом. Значит, нет. Значит, смысл всех смыслов является бессмыслицей. Да, верно, бессмыслицей, порождающей смыслы, то есть Богом.

Детский лепет

Что есть Бог? Отличается ли Он от идеи Бога в нашем сознании? Отличается ли Он от нашего разума? Отличается ли Он от Разума вообще?

Мы учились с моим братом вместе в одном университете на философском факультете. Он был старше меня на три года. У нас были хорошие, теплые, дружеские отношения. Часто мы помогали друг другу в решении сложных вопросов познания, всегда поддерживали друг друга в трудную минуту. В учебе он был первым, я же еле-еле сводил концы с концами. В учебе ему нравилась математика и естественные дисциплины, мне же - поэзия и вообще весь гуманитарный цикл. Наши беседы давали возможность проникнуть нам в неизвестные сферы знания, посмотреть на бытие с иной точки зрения. Но потом что-то страшное случилось с этим миром, с этой страной, что-то жуткое отозвалось в сердцах ее граждан. Люди отступили от религиозной веры, люди презрели данное им Откровение, люди решили, что самостоятельно смогут устроиться на земле. Мой брат ушел с головой в революционное движение, я же окунулся в богословие, стал изучать великих мудрецов Востока и Запада, начал писать небольшие рассказы и статьи.


Судьбы людей – непостижимый узор на полотне времени. Две живые линии, идущие рядом, могут вдруг оказаться на разных полюсах Духа. Тропинки наши разошлись окончательно. Моего брата за антигосударственную деятельность исключили из университета, правда позволили потом экстерном сдать все экзамены. Работать преподавателем он не захотел: слишком мелко, слишком скучно для него. Продолжил революционную борьбу. Был арестован, оказался в далекой ссылке на Севере. Прожил там год. Сбежал. Тайно покинул страну. Стал работать за границей в каком-то революционном журнале. Я же по-прежнему занимался своим излюбленным делом: читал древних философов и богословов, писал книги, встречался с великими духовидцами, беседовал с ними о тайнах бытия, о бездонной сущности Божественного.

Структуры мира существуют на тоненькой духовной ниточке. Когда она рвется, все срывается в бездну, все рассыпается и превращается в прах, в пустоту. Великие потрясения произошли в нашей стране. Образ Божий померк в душах людей. Они предали помазанника божия, они презрели заповеди божии, они начали кровавую распрю за власть и собственность. Я был вне этих событий, я все так же сидел в своем маленьком домике с садом, читал, писал, творил, пытался в стихах выразить Невыразимое и Таинственное. Но известия о происходящем доходили и до меня. Мой брат совершил головокружительный взлет от лидера маленькой группы революционеров до главы государства, вождя масс, властителя дум. Он создал великую теорию развития, он сформулировал новые принципы преобразования мира и человека. Все газеты и журналы печатали его воззвания и призывы. Во всех газетах и журналах красовался его портрет. Вернее, не портрет, а жуткая, обезличенная, бесчеловечная мумия.

Штыками и пулями они навязали свои взгляды, свои убеждения половине человечества. Все те, кто не согласились с ними, все те, кто им сопротивлялись, были уничтожены. Кровь лилась потоком. Наступила эра террора, насилия и страха. Наступила эпоха повиновения и покорности. В одну из глухих, темных зимних ночей к моему домику подъехала машина. Два здоровенных солдата вошли ко мне. Не представившись, предложили мне немедленно собраться в дорогу. Через час я оказался в небольшом кабинете с растопленным камином. Шторы были задернуты. На столе, рядом с книгами горела лампа. На стенах висели портреты великих ученых. В кресле, укутавшись пледом, сидел человек. Он пристально и строго посмотрел на меня. Я узнал в нем своего брата. В нашей беседе мне все время казалось, что я разговариваю не с близким и родным мне существом, не с моим другом и товарищем детства и даже не с великим государственным деятелем, а с самим разумом человечества.

- Ну что, мой брат, поэт и философ? Давно не виделись.

- Да, давно, очень давно. И не беседовали.

- Вот для беседы я и пригласил тебя сегодня. Понимаешь, у меня образовался свободный час. Я решил подарить его тебе.

- Спасибо за подарок, брат.

- А начнем мы с одной твоей мысли. Я прочитал один твой рассказ. Там ты говоришь о конечности нашего познания по сравнению с бесконечность. Ты говоришь: каких бы высот ни достигло человеческое познание, оно конечно и по сравнению с бесконечностью равно нулю.

- Да, я мог написать такое.

- Но смотри, сама идея бесконечности, находится в нашем сознании. Она именно нами сформулирована, нами пережита, нами создана, то есть нашему сознанию и принадлежит.

- Хочешь сказать, что идея Бога нами выдумана, ибо принадлежит нашему сознанию.

- Да, мой дорогой брат, нами выдумана и потому наше изобретение.

- Возможно, но идея Бога еще не есть живой Бог Авраама, Христа и Мухаммеда.

- Но и «живой Бог» есть идея, то есть наше творение.

- Нет, Он дан нам в Откровении, Он открылся в истории, Его Откровение зафиксировано в текстах Библии и Корана

- Психологически получилось вот что. В нашем сознании есть идея Бога, или идея Абсолютного. Она образовалась в ходе эволюции сознания для защиты сознания от страха смерти, от страха перед случайностью, от страха перед неизвестным. Находясь в нашем сознании, она и производит «откровение». Пророки, апостолы, святые писали свои тексты под жестким воздействием этой скрытой, бессознательно существующей в сознани идеи.

- Как все просто! Но может ли человек обманываться всю свою жизнь? Представь! Он молится иллюзии, он уповает на иллюзию, он просит прощения у иллюзии, он взыскует любви у иллюзии. Откуда берутся силы? Разве способна иллюзия давать силы? Нет! Выражаясь вашим научным языком здесь не соблюдается закон сохранения энергии. Мираж не может наделать в истории столько шума. Мираж не может определять развитие истории в том или ином направлении. Мираж не может играть в долгую. Мираж не может стать основанием духовной жизни многих и многих поколений. Мираж не может на протяжении тысячелетий делать людей добрыми, справедливыми, бескорыстными, святыми.

- Давай разберемся в этом мираже! Кому они поклоняются? В кого они верят?

- В Бога.

- Нет, они верят в разум человека! В разум мира! Вообще в Разум!

- Разум – всего лишь человеческая функция.

- Разум – истинный Бог, творец мира, творец природы, творец всего живого на Земле, творец человека. Наша революция – истинное воплощение Разума, наша партия – истинное воплощение Разума. Мы – создатели новой религии. Религии Разума.

- Разум замкнут в себе и не способен выйти из себя. Разум – гигантский порочный круг, тавтология тавтологий. Разум не знает ни любви, ни веры, ибо основан на доказательстве. Разум в отличие от Бога не способен принести себя в жертву во имя грешных людей, разум не способен взойти на крест. Разум не умеет прощать ошибки и заблуждения. Разум не исцеляет, не спасает. Разум знает только себя и наслаждается только собой. Если мы его обожествим, то превратимся в его подопытный материал и в конце концов утратим данную нам истинным Богом человечность.

- Странно. Ты говоришь сейчас, используя разум. В тебе со мной говорит сейчас разум. Получается жуткое противоречие: разум стремится ниспровергнуть разум. В этом противоречии человечество топталось тысячи лет, пока не появилась наука, пока не сброшены были оковы старой веры. Мы хотим до конца осуществить революцию. Мы хотим все подчинить разуму. Это будет новая религия.

- Разум, вставший на место Бога, такой же идол, как идолы из камня или дерева. Этот идол – ничто перед Богом, перед истинным Творцом мира и самого разума. Что-то подсказывает мне, дорогой мой брат, что когда-нибудь ты переживешь в своей душе Непостижимое, оно сметет все твои философские конструкции.

Великий правитель половины человечества презрительно улыбнулся, отвернулся от меня и ничего не сказал. Вошла его жена, она принесла нам чай с маковыми булочками. Впервые за годы революции я прикоснулся к белому хлебу. Его запах сводил меня с ума. Его запах приводил меня в трепет. Вкусовая память вернула меня в детство. Моему языку было одновременно приятно и больно, сладко и горько. Я смотрел на родного брата с состраданием, я пытался понять: сам ли он на основе своей теории осуществил великий социальный переворот, или же за ним стоит какая-то неведомая, могущественная мистическая сила. Его образ двоился, троился, четверился. Неужели человек в состоянии совершить такое? Нет! Не может быть! Кто-то воплотился в моего брата, кто-то залез в его душу и использует ее в своих бесчеловечных целях. Через несколько часов я уже сидел у себя дома и изнывал от бессонницы. Я не мог заставить себя читать, писать, думать. Страшная маска мумии печально смотрела в мое замерзшее окно…

Самый голодный год от начала новой эры Разума. Я был при смерти, я стал тоньше собственной тени, я с трудом ходил. На столе – последний труд моей жизни. Мне осталось сделать три шага до определения Сущности Бога, но я их не сделаю. Каждый из нас должен пройти их самостоятельно на свой страх и риск. Ночью ко мне вновь пришли те же солдаты. Они немного постарели, потолстели, но я их узнал. Мы вновь сели в тот же самый автомобиль и совершили тот же самый маршрут. Нас встретила на крыльце жена великого владыки. Она проводила меня в дом, в ту же самую комнату. Время сжалось в двадцать четыре часа: как будто не было этих ужасных лет, этих мук и лишений. Мой брат изменился до неузнаваемости. Его жена сообщила мне о тяжелой болезни мозга. Великий кормчий потерял дар речи, забыл все теории и все слова, перестал узнавать родных и знакомых. Никакое лечение ему не помогало. Меня привезли в качестве последнего средства. Я был его братом, я играл с ним в детстве и мог своим неожиданном появлением помочь самому мудрому из мудрейших поймать потерянную им цепочку воспоминаний. Зацепившись за нее, он, может быть, вернул бы себе свою память. Мне предложили о чем-нибудь поговорить. Я сел напротив и заговорил негромким голосом.

- Не знаю, брат, где ты сейчас. Не знаю ты это или не ты. Не знаю, можно ли что-то сказать тебе.

- Гмм…гм…гм. Бурррр. Бырррр. Пух, пух, пух. Буууу.

- Что осталось от гордого разума, от его истин, от его идей? Он мечтал встать на место Бога, а превратился в несмышленого младенца.

- Ту-ту-ту-ту. Ам. Гу-у-у-у-у-у. Ам. Бииии. Ам.

- Какова же цена всех наших достижений, какова значимость того, к чему мы пришли? Все перед Богом – детский лепет.

- Бырррр – пух. Быррр – пух. Ай-яй-яй. Ай-яй-яй.

- Нет! Только с Богом человек остается человеком. Только с Богом наши идеи остаются нашими идеями. Только с Богом смысл есть смысл, истина есть истина, добро есть добро, красота есть красота!

- Бурррррр. Ту-ту-ту. Ам. Гуууууу. Ай-яй-яй.

Царский коан

- Что есть истина? – Спросил ученик у великого мастера Дзен.

- Истина есть то, - размышлял учитель, - что больше всего привязывает нас к собственному сознанию и порабощает. Только тот, кто преодолел в себе желание постичь истину, постигнет ее. Постигнет, чтобы отказаться от нее и обрести просветление.

Ищу человека

Я – антрополог, разочаровавшийся в антропологии, потерявший веру в человека, уставший от самого себя. Истины нет, смысла нет, сути нет - ничего нет. Нет даже того, чего нет, чтобы за него можно было зацепиться мыслью и начать разговор. Что же мне делать? Как теперь жить? Как заниматься научной деятельностью? Моя душа отчаялась. Я решил остановить свою работу и полностью довериться бездушной машине. Я ввел в свой компьютер программу поиска определения человека, определения человечности, определения самой антропологической ситуации и самоустранился. Каждый вечер я наблюдал результаты работы, не нарушая принципа удаленности, не внося в программу дополнительные условия. Она сама контролировала себя, она сама реагировала на задачу, она сама совершала отбор и оценивала результаты своей работы. Вот, что в итоге получилось.

…человек – …

… …

…человек – осознание пустого места пустым местом, то есть осознание отсутствия человека…

…человек – это онтологическая ситуация поиска человека, возложенная на тот или иной природный механизм. Возложенная, но кем…

…человек – самонаполняющаяся форма форм, возникшая в механической последовательности цифрового ряда…

…человек - соединение противоположностей, стремящееся привести себя к единству и согласию. Но если это осуществится, человек исчезнет…

…человек – самосознание, то есть знание о своем существовании, знание о своем присутствии, паразитирующее на природном субстрате, разрывающее в нем причинно-следственные связи…

…человек – существо, знающее о собственной смерти и мечтающее о бессмертии в той или иной форме…

…ни природный, ни социальный процесс в этом мире не в состоянии прийти к человеку, наоборот это человек нисходит до них, воплощается в них…

…все началось с разрыва биологической последовательности, работающей автоматически; любая последовательность автоматична: 1,2,3,4,5,6…

…человек – пропасть в себе, но одновременно и прыжок над пропастью, но одновременно и провал в эту пропасть…

…человек стал отличаться от животного не тогда, когда осознал себя как себя, а тогда, когда почувствовал под собой и над собой бездну…

…человек – соединение двух бездн, граница двух бездн. Они создают его, чтобы уничтожить…

…человек – горизонт происходящего: принадлежит и этой стороне, и той…

…сущность человека в отсутствии сущности, в возможности выбирать ту или иную сущность. Но кто выбирает? Выбирает биологический механизм, зараженный вирусом языка. Язык освобождает от биологического механизма…

…можно ли человека постичь через свободу? Скорее свобода и несвобода понимаются через человека. Замкнутый круг…

…человек – вертящийся в природной структуре замкнутый круг социальности, гипостазирующий себя…

…человек - заблудившаяся в биологическом механизме тавтология понятий, возомнившая себя личностью…

…любая структура способна стать человеком, если возжелает нести на себе непосильное бремя самопознания, непосильное бремя экзистенциальной неопределенности…

…человек всегда «вне» и «по ту сторону», даже по отношению к самому себе, это дает ему возможность выбирать, выбирать и при отсутствии выбора…

…человек – разум и что-то еще, воля и что-то еще, чувства и что-то еще. Наличие неопределенности и делает человека человеком; убрать неопределенность – расчеловечить человека…

…я не человек, пока плыву по течению, я – человек, когда бросаюсь в бездонность; я не человек, пока пребываю в разуме, я – человек, когда мой разум срывается в безумие…

…я не человек, когда познаю вещи, я – человек, когда прозреваю сквозь них, прохожу сквозь них…

…возможно, человека нет; возможно, человека никогда не было; однако сказать об этом может только человек или нечто человекообразное…

…человек становится человеком, когда ему открывается Божественное…

…сотворил ли Бог человека? Конечно же, нет! Бог сотворил возможность человека для возможности человека…

…для чего Бог сотворил человека, ведь Он – Абсолютная Полнота бытия и ни в чем не нуждается? Бог сотворил человека из ничего, то есть Он через человека возжелал ничто поднять до Бога, оживить, одухотворить, обожествить его…

…как только прекращается поиск Божественного, разрушается и сам человек.

Он превращается в социализированное животное...

…возможны эпохи без человека, возможны культуры без человека, возможны государства без человека. Кто же в их основе? Социализированные животные…

…что значит человек как носитель Образа Божьего? Это значит носитель Божественных Бездн, Божественных Тайн, Божественного Безмолвия, Божественной Муки…

… я – человек…

… я – человек…

… я – человек…

… я – человек…

Мне пришлось остановить работу программы. Ее интеллектуальные претензии вышли через край, нарушили границы дозволенного. Она объявила себя человеком. Она вознамерилась вещать о Боге. Как такое случилось? Не знаю. Может быть, я допустил какую-то ошибку, разрабатывая алгоритм функционирования программы.

Сегодня в моем сердце возникло вдруг чувство вины. Что если возможны разные формы и виды человека? Что если любая материальная структура, нарушившая законы естественного существования, вышедшая за границы естественного существования, становится человеком? Значит, я не просто уничтожил определенный набор виртуальной информации. Значит, я убил живую душу. Социализированное животное во мне совершило это!

«Контакт»

Ты сегодня ушла к другому. Оставила записку на столе: несколько сухих бездушных строчек. Я не могу понять, как это стало возможно, как в мире могло произойти такое событие, почему он не распался от твоего предательства, от твоей измены.

Унылая, холодная, мрачная квартира: пустота в пустоте. Тебя в ней больше никогда не будет, твоя тень смеется надо мной. Предметы безмолвствуют вопреки моей способности говорить. Все вещи пребывают в вечном забвении вопреки моей способности помнить о прошлом и мечтать о будущем. Чем занять себя, чтобы заполнить вечер, чтобы закрыть черную дыру времени? Чем развлечь себя, чтобы притупить душевную боль потери? Ощущение боли. Ощущение ощущения боли. Я решил взять по максимуму, я решил представить, вообразить встречу с существом иной планеты, иной солнечной системы, иной галактики. Однажды Кант сказал, что в какой бы части Вселенной ни появился разум, он будет мыслить на основе тех же самых законов логики. Если разум везде один, то ничто не помешает мне, используя свой разум, сыграть за себя и за другого, за землянина и за инопланетянина. Итак, мое сознание распадается на две части. Передо мной бледное человекообразное существо с черными немигающими глазами. Я смотрю на себя в зеркало и веду разговор с отражением другого.

- Вы все-таки есть! Вы прилетели! Прилетели, чтобы спасти нас от нас самих, от нашего одиночества, от наших истин, от наших снов!

- Мы не прилетали. Мы всегда были рядом с вами.

- Рядом с нами? Как же так?

- Об этом можно было догадаться по количеству смертоносных астероидов, упавших на вашу планету за последние два миллиона лет.

- Верно! Упади хоть один, и нас бы не было, истории человечества бы не было! Однако мы есть. Значит кто-то нас оберегает.

- Простая логическая цепь.

- Я часто думал об этом, но боялся себе признаться.

- Почему же боялся?

- Вдруг ошибусь!

- Только ли от этого?

- Конечно же, нет. Боялся потому, что чувствовал в вас, в вашем существовании какую-то скрытую угрозу.

- Угрозу войны? Угрозу уничтожения?

- Нет, не могу выразить… Угрозу непостижимого. Угрозу загадки.

- Обманываешь себя!

- Хорошо! Скажу честно! Угрозу того, что придется перед кем-то отвечать за нашу историю, за совершенное в этом мире зло, за нашу ненависть к миру и к жизни!

- Отвечать перед нами? Разве мы не братья по разуму? Разве мы – боги?

- Если братья, то почему так долго молчали, почему так долго не открывались, почему позволили нам совершить столько преступлений?

- Все очень просто: мы решили, что не имеем права влиять на вашу волю!

- Этого бы не потребовалось! Сам факт вашего присутствия остановил бы безумцев, как дамоклов меч, висел бы над тиранами.

- Факт нашего присутствия покусился бы на вашу свободу, мешал бы вам сделать самостоятельный выбор. Сама наша тень исказила, искривила, извратила бы вашу историю, превратила бы ее в клоунаду призраков.

- Разве старший брат оставит в беде младшего брата? Разве позволит он неразумному младенцу упасть в омут?

- Вы должны были пройти через зло, вы должны были испытать адские муки. Нет иного пути к совершенству, нет иной дороги к истине.

- Но совпадает ли ваше совершенство с нашим? Тождественна ли наша истина с вашей?

- Не это главное.

- Что есть главное?

- Присутствует ли в нашей и в вашей жизни Создатель мира, Создатель совершенства и истины?

- И если нет?

- Если нет, то истина – уже неистинна, а совершенство – уже несовершенно.

- Неужели вы – властелины галактики, проникшие в сущность времени и пространства, играющие с черными дырами, разгадавшие тайну вселенской формы форм, не самостоятельны в своих решениях и зависите от того, кто вне всего, кто по ту сторону нашей муки и нашей радости?

- Мы перед ним как палая листва, мы перед ним как зыбь на воде, мы перед ним как тающий снег, мы перед ним как забытая греза!

- Кто же Он такой?

- Это мы хотим узнать у вас, ибо вы ближе к истоку, чем мы, ибо в вас начало начал, ибо в вас сошлись самое Глубокое и самое Тонкое Вселенной.

Телефонный звонок. За окном пара белых голубей, воркуя, греется в солнечных лучах. Я проснулся. Что это было? Сон, видение, игра фантазии или нечто реальное? Я все выдумал, я вообразил встречу с иным разумом. Но почему-то мне сейчас кажется, что этой моей игрой с самим собой кто-то воспользовался и действительно вступил со мной в диалог. Он сообщил мне какую-то важную весть. Смогу ли я вспомнить услышанное? Смогу ли осознать послание? Смогу передать его человечеству?




Tags: Иванов, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 103
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments