matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

За первоистоком сущего (продолжение)

Изречение суфия

Аллах бесконечен, поэтому любовь Его к нам бесконечна. Аллах безграничен, поэтому доброта Его к нам безгранична. Аллах не имеет пределов, поэтому милосердие Его к нам беспредельно. Аллах всеобъемлющ, поэтому Его прощение к нам всеобъемлюще. Гнев, злость, ненависть, ревность, зависть, мстительность Аллаху не принадлежат. Тот, кто приписывает их Всевышнему, принижает Его святую сущность до конечной человеческой природы.

Черный треугольник

Они появились нежданно-негаданно из бездонных звездных глубин, вызвав своим присутствием в нашей атмосфере разрушительные бури, ураганы, смерчи, ливни, грозы. Их корабль в форме черного равнобедренного треугольника несколько раз облетел вокруг Земли и завис над южным районом Тихого океана. Некоторые из наших ученых, деятелей культуры, известных политиков поспешили заявить, что настала новая эпоха в истории людей, новая эра, новый исторический эон. Многие впали в мистическую эйфорию: придумали культ треугольника, разработали особый ритуал поклонения. Всех нас пьянила ничем не обоснованная мечта о том, что не будет больше никаких проблем, что даже смерть, подобно оспе, перестанет терзать человечество, каждый из живущих обретет личное бессмертие, превратится в бога.

Целый год мы ждали, надеялись, что с нами начнут переговоры, что возникнет трансгалактический диалог, что произойдет обмен знаниями между двумя космическими цивилизациями. Однако все осталось, как есть, диалога не получилось. С нами на контакт никто не вышел, на наши сигналы никто не ответил. Мы попытались приблизиться к «ним», чтобы воздействовать на «них» доступными нам техническими средствами, но силовое поле, созданное «ими» вокруг висящего в воздухе треугольника, остановило наши спутники, самолеты, корабли, подводные лодки. Уже тогда мы обратили внимание на огромное количество китов и дельфинов, плавающих совершенно свободно, не замечая задерживающей нас преграды.


Наши ведущие ученые долго размышляли и спорили о том, кто прилетел к нам и для чего прилетел. Возникло несколько научных и околонаучных гипотез. Я приведу шесть наиболее обоснованных и интересных с моей точки зрения.

Первая гипотеза: К нам прилетели роботы, главная задача которых не вступить в контакт с разумными существами, а провести разведку, определить состав атмосферы, наличие жизни, ее основные виды, их структуру, возможно, оценить духовный уровень нашего развития, особенности н

Вторая гипотеза: К нам залетела сама матрица жизни, сеющая споры живых существ на благоприятных для жизни планетах в нашей галактике и в других галактиках. Когда-то она уже была здесь, теперь ей необходимо проверить результат.

Третья гипотеза: К нам летели разумные существа, однако какая-то авария произошла на корабле, и они погибли. Корабль будет висеть в нашей атмосфере до тех пор, пока не получит сигнал возвращаться на родную планету.

Четвертая гипотеза: На корабле прилетели разумные существа другого, более совершенного по сравнению с нами вида. Прилетели они не к нам, а к китам и дельфинам, как более развитым и совершенным землянам.

Пятая гипотеза: На нашу планету прилетели сами боги, хозяева галактики, властители черных дыр, не замечающие нас, не интересующиеся нашей жизнью, нашей историей, воспринимающие нас так, как мы воспринимаем бактерии.

Шестая гипотеза: К нам никто не прилетел. Мы столкнулись с некоей природной аномалией, которую из-за низкого уровня научных знаний не можем объяснить, не можем вписать в известные нам научные парадигмы.

Мои родители давно умерли, моя жена меня бросила, ушла к другому. У меня никого не осталось в этом мире. У меня не осталось даже желания жить. Я решил или умереть, или разгадать загадку треугольника. Мое увлечение – дельтапланеризм. Им я занимаюсь вот уже около пятнадцати лет. Втайне от коллег мною был составлен дерзкий план. С одного из островов в Тихом океане я поднялся на планере в небо, выбрал благоприятный воздушный поток и полетел. Возврата назад не могло быть, впереди была или неизвестность, или смерть.

Вот он огромный черный треугольник. Словно заговоренный. Облака обходят его стороной, птицы к нему не приближаются. Под ним – плывущая по воде размытая серая тень. С трудом мне удалось посадить планер на поверхность из гладкого черного стекла. Я откинул конструкцию и попытался встать. Сильный поток ветра не позволил мне этого сделать. Мои руки и ноги онемели, окаменели. Лицо обжигал невыносимый холод. Стекло подо мной вдруг треснуло и начало таять, я провалился в теплую черную жидкость и быстро пошел ко дну.

Сознание распалось на отдельные образы: «доброе лицо матери», «улыбка отца», «моя комната», «наш дом», «наш сад с выходом к озеру», «мы рыбачим с братом, у него клюет», «ветер шелестит листьями березы», «родная школа», «университет», «я нежно целую Мари», «наша первая брачная ночь», «снег кружится над крышами домов», «моя работа в обсерватории», «последняя встреча с женой в осеннем парке», «физические параметры треугольника», «мы ждем контакта», «клин диких гусей пролетает над куполами храма», «я отправляюсь в туристическое путешествие на маленький островок»…

Я оказался в красивом, чудесном, сказочном лесу. Неведомые мне деревья устремились вверх широкими кронами. В зеленой листве светились, сияли огромные красные и желтые плоды. Удивительные насекомые летали над говорящими цветами. Неизвестные мне животные с перьями и чешуей издавали нежные, мелодичные звуки. Журчали текущие с гор, чистые, прозрачные ручьи. С бледно-голубого неба падали крупные капли росы, но одежда моя от них не мокла. Сквозь густые заросли трав на поляну вышел одетый во все белое высокий седой старик. Он увидел меня, он подошел ко мне и обратился на сладкозвучном языке ангелов.

- Адам! Сын мой, ты ли это?

- Господи, вот я предстал перед тобой с многотысячелетней памятью моей и грехами моими!

- Я знаю о тебе все до последнего мгновения твоей жизни!

- Я искал Тебя, Господи, в каждом своем воплощении, в каждом своем проявлении, но не мог найти! Я пытался верить, но веру мою разрушали, уничтожали безумные сомнения!

- Не будет больше сомнений! Не будет больше страданий! Будет жизнь, у которой нет границы, предела, конца!

Старик подошел ко мне. Как маленького ребенка, взял меня за руку и повел за собой в вечность.

О бесконечном познании

Фихте радуется бесконечному познанию, не понимая, что бесконечное познание говорит о непознаваемости бесконечного и о ничтожности любого конечного знания по сравнению с бесконечностью.

По ту сторону известного

Какие только теории ни придумывают на Западе, чтобы обессмыслить, обесценить нашу победу во Второй мировой войне, чтобы смешать с ложью реальные события, реальные факты, чтобы бросить тень на подвиг советского народа. Сегодня в центральной библиотеке, читая иностранный исторический журнал, я встретил одну из таких теорий. Ее автор со сложной немецкой фамилией задействовал весь арсенал историософских средств: от Геродота до Жоржа Дюмезиля. Он утверждает, что не Красная армия и даже не Советский Союз победили вермахт…

«Уже в первые дни войны Красная армия развалилась, распалась, рассыпалась под ударами хорошо организованного, умного, опытного противника. Котлы, прорывы, провалы практически по одному и тому же сценарию повторялись на протяжении двух лет. Победа нацистской Германии была вполне закономерной, неизбежной и ни у кого не вызывала сомнений. Однако генералитет вермахта просмотрел опасный, скрытый, таинственный процесс, совершающийся в армии и государстве Сталина. Не видят его и современные историки, лишенные дара социального мышления, социального анализа. Это жесткая, быстрая селекция на всех ступенях советской военной иерархии. В результате к концу 42 года образовалась «каста кшатриев», осознающая божественную цель на уровне инстинкта, готовая выполнить запредельную историческую задачу. Под прицелом смерти шел отбор особых по своему душевному и духовному типу людей, способных противостоять гениальному противнику. И здесь следует четко себе уяснить: выбирал не Сталин, не политбюро, не ставка, не генеральный штаб, но сама смерть, сама судьба, вернее, Тот, Кто стоит за судьбой и смертью. Так за два года войны чудесным мистическим образом возникла «каста воинов». Она всегда существовала в истории Скифии, в истории Руси и России. С 1917 по 1921 год эта каста была уничтожена восставшей чернью, взбунтовавшимися шудрами. Именно из последних формировалась «Красная армия», поэтому она не могла противостоять плану Барбароссе, тактике молниеносной войны и фактически проиграла войну. Спасли положение «кшатрии», ощущающие в себе присутствие Бога, действующие по Его воле, осознающие правоту Его целей и задач»...

Я всегда считал себя человеком, разбирающимся в истории Второй Мировой войны. Я много читал, изучал отдельные темы, часто сидел в архивах, собрал большую электронную подборку монографий. В моем интеллектуальном багаже имелись серьезные контрдоводы против предложенной концепции. Я сформулировал их в виде следующих вопросов: Можно ли к истории войны применять архаичную древнеиндийскую систему каст? Можно ли отрывать процессы, происходящие в Красной армии, от процессов, происходящих в экономической, политической и духовной сферах страны? Можно ли вообще в научную парадигму включать религиозный аргумент? Жаль, что на эти вопросы не сможет ответить мне автор статьи.

Взгляд с Афона

Если западный схоласт целиком и полностью доверяет уму, полагается на ум, идет в познании путем ума, находится внутри ума, то восточный исихаст стремится к контролю над умом извне, к блюдению ума, к смирению ума, к намеренному ограничению его сверхчеловеческих притязаний.

Слово о полку

Стольный град Чернигов. Вечный соперник Киева. Древняя земля северян. Родовое гнездо князей Святославичей и Ольговичей.

К княжескому терему подошел инок. Назвался Моисеем. Попросил свидания с великим князем. Со страхом и почтением челядь смотрела на него. Игорю Святославичу быстро сообщили о божьем страннике. Он велел пригласить незамедлительно. В светлом просторном зале встретились два самых близких в мире человека.

- Здравствуй, великий князь, - с дрожью в голосе молвил инок. – Вот привез тебе свой труд: Песнь, которую я написал о нас.

- Здравствуй, дорогой мой воевода! Здравствуй, Беловед! Рад видеть тебя! Садись. Поговорим. Вспомним былое.

- Очень хотел бы поговорить, но слишком много дел: очень важных - духовных. Мы собираем в нашем монастыре старые летописи, чтобы потом свести их в одно целое.

- Это важно и нужно для всех нас христиан. А что за книгу ты мне привез? Уж не Слово ли о походе против половцев?

- Надо же! Творение опередило своего творца! Значит, ты все знаешь! Значит, ты читал!

- Да, читал! И не один раз! Читал жене! Читал детям своим!

- Тогда хотелось бы узнать, каково твое мнение о написанном.

- Оно будет очень полезно для христиан, для спасения их душ, ибо показывает, как Господь посрамил гордеца, наказал его за тщеславие. Вот только никто и никогда не узнает, каковы же были действительные цели похода, ради чего погибли в степи за Донцом пять тысяч лучших русских воинов.

- Князь! Ты снова ведешь речь о древней стране «народа рос», противостоящем сначала готам, а потом хазарам и ромеям. Ты не можешь забыть о Русском каганате, уничтоженном хитростью последних.

- О Моисей! Я читал о нем в языческих книгах, я слышал о нем в старинных сказаниях! Оно снится мне по ночам: с каменными крепостями, с торговыми пристанями, с красными парусами кораблей.

- И я об этом читал, и я об этом слышал. Поэтому мы все вместе встали под твои стяги, поэтому мы поклялись найти нашу праматерь, нашу древнюю родину.

- Но ты об этом ничего не написал в своей чудесной песне, словно не было этой великой цели!

- Не написал потому, что посчитал задачи духовные более важными, чем задачи земные. Сейчас я даже думаю: не искусил ли нас отец лжи, не соблазнил ли наши слепые во грехе души? Мы отправились за Донец искать земной исток скифских россов, а надо было думать, прежде всего, о нашей духовной родине – о царствии небесном.

- Может, ты и прав! Может, мы действительно соблазнились, вернее, я соблазнил вас. Только кажется мне, что поиск наш не окончен, что битва за «русский исток», за древнюю родину россов продолжат наши потомки. Возможно, им удастся ее найти и тогда им откроется наше предназначение в этом мире.

- О том, князь, ведомо одному Господу Богу. Прощай! Знаю, что больше мы с тобой не увидимся.

Прощай, верный мой воин, дорогой мой друг!

Аркона

Князь Рюрик с «варяжской Русью», Олег с «родом русским», Ольга – «регина ругорум», Роговолд, «пришедший из-за моря», имя которого означает «владеть ругами». Что же объединяет всех этих правителей? Думаю, только одно – Русская Аркона, ставшая последним пристанищем авестийского бога Свентовита, назначающая правителей в разные Руссии Европы, из глубины своей предыстории противостоящая истории, воплощенной в железной империи Запада.

Куклы

Мы шли с моим другом Владом по безлюдной улице бесконечного города. Была осень. Шелестели тополя. Желтые кленовые листы, словно золотые пластинки, отрывались и падали на серые плитки тротуара. Мы беседовали о смысле бытия, мы пытались понять, зачем наше существование миру, зачем, не спрашивая нас, он вызвал из небытия наши жизни. Вселенной пришлось затратить столько усилий, Вселенной пришлось придумать столько обходных путей, Вселенной пришлось решить столько неразрешимых задач - и для чего? Для того, чтобы мы сейчас шли и думали об этом. Какая-то немыслимая, необъяснимая, космическая тавтология.

Неожиданно из-за угла вылетел черный автомобиль с затемненными стеклами и сбил моего друга. Мы не успели среагировать. Мы не успели даже понять, что случилось. Влад ударился головой об железную трубу дорожного знака и упал на мокрый асфальт. Машина не остановилась, помчалась дальше. Я подошел к другу и обомлел. Голова была свернута, на месте шеи искрились провода, горели микросхемы, куски изоляции, дрожали, стучали, шевелились стальные спицы, пластиковые трубочки. Его руки и ноги совершали беспорядочные движения. Внутри тела что-то гудело, скрипело, щелкало. Я посмотрел Владу в лицо, оно виновато улыбнулось мне. Я не стал вызывать скорую, я встал и в ужасе побежал домой.

Я поднялся в свою квартиру на восьмом этаже, зашел в комнату. Я не знал, что мне теперь делать. Смутные догадки беспокоили мое сердце, терзали мою душу. Кто мы такие? Почему мы существуем тут? Откуда мы пришли? Куда мы уйдем? Надо было жестко поставить эти вопросы, надо было уже сейчас, здесь и теперь найти на них исчерпывающие ответы. Дальше так жить нельзя! Дальше терпеть эту неопределенность невозможно! Либо ясность, либо смерть! Либо понимание происходящего, либо гибель! Я взял на кухне острый нож, зашел в ванную, включил воду, подставил руку под холодную струю и сделал надрез. Потекла кровь. Обрадовался. Я – живое существо! Я – человек! Я – Образ Бога! Ничего не боясь, смело взирая в будущее, чтобы окончательно удостовериться, сделал усилие и углубил рану. О ужас! О безумие! Лезвие скользнуло по железу! Что-то щелкнуло, заискрилось, загорелось. Я все понял. Я все осознал. Над нами кто-то жестоко подшутил, нами кто-то играет, нас кто-то использует в качестве кукол. Я положил нож в мусорное ведро, вышел из ванной, подошел к окну, открыл его и бросился вниз навстречу своему избавлению.




Tags: Иванов, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 95
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments