matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Царская Россия на пороге победы

О каком историческом уроке напоминает фильм митрополита Тихона

Недавно на канале «Россия-24» вышел документальный фильм митрополита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Российский урок». В киноленте приводится обширная статистика, развенчивающая миф об «экономически отсталой», «нищей» стране, с «неизбежностью» двигавшейся навстречу революции. Много лет я изучаю именно эту тему, в том числе работая в архивах, и,разумеется, согласен с основной идей данного фильма.

До сих пор в ходу схема, прекрасно известная любому, кто учился в советской школе. Революции происходят тогда, когда народу плохо, а власть не может изменить ситуацию к лучшему. Причем «плохо» не по субъективным, а по объективным, четко проверяемым критериям.

Растет безработица, падают доходы, снижается потребление товаров, разваливается экономика, люди начинают голодать и так далее. На этом фоне растет возмущение, массы выходят на улицы, появляются соответствующие лидеры. В это время в правительстве царит разброд, власть не в силах вывести страну из экономического тупика, армия и прочие силовые структуры «переходят на сторону народа», и дело готово – режим свергнут. В случае февральских событий 1917 года еще добавляют, что война обострила и без того неразрешимые для «царизма»проблемы, продемонстрировав управленческую несостоятельность власти не только в тылу, но и на фронте.

Ну что ж, давайте пройдемся по узловым точкам «обличительной» схемы.

1. Возмущенные массы вышли на улицы, не желая терпеть перебои в снабжении Петрограда хлебом. «Прогнивший режим» продуктовую проблему решить не смог.

Сторонникам этой точки зрения хотелось бы напомнить, что за время блокады Ленинграда от голода погибло свыше 600 тысяч человек. Был момент, когда паек рабочего составлял 250 граммов эрзац-хлеба в день, а паек служащего и того меньше – 125 граммов. Но никаких митингов, которые бы привели к свержению власти в Ленинграде, не было.


Если же говорить о продуктовом обеспечении столицы накануне Февральской революции, то можно процитировать, например, генерала Курлова:

«Мне прекрасно было известно, что хлебный паек составлял 2 фунта, что так же выдавались и остальные съестные продукты, и что наличных запасов хватило бы на 22 дня, если даже допустить, что за это время к столице не будет подан ни один вагон с продовольствием» [1].

Вот свидетельство генерала Константина Глобачева, который в те годы был начальником Петроградского охранного отделения:

«Нужно сказать, что в Петрограде с некоторого времени при булочных и хлебопекарнях появились очереди за покупкой хлеба. Это явление произошло не потому, что хлеба в действительности не было или его было недостаточно, а потому, что, благодаря чрезмерно увеличившемуся населению Петрограда, с одной стороны, и призыву очередного возраста хлебопеков ― с другой, не хватало очагов для выпечки достаточного количества хлеба. К тому же как раз в это время, для урегулирования раздачи хлеба, продовольственная комиссия решила перейти на карточную систему. Запас муки для продовольствия Петрограда был достаточный, и кроме того ежедневно в Петроград доставлялось достаточное количество вагонов с мукой. Таким образом, слухи о надвигающемся голоде и отсутствии хлеба были провокационными ― с целью вызвать крупные волнения и беспорядки, что в действительности и удалось. Забастовавшие рабочие стали двигаться шумными толпами к центру города, требуя хлеба» [2].

А вот что пишет генерал Павел Заварзин, в мемуарах которого есть описание реалий жизни Петрограда накануне Февраля:

«В Петрограде с внешней стороны казалось, что столица живет обычно: магазины открыты, товаров много, движение по улицам бойкое, и рядовой обыватель замечает только, что хлеб выдают по карточкам и в уменьшенном количестве, но зато макарон и круп можно достать сколько угодно» [3].

2. Царь «втянул нашу страну в ненужную войну».

Когда объясняешь, что это Германия напала на Россию, а не наоборот, то бодрым голосом замечают, что, мол, Николай сам и виноват. Именно он начал мобилизацию, что дало повод Германии совершить агрессию. Вместо мобилизации надо было подождать.

Хорошо. В 1941 году именно так и было сделано, но Германия взяла и вероломно, ночью, атаковала СССР.Могу себе представить, какой бы пропагандистский шум стоял бы все последующие сто лет, если бы царь пропустил первый удар Германии, не успев произвести мобилизацию. Тут было бы всё: и близорукая внешняя политика, и неадекватность военного планирования, и паралич государственного аппарата. Но при императоре мобилизация прошла, как по нотам, а кампания 1914 года была выиграна Россией.

Любители расписывать «позорное поражение» генерала Самсонова зачастую умалчивают, что по итогам 1914 года русские войска стояли все-таки на территории Германии и далеко вступили в Австро-Венгрию.

Что касается реальных виновников развязывания Первой мировой, то еще до Сараевского убийства и, тем более, до российской мобилизации, в Германии уже была поставлена задача обеспечить дипломатическое сопровождение для того, чтобы начать войну. Как сообщил статс-секретарь по иностранным делам (министр иностранных дел) Готлиб фон Ягов, самое позднее, 3 июня 1914 года начальник Большого генерального штаба Германской империи Хельмут фон Мольтке потребовал от него дипломатической подготовки к войне.

«В течение 2–3 лет Россия окончит свою программу вооружения. Тогда военный перевес наших врагов станет настолько значительным, что он (Мольтке) не знает, как тогда с ним совладать. Теперь мы еще можем с этим как-то справиться. По его мнению, не остается ничего иного, как начать превентивную войну, нанести удар, пока мы еще имеем хоть какую-то возможность вести борьбу. Начальник Генерального штаба в связи с этим поручил мне (Ягову) строить нашу политику так, чтобы в скором времени вызвать войну» [4].

Так что не Россия, а Германия взяла курс на конфронтацию, вплоть до военных действий.

3. У русской армии при царе «не было» снарядов, винтовок, тяжелой артиллерии.

Предположим, что это так (хотя это не так), но только вот на третий год войны «прогнивший царизм» держал фронт на расстоянии примерно 600 км (по дороге)от Петрограда и за 700 км от Москвы. Немцы не взяли Ригу, находившуюся сравнительно недалеко от границы. Минск и, тем более, Смоленск, Одесса, Севастополь были тыловыми городами. Но «царизм» клеймили позором за военные поражения, и монарха свергли. Для сравнения, в 1941 году немцы оказались за месяц боев у Ленинграда, а полностью снять блокаду удалось только в 1944 году. Немцы разглядывали Москву в бинокль, стояли у Волги и на Кавказе. Однако ни крупных волнений, ни демонстраций, ни выступлений оппозиционных политиков с речами «Глупость или измена?» не произошло, из чего видно, что трудности на фронте не ведут неминуемо к революции.

Отмечают, что СССР в одиночку победил Гитлера, которому помогала вся Европа, а в Первой мировой Восточный фронт был второстепенным, так что нельзя сравнивать. Но именно политика Николая II и была направлена на то, чтобы у России были сильные военные союзники.

То, что главный удар немцы наносили на Западе, а не на Востоке– прямая заслуга царя. Это показатель его стратегического мышления, которое спасло жизни миллионов наших людей.

Революция произошла в разгар Первой мировой, и многие усматривают тесную причинно-следственную связь между экономическим положением России во времявойны и свержением монархии. Хозяйственную «разруху» часто отмечают в качестве важной предпосылки Февраля. Ну что ж, давайте разберемся.

Многолетняя военная борьба сверхдержав ― это катастрофа для всех ее участников. В Германии и Австро-Венгрии свирепствовал голод, победители ― Британия и Франция вышли из войны с огромными долгами и тяжелыми экономическими проблемами. Лишь к 1924 году экономика Франции вернулась на довоенный уровень, а в Англии промышленное производство восстановилось в 1929 году [5].

Экономическое положение России тщательно исследовано крупным экономистом Львом Кафенгаузом. Его работа «Эволюция промышленного производства России» особенно ценна тем, что Кафенгауз был заместителем министра промышленности и торговли во Временном правительстве. То есть Кафенгауз ― февралист, противник «царизма», и вряд ли он стал бы приукрашивать дореволюционную действительность. Кроме того, книгу он писал в сталинские годы, что тоже никак не способствует восторженным отзывам о царской России, скорее, наоборот.

Итак, начнем с энергетики.

Валовая добыча каменного угля и антрацита в тысячах тонн

Всего: 1916 год ― 34 446,4 против 29 053,1 в 1913 году.

Валовая добыча нефти в тысячах тонн

Всего: 1916 год ― 9879,7 против 9234,9 в 1913 году.

Из других источников энергии небольшой рост фиксируется по торфу, а кроме того, Кафенгауз пишет, что, по косвенным данным, можно судить об увеличении заготовок дров.

Можно ли сказать, что в сфере производства «энергетического» сырья в стране имела место разруха? Категорически нет, напротив, ситуация была лучше, чем в очень успешном 1913 году.

Идем дальше. Выплавка чугуна понизилась с 9 214 637 тонн в 1913 году до 6 635 183 тонн в 1916 году, однако по стали динамика положительная: 4 246 939 тонн в 1913 году против 4 273 460 тонн в 1916 году. Примерно на довоенном уровне осталось производство «сортового» металла, увеличилось производство проволоки, развилось производство высоких сортов снарядной и броневой стали. Справедливости ради надо признать, что достигалось это, в значительной степени, за счет сокращения выработки железа, которое шло на производство «мирных» товаров. Но это совершенно нормальная мера, типичная для любой войны, когда приоритет имеют отрасли военной промышленности. Серьезной проблемой стала ситуация в медеплавильной отрасли, здесь падение выплавки было значительным, однако путем импорта удалось полностью компенсировать потери, и потребление меди в 1916 году оказалось даже выше, чем в 1913 году: 82 378 тонн против 39 898 тонн.

В текстильной сфере ситуация была достаточно стабильной. Несколько сократилось производство в хлопчатобумажной отрасли, немного в шерстяной, однако некоторый рост был достигнут в льняной и пеньково-джутной отрасли, а также в производстве смешанных волокон, готового белья, вязаных и галантерейных изделий. В целом, если взять показатели 1913 года за 100 %, то в 1916 году текстильное производство составит 89,4 %. Да, есть спад, но насколько это можно назвать разрухой? В кожевенной промышленности во время войны наблюдался подъем, появлялись новые заводы, увеличилась и выработка резиновых изделий. Возрос выпуск фармацевтических товаров, хирургических инструментов и других товаров медицинского назначения. Причем успех достигнут и в производстве предметов, ранее ввозившихся из-за рубежа.

В металлообрабатывающей и машиностроительной отраслях наблюдался самый настоящий экономический бум. Цифры свидетельствуют о настоящем рывке в индустриализации страны. Во время войны заводы были переоснащены новыми станками, были достигнуты крупные технические успехи, возникли новые производства.

Размеры валовой продукции металлообрабатывающих заводов выражены Кафенгаузом в тысячах довоенных рублей, и вот что получается: 1916 год ― 1 424 892 против 646 064, с 1913 года по 1916 год валовая продукция возросла на 220,1 %. Что касается меднопрокатного и меднолитейного производства, то и тут достигнут потрясающий результат: рост почти в два раза. Характерно, что наибольших достижений царская экономика добилась в самых современных на тот момент сферах. Повысился выпуск электромоторов, трансформаторов и других электромашин. То же самое относится к телефонным, телеграфным аппаратам и радиоаппаратуре.

Удалось развернуть массовое производство металлообрабатывающих станков, быстро поднималась химическая промышленность, построено несколько заводов, выпускавших газообразный и жидкий фтор, увеличилось производство серной и азотной кислот, фенолов, развилась переработка нафталина в нафтол и нафтиламин, причем не только за счет повышения мощностей старых заводов, но и благодаря появлению целого ряда новых предприятий.

В целом в тяжелой промышленности наблюдался рост. Вот данные, которые это неопровержимо доказывают. Стоимость продукции в тысячах довоенных рублей: 1913 год ― 2 237 095 против 2 887 043 в 1916 году.

Теперь посмотрим, как обстояли дела с выработкой электричества. Когда читаешь соответствующие материалы, то нередко бросается в глаза сравнение достижений с 1913 годом. Но позвольте, промышленный рост царской России не закончился в 1913 году. В своей монографии крупный советский историк, доктор исторических наук А.Л. Сидоров приводит таблицу «Промышленное производство в России 1914–17 гг. в млн довоенных рублей». Показатель 1913 года взят за 100%, а в 1916 году – 121,5% [6]. То есть рост на 21,5%.

Не стояла на месте и электрификация дореволюционной России. По теме есть фундаментальный труд доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН Николая Симонова: «Развитие электроэнергетики Российской империи: предыстория ГОЭЛРО».

Итак, первый трамвайный маршрут, подчеркиваю, не конка, трамвай на электрическом ходу появился еще при Александре III в Киеве. За 1916 год трамваи Москвы перевезли 395 млн пассажиров, Петрограда – 383 млн, Киева – 108 млн, Одессы – 55 млн, Самары – 38 млн, Ростова-на-Дону – 38 млн, Харькова – 35 млн, Екатеринослава – 27 млн. Четверть трамвайных предприятий были казенными (муниципальными), остальные – частные. Электрифицированные железные дороги использовались и для перевозки товарных грузов.

Электрические фонари к 1916 году давно уже перестали быть диковинкой и освещали улицы не только Петрограда и Москвы, но и многих других городов империи. Среди них Оренбург, Ярославль, Смоленск, Рига, Уфа, Барнаул, Вятка, Калуга, Красноярск, Омск, Хабаровск, Благовещенск, Владивосток, и это далеко не весь список.

Отдельное направление электрификации – фабрично-заводские электростанции, обслуживавшие производственные нужды. И здесь дореволюционная Россия также добилась значительных успехов. Впрочем, лучше всего об уровне электрификации страны скажут обобщающие цифры, в которых отражена итоговая выработка электроэнергии.

Какой статистикой мы располагаем? Здесь нам вновь помогут документы советской эпохи. Дело в том, что группа инженеров-разработчиков плана ГОЭЛРО провела определенную работу по сбору соответствующих данных за 1916 год. Их цифры относятся не ко всей стране, а к следующим регионам, охваченным планом ГОЭЛРО: Северо-запад, Центральный промышленный район, Приволжский район, Урал и Донбасс [7].

Так вот, даже такая, неполная статистика показала выработку электроэнергии за 1916 год на уровне 4,73 млрд кВт*час. Это примерно уровень Англии и больше, чем во Франции, Италии и Японии [8]. Для сравнения в 1928 году СССР выработал (опять же по советским официальным данным) 5 млрд кВт*час.

«В значительной степени, эти успехи обеспечены военными заказами, а пушками и снарядами сыт не будешь», ― возразит скептик. Ну что же, посмотрим, как обстояли дела в пищевой промышленности.

Продукция в тысячах довоенных рублей:

Сахарная и рафинадная отрасль: 1913 год ― 297 584 против 377 731 в 1916 году; маслобойная: 1913 год ― 95 187 против 83 551 в 1916 году; крахмало-паточная: 1913 год ― 19 115 против 13 823; прочие пищевые производства: 156 715 против 130 566.

Цифры нуждаются в пояснениях. Во время войны в России действовал сухой закон, поэтому произошло резкое сокращение производства алкогольной продукции, а ведь это пищевая сфера. Так вот пиво, вино и водка ― все это сверхприбыльные отрасли, поэтому сворачивание производств в этих сферах сразу отразилось на общих денежных показателях пищевой промышленности. Так что следует сделать поправку на сухой закон. Как отмечает Кафенгауз, производство основных растительных масел во время войны оставалось на высоком уровне. Повысилась добыча соли: 2 601 862 тонн в 1916 году против 1 977 765 тонн в 1913-м. Кстати, в 1913 году некоторые товары пищевой промышленности экспортировались в очень больших масштабах. Например, масло. Во время войны экспорт резко сократился, значит больше осталось для внутреннего потребления.

Но самое поразительное ― это состояние кондитерской промышленности. Конфетное производство в 1916 году практически не уменьшилось по сравнению с 1913 годом и в тысячах довоенных рублей выражалось следующим образом: 6225,2 против 6474,9. Производство какао и шоколада в 1916 году оказалось даже выше, чем в 1913 году: 18 006,0 против 17 950,9. Кондитерских изделий выработано в 1916 году на сумму 2765,4 тысячи довоенных рублей, и это значительно больше, чем в 1913 году (1189,5 тысячи рублей).

Война не прервала успешного экономического развития России, и положительные тенденции, сложившиеся в мирные годы, продолжились.Возникает вопрос, каким же был предвоенный экономический подъем?

Чтобы на него ответить, нам потребуются некоторые базовые сведения по российской экономике, которые приведены в фундаментальном исследовании доктора наук, профессора В.И. Бовыкина «Финансовый капитал в России накануне Первой мировой войны».

Даже для наиболее развитых стран мира начало XX века – это все еще период «угля, паровозов и стали», впрочем, роль нефти уже достаточно велика. Поэтому цифры, характеризующие ситуацию в этих сферах, носят основополагающий характер.

Начало XX века ― время «паровозов, стали и угля», впрочем, роль нефти уже достаточно велика. Поэтому цифры, характеризующие ситуацию в этих сферах, носят основополагающий характер.

Итак, добыча каменного угля: 1909 год ― 23365,9 тысячи тонн, 1913 год ― 31240,0 тысячи тонн, рост ― 33,7 %. Производство нефтепродуктов: 1909 год ― 6307,9 тысячи тонн, 1913 год ― 6618,4 тысячи тонн, рост ― 4,9 %. Выплавка чугуна: 1909 год ― 2871,4 тысячи тонн, 1913 год ― 4635,0 тысяч тонн, рост ― 61,4 %. Выплавка стали: 1909 год ― 3132,2 тысячи тонн, 1913 год ― 4918,0 тысяч тонн, рост ― 57,0%. Производство проката: 1909 год ― 2667,9 тысячи тонн, 1913 год ― 4038,6 тысячи тонн, рост ― 51,4%.

Производство паровозов: 1909 год ― 525 штук, 1913 год ― 654 штуки, рост ― 24,6 %. Производство вагонов: 1909 год ― 6389 штук, 1913 год ― 20 492 штуки, рост ― 220,7%.

В целом статистика показывает, что в период 1909–1913 годов заметно увеличилась стоимость фондов промышленности. Здания: 1909 год ― 1656 миллионов рублей, 1913 год ― 2185 миллионов рублей, рост ― 31,9%. Оборудование: 1909 год ― 1385 миллионов рублей, 1913 год ― 1785 миллионов рублей, рост ― 28,9%.

Что касается ситуации в сельском хозяйстве, то общий сбор хлебов (пшеница, рожь, ячмень, овес, кукуруза, просо, гречиха, горох, чечевица, полба, бобы) составил в 1909 году ― 79,0 миллионов тонн, в 1913 году ― 89,8 миллиона тонн, рост ― 13,7%. Причем в период 1905–1914 годов на долю России приходилось 20,4% мировых сборов пшеницы, 51,5% ржи, 31,3% ячменя, 23,8% овса.

Но, может быть, на этом фоне резко возрос и экспорт хлебов, в результате чего уменьшилось внутреннее потребление? Ну что ж, проверим старый тезис «не доедим, но вывезем» и посмотрим показатели вывоза. 1909 год ― 12,2 миллиона тонн, 1913 год ― 10,4 миллиона тонн. Экспорт сократился.

Кроме того, на Россию приходилось 10,1% от мирового производства свекловичного и тростникового сахара. Абсолютные цифры выглядят так. Производство сахара-песка: 1909 год ― 1036,7 тысячи тонн, 1913 год ― 1106,0 тысячи тонн, рост ― 6,7%. Сахар-рафинад: 1909 год ― 505,9 тысячи тонн, 1913 год ― 942,9 тысячи тонн, рост ― 86,4%.

Чтобы охарактеризовать динамику стоимости фондов сельского хозяйства, приведу следующие цифры. Хозяйственные строения: 1909 год ― 3242 миллиона рублей, 1913 год ― 3482 миллиона рублей, рост ― 7,4%. Оборудование и инвентарь: 1909 год ― 2118 миллионов рублей, 1913 год ― 2498 миллионов рублей, рост― 17,9 %. Скот: 1909год― 6941миллион рублей, 1913год― 7109миллионов рублей, рост― 2,4%.

Важную информацию по ситуации в дореволюционной России можно найти у А.Е. Снесарева. Его свидетельство тем более ценно, если учесть, что он враг «прогнившего царизма». Количество собранного хлеба и картофеля на одного человека в пудах: США― 79; Россия ― 47,5; Германия ― 35; Франция― 39.

Число лошадей в тысячах: Европейская Россия ― 20751; США― 19946; Германия― 4205; Великобритания― 2093; Франция― 3647. Уже по этим цифрам видно, чего стоятрасхожие штампы о «голодающих» крестьянах и о том, как им «не хватало» лошадей в хозяйстве.

Здесь стоит добавить и данные крупного западного эксперта профессора Пола Грегори из его книги «Экономический рост Российской империи (конец XIX― начало XXвека) Новые подсчеты и оценки». Он отмечал, что между 1885–1889 и 1897–1901годами стоимость зерна, оставленного крестьянами для собственного потребления, в постоянных ценах выросла на 51%. В это время численность сельского населения увеличилась лишь на 17%.

Конечно, в истории многих стран немало примеров, когда экономический подъем сменялся стагнацией и даже упадком. Россия не исключение, и это дает широкий простор для тенденциозного подбора фактов. Всегда есть возможность надергать цифр кризисного периода или, напротив, воспользоваться статистикой, относящейся к нескольким наиболее успешным годам. В этом смысле полезно будет взять период 1887–1913 годов. Он был отнюдь не простым. Тут и сильный неурожай 1891–1892 годов, и мировой экономический кризис 1900–1903 годов, и дорогостоящая Русско-японская война, и массовые забастовки, и масштабные боевые действия во время «революции 1905–1907 годов», и разгул терроризма.

Как отмечает доктор исторических наук Л.И. Бородкин в статье «Дореволюционная индустриализация и ее интерпретации», в 1887–1913 годах средний темп промышленного роста составил 6,65%. Это выдающийся результат.

Несмотря на все эти цифры, скептики не сдаются, пытаясь закрепиться на следующей линии обороны. Признав впечатляющие успехи царской России, указывают, что они достигнуты в основном за счет колоссальных внешних заимствований. Нас интересуют конкретные цифры, и здесь нам поможет справочник «Россия 1913 год». Итак, наша страна в 1913 году выплатила по внешним долгам 183 миллиона рублей. Давайте сравним с общими доходами отечественного бюджета 1913 года, ведь долги выплачивают из доходов. Доходы бюджета составили в тот год 3431,2 миллиона рублей. Это значит, что на заграничные выплаты ушло всего-навсего 5,33% доходов бюджета. Ну что, видите вы здесь «кабальную зависимость», «слабую финансовую систему» и тому подобные признаки «загнивающего царизма»? На это могут возразить следующим образом: а может быть, Россия набрала огромных кредитов, из них выплачивала предыдущие кредиты, а собственные доходы были невелики? Я возьму несколько статей доходов бюджета 1913 года, про которые заведомо известно, что они формировались за счет собственной экономики. Счет в миллионах рублей. Итак, прямые налоги ― 272,5; косвенные налоги ― 708,1; пошлины ― 231,2; правительственные регалии ― 1024,9; доходы от казенных имуществ и капиталов ― 1043,7. Повторюсь, что это не все доходные статьи, но в целом и они дадут 3280,4 миллиона рублей.

Перейдем теперь к освещению некоторых социальных аспектов. Все слышали стандартные рассуждения на тему «как проклятый царизм не позволял учиться бедным “кухаркиным детям”». От бесконечного повторения этот штамп стал восприниматься как самоочевидный факт. Обратимся к работе Центра социологических исследований Московского университета, который провел сравнительный анализ социального «портрета» студента МГУ 2004 г. и 1904 г.

Оказалось, что в 1904 году 19% студентов этого престижного учебного заведения были выходцами из села (деревни). Конечно, можно предложить, что это дети деревенских помещиков. Однако учтем, что 20% учащихся Московского университета происходили из семей с имущественным положением ниже среднего, а 67% относились к средним слоям. При этом лишь у 26% студентов отцы были с высшим образованием (у 6% матери с высшим образованием). Отсюда видно, что значительная часть учащихся – это выходцы из небогатых и бедных семей. Но если так обстояли дела в одном из лучших вузов империи, то очевидно, что сословные перегородки при Николае II уходили в прошлое.

Как указывает доктор исторических наук С.В. Волков в своей книге «Почему РФ еще не Россия», уже к 1897 году среди учащихся гимназий и реальных училищ доля потомственных дворян составляла 25,6%, среди студентов – 22,8%. В дальнейшем она существенно снизилась, и к 1914–1916 гг. находилась на уровне 8–10%.

Существенным аспектом состояния общества является имущественное расслоение. Профессор Б.Н. Миронов в своей фундаментальной работе «Благосостояние населения и революции в имперской России» показал, во сколько раз доходы 10% наиболее обеспеченных слоев населения превышали доходы 10% наименее обеспеченного населения в 1901–04 гг. Разница оказалась невелика, всего-то в 5,8 раза. Миронов указывает еще на один красноречивый факт, который косвенно подтверждает этот тезис. Когда после известных событий произошла экспроприация частных имений, то в 36 губерниях Европейской России, где как раз и было значительное частное землевладение, фонд крестьянской земли увеличился лишь на 23 %. Не так уж и много земли было у пресловутого «класса эксплуататоров».

Более того, в советской историографии есть прямое признание того, что, кроме сахарной свекловицы, почти все сельскохозяйственное производство накануне революции находилось в руках крестьянства. Вот соответствующая цитата из работы профессора Челинцева, изданной в 1928 году в СССР:

«Мы впервые имеем точные цифры сельско-хозяйственной переписи 1916 года, позволяющие определить размеры производства отдельно для крестьянского и для помещичьего хозяйств, понимая последнее, как хозяйство с площадью выше 50 десятин запашки.

В этом отношении мы имеем следующее: на долю крестьян из всей площади посева приходится 89,3%, из скота рогатого – 94,2%, из свиней – 94,9%, овец – 94,3%. Короче сказать, только около 5% объема всех производительных отраслей принадлежат более крупным владельцам, имеющим свыше 50 д.; точно также и другие – служебные – части хозяйства, напр., лошади принадлежат крестьянам почти целиком (93,8%).

Останавливаясь отдельно на хлебе, имеем ту же картину. Интересно здесь отметить еще специальные трудоемкие культуры,– не хлеба. Только для сахарной свеклы оказывается, что большая часть посева ее, около 0,9, принадлежит крупным владельцам.

Для всех же других культур – льна, конопли, овощей, картофеля и т. п., наоборот, большая, подавляющая часть принадлежит крестьянскому хозяйству; таким образом, кроме сахарной свекловицы, почти все с.-х. производство в это время находится в руках крестьянства» [9].

Когда речь идет о рационе питания жителя Российской империи, то не стоит сбрасывать со счетов рыболовство и охоту, хотя, разумеется, о ситуации в этих сферах можно судить только на основе прикидочных оценок. Вновь воспользуюсь работой Миронова «Благосостояние населения и революции в имперской России». Итак, в 1913 г. промысловая охота в 10 европейских и 6 сибирских губерниях дала 3,6 млн штук дикой птицы. К 1912 г. в 50 губерниях Европейской России ежегодный улов рыбы для продажи равнялся 35,6 млн пудов. При этом очевидно, что рыбу добывали не только для торговли, но и для своего личного потребления, а значит, общий улов был заметно больше.

Каким же был научно-технологический уровень дореволюционной России? Обратимся к фактам. В 1910 году В.И. Вернадский делает доклад в Академии наук. Тема: «Задачи дня в области радия».

«Теперь, когда человечество вступает в новый век лучистой – атомной – энергии, мы, а не другие, должны знать, должны выяснить, что хранит в себе в этом отношении почва нашей родной страны», – заявляет Вернадский. [Вернадский В.И., Задача дня в области радия.–СПб., 1911, с. 72].На поиски радиоактивных месторождений отправляется геологическая экспедиция и находит уран, а Дума в 1913 году рассматривает законодательные инициативы в сфере изучения радиоактивных месторождений империи. В 1911 году наш ученый Борис Розинг осуществил первую в мире телепередачу. Знаменитый инженер Владимир Зворыкин был именно его учеником.

Одним из отцов ракетодинамики является наш ученый – Иван Мещерский. «Динамика точки переменной массы» – так называлась его магистерская диссертация, защита которой состоялась еще в 1897 году. В ней «впервые было рассмотрено уравнение вертикального подъема ракеты» [10].

В дальнейшем он продолжил свои исследования, и в 1904 вышла работа Мещерского, в которой «были заложены теоретические основы изучения движения аппаратов с воздушно-реактивными двигателями» [11].

Это будни «лапотной» России.

У всех на слуху имена таких выдающихся дореволюционных ученых как Д.И.Менделеев, И.П. Павлов, А.М. Ляпунов и др. Рассказ об их деятельности и достижениях займет не одну книгу, но я хотел бы сейчас сказать не о них, а привести ряд фактов, непосредственно привязанных к 1913 г.

В 1913 г. начались заводские испытания «Краба» – первого в мире подводного минного заградителя М.П. Налётова. Во время войны 1914–1918 гг. «Краб» находился в составе Черноморского флота, ходил в боевые походы и, кстати, именно на его минах подорвалась турецкая канонерская лодка «Иса-Рейс».

В 1913 г. открылась новая страница в истории авиации. В воздух поднялся первый в мире четырехмоторный самолет. Его создателем был русский конструктор И.И. Сикорский. После революции он покинул Россию, в эмиграции некоторое время продолжал проектировать самолеты, а потом занялся вертолетостроением.

Другой дореволюционный инженер Д.П. Григорович в 1913 г. построил «летающую лодку» М-1. Прямым потомком М-1 стал один из лучших гидросамолетов Первой мировой войны – М-5.

В 1913 г. оружейник В.Г. Федоров начал испытание автоматической винтовки. Развитием этой идеи во время Первой мировой войны стал знаменитый автомат Федорова. Кстати, под руководством Федорова одно время работал В.А. Дегтярев, впоследствии ставший известным конструктором.

От техники перейдем к искусству, ведь это важная характеристика состояния культуры. В 1913 г. С.В. Рахманинов заканчивает ставшую всемирно известной музыкальную поэму «Колокола», А.Н. Скрябин создает свою великую сонату №9, а И.Ф. Стравинский – балет «Весна священная», музыка которого стала классической. В это время плодотворно работают художники И.Е. Репин, Ф.А. Малявин, А.М. Васнецов и многие другие. Процветает театр: К.С. Станиславский, В.И. Немирович-Данченко, Е.Б. Вахтангов, В.Э. Мейерхольд – вот лишь несколько имен из длинного ряда крупнейших мастеров. Начало XX века – часть периода, называемого Серебряным веком русской поэзии. Это целое явление в мировой культуре, представители которого заслуженно считаются классиками.

Приведенные факты – это крошечная часть гигантского массива данных, свидетельствующих, что Россия в предвоенный период находилась на подъеме.

К обрушению экономики привели революции, а произошли они вовсе не потому, что при «царе было плохо», напротив. Успехи России породили страх «западных партнеров», вознамерившихся остановить быстрое экономическое развитие нашей страны. Именно они приложили усилия для того, чтобы поддержать оппозиционно настроенную часть российской элиты. После победы в Первой мировой Россия получала бы значительные территориальные приобретения, что тоже не устраивало «союзников». Напомню, что в 1916 году Германия, Австро-Венгрия и Турция потерпели поражения в ряде операций на Восточном фронте, и в целом кампания 1916 года закончилась в пользу России. На весну 1917 год планировалось всеобщее наступление Антанты, и руководство нашей страны готовило дальнейшее укрепление армии и флота, представлявших грозную силу. Неслучайно в январе 1917 года Германии приходилось держать на Восточном фронте 1,9 млн своих военнослужащих [12].

До Февраля 1917 года русская армия уверенно шла к победе и представляла собой мощный и боеспособный организм. Об этом красноречиво говорит следующий факт.

Петербург достиг соглашения с Англией и Францией о том, что после победы Россия включит в свой состав Стамбул и проливы (Босфор и Дарданеллы). Наша дипломатия выдвинула претензию на Турецкую Армению и часть южного побережья Черного моря. Лондон и Париж проглотили и эту горькую пилюлю.

Летом 1916 года Россия и Япония фактически поделили между собой Китай, оформив это особым договором. В секретных положениях текста говорилось, что Россия и Япония не допустят, чтобы Китай попал под владычество державы, враждебной по отношению к договаривающимся сторонам. С проигрывающей страной такие договоренности не заключают, и, действительно, Четверной союз уже был на пороге краха.

Победа в войне открывала бы перед нашей страной новые перспективы, но крест на них поставили революции.


Дионис Каптарь – писатель, публицист. Ведущий на youtube-канале День-тв. В разные годы публиковался в журнале «Однако», Военно-промышленном курьере, Еженедельнике «Звезда» и др. Автор ряда книг, в том числе (под псевдонимом «Дмитрий Зыкин»): «Как оболгали великую историю нашей страны», «Большая игра. Британия и США против России», «Перевороты и революции: зачем преступники свергают власть». «Запрещенная экономика. Что сделало Запад богатым, а Россию бедной».



[1] Курлов П. Г. Гибель императорской России. ― М.: Захаров, 2002. С. 15
[2] Глобачев К. И. Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения, / под ред. 3. И. Перегудовой [сост. 3. И. Перегудова, Дж. Дейли, В. Г. Маринич]. ― М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. С. 119.
[3] Заварзин П. П. Жандармы и революционеры. Издание автора, Париж, 1930. С. 235–236.
[4] Фишер. Ф. Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914–1918 гг. — М.:Политическая энциклопедия, 2017. С. 65-66.
[5] Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина Схватка за Европу: 1939– 1941 гг. (Документы, факты, суждения). — М.: Вече, 2008. С. 15.
[6] Сидоров А.Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны. — М.: Наука, 1973. С. 350.
[7] Симонов Н.С. Развитие электроэнергетики Российской империи: предыстория ГОЭЛРО. — М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. С. 27.
[8] Симонов Н.С. Развитие электроэнергетики Российской империи: предыстория ГОЭЛРО. — М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. С. 28-29.
[9] Челинцев А.Н. русское сельское хозяйство перед революцией. ― М.: Кооперативное издательство студентов сельско-хозяйственной академии им. Тимирязева «Новыйаграном», 1928. С. 10-11.
[10] Космодемьянский А.А. Очерки по истории механики. ― М.: Просвещение, 1964. С. 254.
[11] Космодемьянский А.А. Очерки по истории механики. ― М.: Просвещение, 1964. С. 248.
[12] The Journal of Military History, Volume 70, Number 3, July 2006, pp. 667-701 (Article). «Thу Blood Test Revisited: A New Look at German Casualty Counts in World War I» James H. McRandle, James Quirk. С. 696.



Специально для «Столетия»



Tags: Первая мировая война, Российская империя, история России, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 98
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal