matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Первые москвичи



Вятичская красавица

Сельское население Московского края в раннефеодальную эпоху изучали в основном по погребальным памятникам – курганам. Первые раскопки курганов в Подмосковье были проведены около 135 лет тому назад. С тех пор исследованы тысячи курганных погребений, получен огромный материал, позволивший еще в начале нынешнего века высказать важные положения о расселении древнерусских племен, а сорок с небольшим лет тому назад – создать полную монографию об одном из крупнейших племен (или, как теперь думают – племенных союзов) – вятичах. С тех пор археологические коллекции курганных древностей еще намного выросли. Хорошо изучен быт вятичей и их соседей – кривичей: занятия, одежда, украшения, обряды и верования. Однако внешний облик крестьянки из Подмосковья мог быть восстановлен во всех деталях за исключением… лица. Желая оживить экспозицию, сотрудники Исторического музея были вынуждены поместить там фотографию одной из своих коллег – Л.А. Евтюховой (внешность которой наиболее соответствовала их представлениям о вятичской женщине) в украшениях, найденных при раскопках.

Но подлинный физический облик подмосковных крестьян было важно выявить не только для целей экспозиции. Прежние исследователи подвергали сомнению саму славянскую принадлежность курганов, объявляя многие из них мерянскими (угрофинскими). И если теоретически археологи и антропологи давно уже опровергли это предположение, то все же многого нужно было ожидать в этом плане и от пластической реконструкции.


Основой для первой такой реконструкции послужил череп женщины, предложенный М.М. Герасимову Государственным историческим музеем. Он был взят из кургана № 2 группы Саввинская слобода в окрестностях Звенигорода. Эта группа курганов раскопана в 1951 г. А.В. Успенской. Как показали находки семилопастных колец ранней формы, решетчатых перстней, хрустальных шарообразных и бипирамидальных сердоликовых бус, под курганами XI-XII вв. были похоронены вятичи. В кургане № 2, где по крайней мере один череп очень хорошо сохранился (что в этой курганной группе редко), обнаружены как раз ранние формы украшений, что позволило автору датировать его XI в.

У нас, к сожалению, не сохранилось антропологической характеристики черепа, сделанной М.М. Герасимовым. Но созданная им по этому черепу пластическая реконструкция повторялась потом несколько раз и обошла страницы многих изданий. Голова молодой женщины редкой красоты с изящным овалом лица, довольно большим, но пропорциональным, с прямой спинкой, носом, большими глазами. Прическа, одежда и украшения в разных вариантах различны. Они соответствуют задачам экспозиции того или иного музея.

В первом варианте реконструкции, выполненном для Государственного исторического музея, при консультации Б.А. Рыбакова, сделана девичья прическа, видимо, по этнографическим аналогиям – с заплетенной косой. На шее девушки – ожерелье из бипирамидальных сердоликовых и шарообразных (хрустальных или стеклянных) бус с серебряными привесками-лунницами, найденными, правда, не в этом кургане, а в соседней курганной группе (у д. Клопово). Вятичка одета в холщовую рубаху с прямым разрезом ворота и скромной вышивкой по его краю. Этот бюст можно считать вполне документальным, и только две его детали могут быть подвергнуты сомнению. Первая – неточное соответствие украшений – незначительна: ожерелье, подобное найденному в соседней курганной группе, вполне могла носить и эта женщина.

Сложнее обстоит дело с прической. Погребение в кургане № 2 было парным: в деревянном срубе погребены мужчина и женщина, очевидно, муж и жена. Следовательно, изображение прически этой женщины с заплетенной девичьей косой (которая, как известно, расплеталась при свадебном обряде и уже больше никому не показывалась) не обосновано этнографическими и археологическими данными. Однако авторы реконструкции имели право придать ей и такой облик, поскольку не ставили себе задачи восстановления внешности конкретного исторического лица – они стремились воссоздать собирательный образ вятичской девушки, использовав лишь документальный антропологический материал.

Пожалуй еще больше допущений сделано при втором варианте реконструкции, выполненном М.М. Герасимовым в 1952 г. по заданию Музея истории и реконструкции г. Москвы при консультации М.Г. Рабиновича. Наиболее точно соответствовало бы обстоятельствам находки изображение женщины в кичкообразном головном уборе, украшенном семилопастными височными кольцами, хотя от головного убора женщины в кургане № 2 остались лишь височные кольца и форма его нам не известна. Однако найденные в других курганных погребениях остатки головных уборов и более позднее (XVII в.) изображение крестьянки из Подмосковья в кичкообразном головном уборе, бытовавшем в этих местах и в XVIII-XIX вв., могли обосновать такую реконструкцию. Но как в первом, так и во втором случае бюст вятичской женщины был задуман как часть конкретной экспозиции, где находились определенные комплексы вещей.

Второй вариант реконструкции должен был также показать женскую прическу (что исключало возможность реконструкции головного убора, полностью закрывавшего эту прическу) и способ ношения конкретных украшений, выставленных тут же рядом, – шейной гривны, головного венчика, височных колец с особым орнаментом, характерным для селений, расположенных близко от города. Эти вещи были найдены в кургане у с. Зюзино (ныне в Советском районе г. Москвы). Лицо женщины в точности такое же, как и в первом варианте реконструкции, одежда – та же рубаха. Но прическа совсем иная. Она восстановлена по материалам раскопок курганов в Поворовке (неподалеку от ст. Крюково к северо-западу от Москвы).

В кургане № 12 поворовской группы, благодаря счастливо сложившимся природным условиям, на голове женщины сохранились полностью темно-русые волосы. Удалось восстановить и прическу: волосы расчесаны на две стороны (прямым пробором), в косы не заплетены, а собраны в пучок на затылке. Пряди волос шли по сторонам лба, закрывая уши, к пучку; серебряный венчик охватывал всю прическу, концами зажимая пучок. Найденные ниже венчика мелкие кольцеобразные бусы обозначали край головного убора. Сам убор не сохранился. Можно лишь констатировать, что вся прическа и часть лба женщины были закрыты и даже венчик вряд ли был виден.

Украшения – височные кольца и гривна – как уже было сказано, сделаны М.М. Герасимовым в точности по подлинникам, найденным в Зюзине, с таким расчетом, чтобы посетитель музея мог узнать в них те самые вещи, что выставлены тут же в витрине.

Таким образом, если первый вариант реконструкции дает собирательный образ, построенный на находках из двух соседних курганных групп и на этнографических материалах, то для второго варианта привлечены находки из трех курганных групп в более широком территориальном и хронологическом диапазоне (Поворовка и Зюзино – сельские кладбища XII в.). Образ стал еще более собирательным. Кроме того, он стал и более условным, специально приспособленным к нуждам экспозиции. Если женщина, погребенная в кургане у Саввинской слободы, и могла носить такую прическу, похожие височные кольца, гривну и венчик, то все же, безусловно, не ходила с непокрытой головой.

Мы дали подробный разбор этих двух вариантов пластической реконструкции, чтобы показать, как один и тот же антропологический материал может быть представлен по-разному в зависимости от внешнего оформления, как одна и та же документальная реконструкция лица по черепу может послужить для разных экспозиционных решений.

Вятичка. Реконструкция по черепу из кургана у Саввинской слободы

1 – вариант Государственного исторического музея


2 – вариант Музея истории и реконструкции г. Москвы


Кривич

Славянское население Московского края слагалось, как известно, на основе двух главных компонентов – вятичей и кривичей. Естественно, что после реконструкции женщины-вятички понадобилось и восстановление облика кривичей. Для этого в 1959 г. был выбран череп из Одинцовского могильника. Группы курганов из Одинцова выделяются среди других курганных могильников Подмосковья и представляют особый интерес. В большинстве московские курганные группы оставлены малодворными деревнями и потому обычно невелики: пять – тридцать насыпей. Одинцовский же – наибольший из курганных могильников Подмосковья – значительно превосходит по количеству насыпей все другие памятники: до раскопок здесь насчитывалось 248 курганов. Могильник был зарегистрирован Музеем истории и реконструкции г. Москвы в 1958 г., а до этого не значился ни в одной из сводок подмосковных памятников. Курганы расположены в старом густом Подушкинском лесу, на берегах речки Самынки, притока р. Москвы, близ г. Одинцово.

Экспедицией Музея истории и реконструкции г. Москвы (руководитель А.Г. Векслер) в Одинцове раскопано свыше 50 курганов. При исследованиях могильника среди массы вятичских погребений впервые в столь непосредственной близости от Москвы – около 20 км от границ древнего города – оказались кривичские захоронения, что еще раз подтверждает отмечавшийся и при других исследованиях стык расселения этих племен неподалеку от городка Москова – будущей столицы.

Могильник состоит из восьми групп курганов, отстоящих друг от друга на 200-400 м, каждая из групп, по-видимому, была кладбищем одной деревни, а в целом могильник являлся, вероятно, общим некрополем какой-то волости.

Захоронения кривичей отмечены в курганной группе Одинцово III. В женских погребениях здесь встречены браслетообразные височные кольца с разомкнутыми, далеко заходящими друг за друга концами, один из которых оканчивается эсовидным завитком. Такие кольца датируются XI-XII вв. Височные кольца подобного типа известны в новгородских, костромских и других курганах. Встречались они также в курганах на территории Московской области, но у западных границ города обнаружены впервые.

При раскопках кургана № 7 в группе Одинцово III, датированной по комплексу керамики и вещей XII в., в 1958 г. было вскрыто мужское погребение, совершенное на уровне горизонта. Костяк – длиной около 190 см – лежал вытянуто на спине и был ориентирован головой на запад.

Долихокранный овоидной формы череп принадлежал мужчине зрелого возраста (по определению М.М. Герасимова, около 40 лет). Приводим его краткое описание (по Г.В. Лебединской): «Лоб низкий, слегка наклонный. Глабелла и надбровные дуги слабо выражены. Орбиты средних размеров, округлых очертаний. Нос высокий, резко выступающий, с волнистой спинкой. Носовое отверстие узкое, нижний край антропинный. Выступание носового шипа соответствует 5 баллам. Клыковые ямки глубокие. Альвеолярная часть средней высоты, ортогнатная. Нижняя челюсть имеет высокое тело и хорошо выраженный подбородочный выступ. Череп европеоидный – по своим показателям характерен для восточных славян группы “тверские кривичи”. Т.И. Алексеева определяет этот антропологический комплекс как валдайско-верхнеднепровский».

По одинцовскому черепу М.М. Герасимов восстановил портрет немолодого мужественного человека. У него прямо посаженная голова, узкое лицо, слегка покатый лоб, тонко очерченный нос, энергичный сильно выступающий подбородок.

М.М. Герасимов реконструировал кривича при консультации А.Г. Векслера. В соответствии с летописными миниатюрами и этнографическими аналогиями кривич изображен с довольно длинными волосами, стрижеными «под горшок», со свисающими усами, небольшой раздвоенной бородкой.

Одет он в рубаху туникообразного покроя с прямым разрезом ворота, с небольшим стоячим воротником, застегнутым вместо пуговицы бронзовым бубенчиком. Такой покрой рубахи издревле характерен для всех восточных славян, наряду с рубахой без воротника – голошейкой. Такова рубаха из кургана XII в. из раскопок Д. Самоквасова в Киевской губ. и некоторые другие курганные древности. Не противоречат этому ни летописные миниатюры, ни изображения одежд в заглавных буквах рукописей XIV в. Застежки-бубенчики зарегистрированы в Одинцовских курганах. Элементы характерной для кривичей вышивки отмечены в Харлаповских курганах. Так мог выглядеть кривич XII в., – подмосковный смерд, видевший, а вполне вероятно, и строивший деревянный Московский Кремль. Бюст работы М.М. Герасимова вместе с бюстом вятичской женщины украшает экспозицию Музея истории и реконструкции г. Москвы.

Кривич. Реконструкция по черепу из кургана Одинцовского могильника


Источник: А.Г. Векслер, М.Г. Рабинович, Н.С. Шеляпина. М.М. Герасимов и история Москвы (работы по восстановлению облика древних жителей Московского края и русских царей) // Антропологическая реконструкция и проблемы палеоэтнографии. Сборник памяти М.М. Герасимова. М., 1973


Курганы вятичей в Царицыно




Tags: Москва, археология, история России
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 83
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments