matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Хакасский эпос

Константин Кущев

В 1786 г академиком П.С.Палласом в селе Означеное найден могильный камень с рунической надписью на древне-тюркском. Сам камень хранится в Минусинском музее имени Мартьянова с 1880 года. В 1896 году он переведен Н.В.Радловым.


(Я отделился от родни и жен
Не в добрый час я был среди врагов
Кюг-Куль-Тутук я - с миром разлучен
Я нынче с элем разлучен и с ханом,
С конем своим и золотым колчаном.
Мне было тридцать пять, герою лет
Эль Ынанчы, ты знай, я верным был.
Пусть благоденствует наш славный хан.
Пусть здравствует мой род и мой народ.
Врагов моих не счесть, а я ушел.)


Младенчества не помню я. Скорей
Оно прошло среди лесных зверей
Эль Ынанчы меня нашёл у скал
Дал имя мне и сыном воспитал
Пусть ждут меня суровые метели
Я навсегда останусь сыном эля.
Чуть выше, чуть сильней – я рос как все
Лишь странный знак был на моём плече.
Родители, - так говорил шаман,-
Оставили его как талисман.
Всегда я первым был среди детей.
Шутя переплывал я Енисей
Стрела в стрелу ложил я метко в цель
И мной гордился наш суровый эль.
Не раз я забирался на Хагас
Смотрел на мир, куда хватало глаз
И там, пока не занялась заря
Я ветру исполнял танец Огня
Двенадцать лет прошло я повзрослел,
в учебной схватке хана одолел
я выбил саблю из могучих рук,
с тех пор ношу я звание тутук
Стрела поёт, летит копьё
Так детство кончилось моё.
Я двадцать лет отвоевал
Оборонял Лубсанов Вал…
Из боя в бой и от войны к войне
Летел вперёд на огненном коне.
Я закалился в битвах, возмужал
Как в горне синеву набрал кинжал,
Как доблесть воина проявится в бою-
Так верил я в счастливую судьбу.
За верность долгу досточтимый хан
Дал в жёны дочь и золотой колчан.
Не многие достойны чести
Ханскую дочь считать невестой.
Жён стало три, но лишь она
Одна мне сына родила.
Последнего из трёх моих детей
Благословил могучий Енисей.
Я к Енисею мальчика носил,
просил, что б дал ему побольше сил.
Тревожный мир закончился и вот
Собрался хан в очередной поход
Прощались долго мы с любимою женой.
«Уже не свидимся, хозяин, мы с тобой»-
Она сказала мне. Её глаза
Печалью женскою наполнила слеза.
Я помню, рассмеялся ей в ответ:
Ещё мы проживём сто двадцать лет,
Я обязательно вернусь, ты только жди.
Не знал я глупый то, что будет впереди.
Мы шли ночами по вершинам гор
В Уйгурский Каганат. С недавних пор
Нас на границе начали теснить-
Короткой дружбы оборвалась нить.
Как с гор весной спускается поток
Неудержимо шли мы на восток.
Как рысь бесшумно я скользил во тьме.
Вокруг спокойно - не спокойно мне.
Ни зверь, ни ястреб не увидел нас,
А караулы не смыкали глаз.
Десятой ночью нашего пути
Привал врага нам удалось найти.
Наш следопыт, нагнувшись до земли
Сказал: они недавно здесь прошли.
Хочу сегодня всех предостеречь,
Что завтра предстоит нам в землю лечь-
Их вдвое больше,- говорят следы,
А остановятся они возле воды.
Но если духи гор помогут нам
Устроим нынче мы Катта-Байрам
Пусть ветер смерти дует им в лицо.
К утру, мы взяли неприятеля в кольцо.
Уверенность лилась из наших глаз,
Ничто не сможет помешать Ха-гяз.
Я свято верил - не порвать кольца
Да пусть хоть пятеро на одного бойца.
Родимое пятно как амулет
Мне было тридцать пять, герою, лет.
В атаку протрубили нам рога,
Мы разом навалились на врага.
А враг ослеп и отступал
От наших боевых зеркал.
Но бой неравный шёл четвёртый час
И двух десятков не осталось нас
Враг лучников расставил на холме
Одна из стрел предназначалась мне.
Сквозь лязг мечей эль громко приказал:
«Мы отступаем!» Тут же я упал,
Но стал спокоен с раною в груди-
Я знал всегда - мне предстоит уйти.

В сознание я долго приходил
В бреду метался и воды просил.
Взрывалась адской болью моя грудь
Не шелохнуться мне и не вздохнуть.
Пещеру видел, в ней слепящий свет,
Я с теми говорил, кого уж нет.
И вновь, и вновь от боли умирал,
Но, правда, непременно воскресал.
Пришёл в себя через неделю,
Раздетый, вымытый, в постели.
Недалеко седой старик
Молился духам. Он приник
К земле седою головой.
Тогда я понял, что живой.
Спустя неделю сел я у огня
Старик суровый осмотрел меня.
Мой мальчик, - он сказал, - ты будешь жить,
Садись удобнее - я буду говорить:
-Случилось это много лет назад
По службе я оставил Каганат.
Мой путь лежал на запад, сквозь Саян,
Где к Енисею устремился Абакан.
Где воды весело несёт Абдыр
И хмурится сердитый Кантегир.
Со свитой, как положено послу
Я шёл, что бы предотвратить войну.
Со мной в пути была жена и сын,
И мне казалось, я не уязвим.
Мой путь был Шёлковым в любом из смыслов.
Щербет был сладким, а кумыс был кислым
Я вверил случаю дальнейшую судьбу,
Но не заметил наступившую беду.
Когда слуга снимал с котла нагар
На нас из тьмы напал отряд тагар.
Я бросил сыну тихо: не кричи!
В напавшем воине узнал я Ынанчы.
и грудью на его дороге встал,
а сын неслышно в горы убежал.
В ближнем бою я был не так уж плох,
Но нападавший взял меня врасплох.
в ночном бою я потерял семью,
свободу потерял в ночном бою.
В плену я пробыл месяц или два
Дни для меня летели как года
но выздоровев и набравшись сил
Бежал из плена, бога я просил,
Что б сын мой маленький остался жив,
Что б прожил жизнь не тужась, не тужив.
Он был как все лишь на плече
Пятно горело, словно на мече
Блик солнца отразился вдруг
И озарил собою всё вокруг.
пришёл домой оборванный, худой,
с больною и седою головой.
я три похода в скалы снаряжал,
туда, где сына своего я потерял.
отдал я в жертву 35 быков,
что бы не видеть тех кошмарных снов,
которые так мучили тогда-
я не нашёл ни сына, ни следа.
Воды немало утекло с тех пор
Случайно я услышал разговор
Что хан тагар идёт на нас войной
Что снова будет бой, кровавый бой.
Мы выступили тут же, не таясь
Я счастлив, поквитаться был с ха-гяз.
Эль Ынанчы и их великий хан
Решили жертвой стать своим богам.
Ну что ж, я поквитаюсь наконец
Холодной местью утешится отец.
Утром, когда напали вы
Мы ждали вас, расставили полки
И вы как муха к пауку пошли
Во все глаза искал я Ынанчы.
Вся ярость к вам, непрошенным гостям
Передалась мечам и лошадям.
Но не исполнился кровавый мой обет
Средь раненых и мёртвых эля нет.
Я долго среди тел его искал
Пока твой тихий стон не услыхал.
Тебе досталось - ты был весь в крови,
Уйгурская стрела торчала из груди.
Взглянул я мельком на твоё плечо
И обомлел, мне стало горячо
Тот знак, который на тебе
Встречался лишь в моей семье.
От сына к сыну перешло оно
Приметное родимое пятно.
Среди врагов случайно ты взращён,
Стрелою лучника, случайно, возвращён.
Мир полон зла сынок, но наконец
Теперь ты знаешь всё. Я твой отец!
Мы тихо говорили до утра
Лишь пепла пыль осталась от костра.
Я про себя всё честно рассказал
Внимательно он слушал и молчал.
-Ты мне не враг, отец, но и не друг
Зовут меня теперь Кюг-Куль Тутук
Твой раб принёс меня не в добрый час
От смерти ты меня напрасно спас.
Хоть нет на мне колодок и оков
Я не сумею жить среди врагов.
В бою Ха-гяз я и в душе Ха-гяз.
Прости, но время разлучило нас.
Недолго жил, среди чужих людей
Безлесых гор, возделанных полей.
Но вновь приобретённое семейство
Мне никогда бы не привило Манихейства.
Я верил в Боруса и в добрый дух Омай,
С тоской я вспоминал родной Ай- Дай.
Теперь мне не было пути назад.
Я проклинал себя и Каганат.
Кругом враги и сам себе я враг,
Но в звёздном небе я увидел знак.
Смотрел я на упавшую звезду
И понял - завтра вечером уйду.
-Отец не останавливай меня.
Дай мне кинжал и своего коня,
Броня мне не нужна я на войну
С твоим народом больше не пойду.
И сердца своего ты не тревожь…
Успел сказать, как чей-то острый нож
Мелькнул из мрака огненной чертой.
Отец заметил и закрыл собой.
Откинулась седая голова
Он умер быстро, лишь его глаза
В последний миг всё для себя решили,
Всё взвесили, увидели, простили.
«Прости и ты»- я тихо прошептал
И вынул из груди его кинжал.
Я рвал врагов как бешенный медведь.
В бою последнем встретил свою смерть.
Эль Ынанчы, ты знай, я верным был
И долга своего я не забыл.
Пусть благоденствует наш славный хан,
Могучим воином пусть станет мальчуган.
Пусть гложет волк в тайге пустой мосол
ВРАГОВ МОИХ НЕ СЧЕСТЬ, А Я - УШЁЛ.




Tags: Хакасия, эпос
Subscribe

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 103
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments