matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Зачем Россия расконсервирует антарктическую станцию "Русская"


Мыс Беркс. Фото предоставлено Вячеславом Мартьяновым, РАЭ

Официально Антарктида — ничей материк, территория учёных. И при этом она входит в зону интересов десятков государств. В начале года Аргентина презентовала новую карту, куда входит "аргентинский" сектор континента. Китай планирует построить десять полярных станций, а их собственная карта ледового материка пестрит новыми топонимами: пик Конфуция, плато Шанхай, ледник Панда. И это всё в той самой Антарктиде, которую 200 лет назад открыли — на минуточку! — русские моряки. В полевой сезон 2020/21 года Россия расконсервирует полярную станцию "Русская". Какие планы на неё у наших учёных и значит ли, что наша страна усилит свои позиции на шестом континенте?

Русские снова на "Русской"

Тридцать лет потребовалось для того, чтобы русские учёные вернулись на антарктическую станцию "Русская". Её законсервировали из-за экономических сложностей и потери части груза, необходимого для зимовщиков. Казалось, что уходят на один сезон, но вскоре поменялась не только страна, но и её приоритеты.



Фото: Марина Заиченко, участница фотоконкурса РГО «Самая красивая страна»

В какой-то момент даже такие матёрые полярники, как начальник Российской антарктической экспедиции (РАЭ) 1991–2017 годов Валерий Лукин, утрачивали веру в научный ренессанс, ведь в управленцы пришли люди, далёкие и от Арктики, и от Антарктики.

— Однажды правительство Российской Федерации на полном серьёзе выпустило постановление, которое гласило: "Продлить сроки летней навигации на трассе Северного морского пути до конца декабря". Пример анекдотический, но реальный. А природу нельзя обмануть! Никакие постановления её не изменят, — рассказывает Валерий Лукин.

Приводит "Русскую" в порядок 66-я сезонная экспедиция Арктического и антарктического НИИ Росгидромета. Если всё пойдёт по плану, уже в следующем году полярники останутся там на зимовку.


Фото предоставлено Вячеславом Мартьяновым, РАЭ

— Это самый малоизученный район нашей планеты, — говорит начальник отдела долгосрочного планирования и инвестиционных проектов Российской антарктической экспедиции Вячеслав Мартьянов, — единственная станция на всём Тихоокеанском побережье Антарктики, которая закрывает практически весь Тихий океан. Место очень сложное и при этом уникальное — центр тихоокеанского региона Антарктики. Циркуляция атмосферы, океанология, геология — там находится продолжение тихоокеанского огненного кольца с его вулканами... Куда ни посмотри, всё очень интересно с точки зрения науки.


Зимовочный статус станции возвращают согласно программе развития Антарктики, утверждённой правительством России ещё в 2010 году. Сейчас к Антарктиде идёт научно-экспедиционное судно "Академик Трёшников".

Бюджет Российской антарктической экспедиции увеличили примерно до полутора миллиардов. Дополнительные средства выделили в первую очередь для рейса судна.


Станция Русская. Фото предоставлено Вячеславом Мартьяновым, РАЭ

За тридцать лет пустования станция стала ледяной избушкой. Антарктическая экспедиция заходила туда в 2006 и 2008 годах. Картина разрушения поразила даже бывалых полярников: дизельную электростанцию полностью занесло снегом, стёкла выдавило, помещения забило по крышу льдом, а в самой крыше образовались проломы. Полярники выдолбили лёд, починили кровлю, но в 2019 году картина предстала прежняя…

Там всё очень быстро разрушается. Крыши снова разобраны, стёкла выдавлены... Хуже того, из-за влаги, которая образуется при резких потеплениях, в двух капитальных объектах — служебно-жилом здании и здании ДЭС — образовалась плесень. Пришлось начинать все работы сначала, — рассказывает начальник отдела долгосрочного планирования и инвестиционных проектов РАЭ. — Сейчас планируем делать ремонт крыш, поставить новые дизель-электростанции, отремонтировать топливное оборудование и восстановить ледотаялку: озеро, которое давало пресную воду, заморожено до дна, а другой воды там нет.

Историческая справка:

"Русская" — советская и российская антарктическая станция, расположена в Западной Антарктиде на побережье Земли Мэри Бэрд, на небольшом выходе коренных пород у мыса Беркс. Высота станции над уровнем моря — 134 метра. Несмотря на то что станцию начали строить в 1973 году, из-за крайне сложных ледовых условий и частых ураганных ветров станцию открыли только в феврале 1980 года. Первоначально постройки станции состояли из щитовых деревянных домиков типа ПДКО. В 1984 году началась перестройка станции, и в 1984–1985 годах на станции были построены два здания из алюминиевых панелей на металлических фундаментах. Станцию законсервировали в 1990 году.
Жилые строения здесь может в прямом смысле сдуть ветром, а полярникам приходится пристёгивать себя к стальным тросам, чтобы добраться до оборудования.



Служебно-жилое здание станции Русская. Фото предоставлено Вячеславом Мартьяновым, РАЭ

Мне лично доводилось регистрировать ветер больше 76 м/с, — рассказывает Вячеслав Мартьянов, зимовавший на станции в 1983–1984 годах. — Средняя скорость ветра за год в этой местности составляет примерно 15 м/с, то есть 50 дней в году она превышает 50 м/с. А ведь начиная с 36 м/с ветер считается ураганным. Кроме того, в окрестностях станции "Русская" зафиксированы самые низкие показатели атмосферного давления на территории Антарктики — туда приходят очень глубокие циклоны.

Но зачем нам нужна антарктическая станция в таких невыносимых условиях?


Фото: Алексей Куденко

Ради спутников и космической погоды

Расположенная в самом труднодоступном секторе Антарктиды станция "Русская" открывает уникальные возможности для научных исследований, а других станций в этом районе не существует. Здесь проводили и будут проводить вновь гидрометеорологические, геофизические и гидрологические наблюдения, а кроме этого — делать расчёты космической погоды. Дело в том, что в сторону Земли постоянно идёт поток так называемых солнечных электроджетов — энергетически заряженных частиц, которые отражаются магнитосферой нашей планеты. В районе Антарктиды их особенно много.

Но прежде всего "Русская" нужна для реализации космической программы.

— Нам необходимо установить оборудование, которое регистрировало бы движение спутников над гигантской акваторией — южной частью Тихого океана, — убеждён Вячеслав Мартьянов. — В этом регионе существует всего три места, где можно было бы установить аппаратуру для работы с системой ГЛОНАСС: Гавайские острова, остров Пасхи и станция "Русская". Для нашей страны доступна только она.


Фото: Алексей Куденко

Но чем плоха нынешняя ГЛОНАСС? Чтобы ответить на вопрос, надо немного разбираться в принципах работы спутниковой навигационной системы. В мире их существует четыре: российская ГЛОНАСС, американская GPS, европейская "Галилео Галилей" и китайская "Компас". Каждая страна выбирает свой геоид — математическую фигуру Земли — с наименьшим искажением на её территории. Поэтому система GPS выдаёт серьёзные неточности, когда речь идёт о России.

В любой стране есть государственные секреты. Так, на территории некоторых районов США GPS не работает для иностранных самолётов. Или разработчики системы при желании могут программным путём ввести плавающую ошибку, которую в отличие от постоянной очень сложно отследить. Именно поэтому нам важна отечественная система, опирающаяся на подходящий геоид, — говорит Валерий Лукин.


Китайская луна. Фото: Дмитрий Резвов, участник фотоконкурса РГО «Самая красивая страна»

Точность спутниковых данных о местоположении того или иного объекта даёт погрешность в диаметре 15 метров. Для авиации и других прикладных сфер это слишком много, там имеет значение каждый сантиметр.

Чтобы увеличить точность, необходимо использовать систему ДКМ (дифференциальной коррекции и мониторинга) — её станции отслеживают сигнал спутника и рассчитывают поправки, благодаря которым точность данных системы ГЛОНАСС становится гораздо выше. Сейчас такие системы стоят на "Беллинсгаузене", на "Новолазаревской", на "Прогрессе", в перспективе мы планируем установить ДКМ на "Мирном". И обязательно нужно поставить её на "Русской", чтобы замкнуть цепь, — рассказывает Вячеслав Мартьянов.

В данный момент в ГЛОНАСС работают 24 спутника, ещё два остаются в горячем резерве — они находятся в космосе, и при необходимости их в любой момент можно включить.

По словам Валерия Лукина, орбита, по которой движутся спутники, зависит от притяжения Земли, которое в разных районах различается. Это связано с разницей в распределении масс магматических пород под земной корой. Для того чтобы рассчитать географические координаты определённого объекта, необходимо постоянно проверять и вносить коррекцию в положение спутников на орбите.


Фото предоставлено Вячеславом Мартьяновым, РАЭ

— Если у американцев есть огромное число военных баз по всему миру, где они и устанавливают станции систем ДКМ, то у нас ситуация другая, — говорит Валерий Лукин. — Долгое время Роскосмос пытался договориться об их размещении с различными странами Южного полушария в Южной Америке, Африке, Австралии… но где-то нестабильны политические режимы, где-то мы получили отказ, и в результате единственным подходящим местом размещения таких станций оказалась Антарктида. И для того, чтобы обеспечить наблюдения в тихоокеанском секторе, необходимо возродить станцию "Русская".

Немного политики

Все, кто хочет исследовать Антарктиду, живут по Договору об Антарктике, подписанному в 1959 году. В 1991 году страны подписали так называемый Мадридский протокол, который регламентирует деятельность антарктических экспедиций с точки зрения экологии. К началу 1998 года он был ратифицирован всеми консультативными сторонами Договора об Антарктике и вступил в силу. По сути, он служит юридическим барьером, не допускающим на материке деятельности, которая не обоснована научной программой и нарушает экологический статус заповедника. Если Договор об Антарктике не ограничен временным сроком действия, то действие Мадридского протокола истекает в 2048 году.

Впрочем, правительства разных стран до конца срока не ждут и разговор о принадлежности секторов Антарктиды поднимают уже сейчас.

Узнать, "Как Антарктида стала общей"



Возвращение к истокам

Сохранить станцию — пусть в законсервированном виде — удалось с большим трудом. Валерий Лукин вспоминает, что в 90-е годы ни в Госдуме, ни в правительстве страны не понимали, зачем России нужна Антарктида.

Мы смогли объяснить, что, если уйдём, пути назад не будет. Сыграло роль и то, что в 1991 году был принят Протокол по охране окружающей среды. Одно из его положений гласило: всё, что завезено в Антарктиду, но не используется, подлежит обязательной утилизации. Демонтировать все сооружения станции и вывезти их по затратам намного дороже, чем снабжение станции и обеспечение её бесперебойной деятельности. К счастью, люди, от которых зависит наше финансирование, это поняли, — вспоминает полярник.


Фото: Марина Заиченко, участница фотоконкурса РГО «Самая красивая страна»

Перед тем как вернуть "Русской" статус зимовочной станции, полярникам предстоит привести в порядок два капитальных объекта: служебно-жилой дом и служебное здание, где расположены ДЭС, гараж и мастерские.

В следующем году на "Русскую" поедут зимовать 10–13 полярников. Много это или мало? К примеру, у американцев на антарктических станциях в зимний период работает около 3 тысяч, а у России — 110 человек. Впрочем, успокаивают эксперты, один наш полярник стоит 20 иностранных.


источник



Tags: Антарктида, Россия, геополитика, наука
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 95
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments