matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года)



Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал итоговое за 2020 год исследование, посвященное оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Объектом исследования являются руководители субъектов Российской Федерации. Хронологические рамки рейтинга охватывают весь 2020 года, но в нём оцениваются те главы, которые находятся на своём посту на момент публикации исследования.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества.

Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении уровня оценок в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге губернаторов» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов самой широкой профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.


Анкеты, рассылаемые экспертам, не только дают им возможность формально оценить работу того или иного регионального главы, но и предлагают обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют более детально выявить причины успеха или неудачи тех или иных руководителей субъектов РФ. Кроме того, эти обоснования, как и данные персональных аналитических интервью, проводимых с экспертами, служат основой для составления аналитической части «Национального рейтинга».

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой на страницах рейтинга одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений сообщества. Эксперты, публично высказывающиеся в «Национальном рейтинге», делают это, не зная итоговых результатов исследования.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса руководителей субъектов («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ
Председатель Либерально-демократической партии России (ЛДПР)


Губернаторы – это опора исполнительной власти. Они воплощают все решения федеральной власти на местах. Поэтому спрос с них особый, так как большая власть порождает соблазны. Ведь в ином удалённом регионе глава может счесть себя царем и богом. До Москвы – далеко, проверяющие – свои люди, а денежные потоки – вот они, под рукой. И это главная проблема регионального звена исполнительной власти, что хорошо видно по тому, сколько возбуждается уголовных дел против губернаторов и высокопоставленных чиновников их администраций каждый год. По фактам взяток, злоупотреблений, превышения полномочий – в основном, по преступлениям коррупционной природы.

С этим явлением можно бороться «посадками», закручиванием гаек, но эффекта это не даст. Можно так перегнуть палку, что в конце концов расцветёт профанация. Губернаторы просто перестанут работать, чтобы не совершать никаких ошибок. При этом отдельные главы продолжат воровать, но – с удвоенной силой, чтобы успеть нахапать до отставки или уголовного дела.

Эту проблему нужно решать только системно и политическими методами. Лучшее средство – это развитая многопартийная система.

Губернатор от «Единой России»? Хорошо, но замы пусть будут от оппозиции: ЛДПР или КПРФ. В Смоленской области мы ещё в 2012 году пошли по этому пути. Губернатор от ЛДПР Алексей Островский ввёл многопартийную администрацию, и сразу уровень коррупции резко снизился, регион улучшил позиции в рейтинге по этому показателю.

Второе – нужно вовремя сменять глав регионов и тоже учитывать их партийную принадлежность. Пример – Дальний Восток. В силу удалённости от Москвы этот регион дольше остальной России очищался от криминала 1990-х. С 1996 года уголовные дела возбуждались против трёх губернаторов-дальневосточников! И все были связаны с партией власти. Понятно, почему – проще приспособиться, такой партбилет дает определённую защиту.

Но жители Дальнего Востока давно это поняли: все губернаторы – от одной партии, и ничего не меняется. В итоге там перезрел запрос на политические перемены.

Вот почему в 2015 году жители Амурской области так хотели победы нашего депутата Ивана Абрамова. Вот почему в Хабаровском крае в 2018 году люди поддержали Сергея Ивановича Фургала и до сих пор защищают его, так как чувствуют несправедливость в его деле. После его отставки они уже не приняли бы губернатора от «Единой России». И президент назначил новым главой региона Михаила Дегтярева, тоже от ЛДПР. И сейчас он многое исправляет в крае, во многом преуспел, потому что понимает свою политическую ответственность.

Поэтому в будущем залог повышения качества работы региональной власти, губернаторского корпуса – в политической конкуренции.

Сергей МИРОНОВ
Председатель партии «Справедливая Россия»


Приходится констатировать, что влияние губернаторов на подведомственных территориях снижается год от года. 2020-й год, ситуация с коронавирусом обнажили ряд острых проблем, с которыми сталкиваются руководители регионов. В первую очередь, это проблема межбюджетных отношений. Продолжающееся тотальное изъятие налогов в федеральный бюджет угрожает развитию территорий и выполнению социальных обязательств.

Обострение положения в регионах не заставило себя долго ждать. По объективным причинам весной и осенью в подавляющем количестве субъектов РФ не оказалось возможности для быстрой организации системы противодействия распространению коронавируса. Как говорится, спасибо реформе и оптимизации здравоохранения, которые подорвали отечественную медицину, но проблему усугубляет отсутствие средств в региональных бюджетах.

Мы видим, в каком отчаянном положении оказалось здравоохранение. Сегодня люди не могут получать нормальную медицинскую помощь, и та информация, которая попадает об этом в СМИ, – только верхушка айсберга. Не спасла ситуацию даже помощь, которую территории получили из федерального бюджета на борьбу с инфекцией. Деньги пришли с запозданием, и организовывать новые больничные койки стало поздно. Из-за этого в ряде регионов в полный рост встал вопрос о введении чрезвычайного положения и привлечении военных для борьбы с коронавирусом.

Очевидно, что для развития территорий губернаторы должны получить больше полномочий, которые обязательно нужно подкрепить реальными финансами. В противном случае руководители регионов будут всё больше напоминать внешних управляющих, выполняющих указания федерального центра.

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


Для губернаторов 2020 год стал годом несбывшихся ожиданий, при этом в первую очередь имеются в виду негативные ожидания (на устойчивую волну позитива в отношении себя большинство региональных начальников не рассчитывает уже много лет – как минимум с 2015-го). Речь прежде всего идёт о несбывшихся ожиданиях массовых отставок (как в рамках ежегодного двухэтапного «губернаторопада» весной и осенью, после выборов, так и в более масштабных рамках), а также и о связанном с ними сюжете, циркулировавшем на уровне слухов. Якобы, в середине года существовали планы федерального центра провести серию массовых отставок региональных начальников, сопровождаемых арестами.

Оба ожидания не оправдались, и тому есть разные причины. Что касается ежегодных перестановок в губернаторском корпусе, которые в последние годы происходили в феврале-мае (в широком диапазоне) и в сентябре – начале декабря, то в данном случае вмешались два наложившихся друг на друга фактора – плебисцит по поправкам в Конституцию и эпидемия коронавируса. Сначала, в феврале, в Москве решили, что перед голосованием по поправкам (изначально они были запланированы на конец апреля) нецелесообразно ставить на отлаженные электоральные машины (в каждом регионе – своя специфика) новых людей, а потом «менять коней на переправе» было нецелесообразно уже по эпидемиологическим причинам.

Однако в качестве компенсации федеральный центр заготовил на лето неприятный для губернаторов сюрприз. Отчасти причиной его появления стало желание Москвы отбить у региональных элит появившееся во время весеннего этапа пандемии ощущение субъектности, когда на протяжении практически месяца центральная власть «самоизолировалась» от неожиданно свалившихся на страну проблем, и решения «с колёс» приходилось принимать губернаторам и мэрам. Отчасти – желание стимулировать работу чиновников на местах в условиях минимизации коррупционной «смазки». Согласно циркулировавшим летом слухам, для этого был составлен «арестный» список глав регионов, в который входили 5-7 фамилий. Часть из них была представлена губернаторами, избравшимися вопреки воле Москвы в 2018 году, но не только. Например, сейчас это практически забытый факт, но в 2017 году уже бывший губернатор Белгородской области Евгений Савченко избрался вопреки планам федерального центра, опровергнув специально запущенные слухи о своей скорой отставке на пресс-конференции.

Однако, как и в случае со многими другими планами власти в уходящем году, сценарий дал сбой уже в самом начале его осуществления. Неожиданная реакция населения на арест хабаровского губернатора Сергея Фургала, лишь в незначительной степени ставшая «заслугой» местных элит, заставила Москву сначала заморозить свои планы, а позднее, судя по всему, отложить их на неопределённый срок. В итоге большинство губернаторов из «списка на вылет» остались на своих местах, а тот же г-н Савченко, например, покинул пост по «собственному желанию» (при этом, если верить слухам, не покинул губернаторский кабинет в обладминистрации, на котором всего лишь сменилась табличка). И региональные элиты (далеко не только Белгородской области) пристально наблюдают за этой ситуацией – сможет ли протеже команды первого замглавы АП Сергея Кириенко Вячеслав Гладков справиться с системой, которая выстраивалась десятилетиями, с 1990-х гг., и практически не испытывала внешнего воздействия.

Осенью ожидания традиционной волны перестановок вновь дали о себе знать. Например, политологи стали формировать свои версии «списков на вылет». Однако осенняя волна коронавируса, в совокупности со всё более заметным стремлением власти откладывать кадровые решения на 2021 год, свели эти слухи на нет уже к ноябрю. В итоге состоялись отставки, которые не было возможности откладывать даже на несколько месяцев, в частности, «смена караула» в Дагестане. В этом случае речь идёт всего лишь о смене фигуры исполнителя, а не отказе Москвы от «генерал-губернаторской» модели управления.

При этом уходящий год принёс и некоторые другие неожиданности губернаторам, не прогнозировавшиеся и в Москве. Имеют они знак «плюс» или «минус» – покажет наступающий год. Например, некоторые социологические замеры показали рост доверия и одобрения местных властей на фоне падения аналогичных показателей федеральных институтов. Это стало для региональных элит тем, что в англо-саксонской традиции принято называть challenge, а смогут они его конвертировать в новые возможности или только в проблемы – покажет 2021 год, который, скорее всего, будет гораздо более динамичным и менее предсказуемым, чем уходящий.

Основной его интригой с точки зрения региональной политики, вероятнее всего, станет изменение баланса в отношениях между федеральным центром и регионами. Вопрос в том, в какую сторону, и какими темпами. Прогнозировать это сейчас практически невозможно, поскольку все эти изменения, скорее всего, будут вписаны в гораздо более масштабный контекст, даже примерные рамки которого вряд ли станут известны раньше января-февраля наступающего 2021 года.

Сергей МАРКОВ
Политолог, генеральный директор Института политических исследований


Главная новость, тренд этого года для всех – коронавирус. Здесь несколько составляющих. Есть вещи, которые не зависят от губернаторов – это, прежде всего, объём эпидемии. Он зависел от того, насколько регион подключён к различным центрам притяжения: поэтому в Москве, Московской области, Питере, через которые больше всего летают за границу и по стране, и в которых больше других регионов осуществляется эта «связь с человечеством», сильнее всего и распространилась эпидемия.

Не объём эпидемии, не количество заболевших и погибших – оценивали в этом году другое. Прежде всего, люди оценивали то, насколько быстро приезжает скорая помощь, и ко всем ли она приезжает.

Второе – наличие коек в ковидных центрах, а также насколько быстро были развёрнуты дополнительные объёмы антиковидных госпиталей.

Третье – оценивали, насколько оказалась парализована другая медицинская помощь, потому что никому не нравилось, если ковидным больным помогали, а все остальные при этом не имели возможности лечиться.

Четвёртый параметр – наличие врачей и помощь врачам. Для того, чтобы активно работать, врачи должны были получать надбавки, премии, нужно было мобилизовать студентов медицинских вузов, каких-то медиков пенсионного возраста. Разумно – врачей-пенсионеров к ковидным больным не отправлять, но произвести замену: молодых отправить бороться с ковидом, а вместо них взять пенсионеров. Насколько оперативно решались такие проблемы, как была обеспечена врачами система здравоохранения – тоже очень важный параметр.

Следующий параметр оценки эффективности глав регионов в этом году – управление экономикой. Люди, конечно, хотели, чтобы была максимальная осторожность, дистанция, но без ненужного закрытия. Например, в Москве общественное мнение резко осудило известную толчею у станций метро, когда было принято крайне непродуманное решение по введению пропусков. Одновременно люди очень осуждали запрет на гуляние в парках – я не встречал ни одного человека, который считал бы, что это умное решение власти. К тому же мало было сделано, чтобы помочь людям сидеть на карантине.

Отношение людей к карантину делится примерно следующим образом: 85% хотят соблюдать закон – им надо помочь, 15% не хотят соблюдать закон – их надо заставить. Нужно было проводить обе линии, но было много ошибок и там, и там. Когда, например, недостаточно жёстко наказывали «шашлычников» и людей, которые не соблюдали масочный режим в магазинах. С другой стороны, людям надо помогать – помочь бизнесу онлайн-доставки продуктов, обеспечить скидки на онлайн-кинотеатры, чтобы людям было не скучно сидеть дома. Закрытие экономики – очень серьёзный фактор, нужно делать всё по уму. Закрывать там, где нужно, и не закрывать там, где не нужно.

Ещё один важнейший фактор при оценке населением работы губернаторов – это дистанционное образование. Люди – против, считают, что это профанация, что оно плохо организовано. При этом дистанционное образование частично было необходимо. Очень важно, насколько хорошо работали платформы, насколько были подготовлены учителя.

Оценка со стороны населения косвенно транслировалась и в оценку со стороны руководства страны.

В целом в первую волну удалось не дать распространиться хаосу – не было такого, как в Италии, Испании и т. д., это – главное. Одновременно удалось не обрушить экономику – она поприжалась, есть проблемы, но не была обрушена. Удалось не допустить никаких массовых беспорядков, связанных с коронавирусом, это – важное достижение. Честно говоря, мы все ожидали, что, как страна, выступим хуже, поскольку у нас система здравоохранения разрушена безумными реформами. Однако мы выступили лучше, чем ожидалось, и связано это с работой не столько губернаторов, сколько федерального центра и слаженной работой силовиков – министерства обороны, МЧС, они очень эффективно работали. Но не удалось и выступить значительно лучше, чем другие страны. Такая возможность была. Вот Китай выступил значительно лучше, и мы тоже могли бы.

Михаил БОЧАРОВ
Социолог, заместитель генерального директора Института региональных проблем


2020-й – год губернаторской избирательной кампании. Избраны 18 губернаторов, из них 12 мест получили кандидаты «Единой России», одно – ЛДПР, ещё пять – самовыдвиженцы. 9 из 18 – это действующие губернаторы, которые подтвердили свои полномочия на новый срок. Девять новых назначенцев, бывших врио, перешли в статус избранных губернаторов. В Ханты-Мансийском и Ненецком автономных округах прошли так называемые непрямые выборы: здесь за представленные президентом России кандидатуры голосовали депутаты парламентов.

Главой Югры переизбрана Наталья Комарова, единственная в стране женщина – губернатор. Главой НАО стал Юрий Бездудный, который с апреля 2020 года был временно исполняющим обязанности губернатора.

В целом итоги нынешних губернаторских кампаний показали эффективность президентской кадровой политики, которая строится на подборе кандидатов с учётом личных качеств и специфики регионов.

2020-й – год передачи президентом инициативы по борьбе с COVID-19 на губернаторский уровень. На совещании с главами регионов по ситуации с заболеваемостью Владимир Путин посоветовал губернаторам быть аккуратными, принимая решения по борьбе с пандемией на своих территориях. Это – новый шаг Кремля по снятию с себя ответственности. Губернаторам намекнули: если будут какие-то перегибы на местах, то Центр заявит: «А мы вас предупреждали!». Весной некоторые губернаторы начали придумывать меры, которые выглядели как откровенное издевательство над населением и даже как нарушение Конституции — перекрытие трасс и т. п. Путин намекал главам регионам именно на это, потому что иначе люди вполне могут выйти на митинг, а губернатору скажут в Кремле: «Вы уволены. Вас же президент предупреждал — будьте аккуратными!».

Глава субъекта РФ по большому счёту никак не может повлиять на борьбу с коронавирусом по двум причинам. Во-первых, губернатор — заложник статистики. Когда мы видим статистику о росте или снижении количества заболевших, важно понимать, кого и как считают. Но губернатор всегда следует в фарватере тех цифр, которые ему спускают сверху: если они повышены, значит, ему надо создавать дополнительный коечный фонд в больницах и так далее.

Во-вторых, если губернатор сам начинает проявлять инициативу, то он легко может за это получить взыскание. В начале борьбы с пандемией Путин объявлял, что глава региона может в этой ситуации принимать самостоятельное решение, но те губернаторы, которые вводили жёсткий карантин, были раскритикованы и потом вернулись в русло общей тенденции.

В большинстве регионов все откопировали «законы Собянина». Хотя многие из них противоречили федеральным законам, а свои полномочия губернаторы практически не реализовали. Но Собянин — не совсем борец с коронавирусом. Ему с самого начала была подконтрольна очень плотно заселённая территория. Кроме того, считалось, что именно по Москве будет видно, как распространяется вирус. Именно от Собянина весной в первую очередь зависело, какой путь будет выбран для борьбы с пандемией. А остальные главы регионов уже смотрели на его действия.

Кроме того, Собянину просто выгодно было создать систему жёстких ограничений. Во-первых, он мог продемонстрировать Кремлю и лично Путину, насколько Москва управляема. Во-вторых, он смог опробовать «цифровизацию» города: если бы не пандемия, вряд ли бы кто-то ввёл в Москве QR-коды, установку камер во многих местах. Поэтому Собянин просто укреплял личные позиции.

А то, что остальная Россия перенимала его методы, лишь говорит о том, что те же новые губернаторы-технократы были не в состоянии продуцировать своё поведение в пандемию. А если тебе спускают картинку от Собянина, когда в людях видят только неразумных детей или «шашлычников», а власть при этом выглядит грозным папой, который должен их наказать, то какие же тут будут собственные инициативы? Молодые губернаторы следовали лишь в некоем фарватере: увидели, как Собянина хвалят, и побежали закрывать, запрещать, перепрофилировать торговые центры под госпитали для больных коронавирусом.

Некоторые губернаторы проявили адекватные, здравые подходы и действия в этот непростой год борьбы с пандемией: в Тверской области работал общепит, и никакого всплеска заболеваемости не было. Но в то же время не было и управленческих стратегий. У нас мало губернаторов, которые действительно являются хозяевами своих территорий. Исключение — президент Татарстана Рустам Минниханов, который смог придумать тот самый альтернативный план действий в пандемию. Кстати, первый аптечный хаб «Сбер Еаптеки», который планирует в течение часа доставлять на дом необходимые лекарства, открылся в Казани при участии Рустама Минниханова и зампреда правления Сбербанка Ольги Голодец.

Минниханов сумел учесть и интересы населения, и интересы центра — именно так должен поступать губернатор-политик, потому что все просчеты скажутся на его рейтинге, а победы — наоборот, укрепят положение. Подход Татарстана, который быстро ввёл жёсткие меры и достаточно быстро снял основные из них, был одним из верных шагов, примеров адекватности решений и их подачи.

Губернаторам от Центра сильно доставалось за их суровость в период пандемии — например, за штрафы для «безмасочников» и нарушителей карантина. Справедливы ли эти претензии людей в адрес губернаторов, а не Центра? Дело в том, что правительство нуждалось в компенсации выпадающих из-за пандемии доходов бюджета, и неспроста у нас сейчас в регионах громко отчитываются о миллионах и миллиардах рублей, собранных за счёт штрафов, которые, мол, идут на борьбу с пандемией. Но возникает логичный вопрос: а правильно ли губернаторы делают, что пытаются людей загнать в эти рамки? Никто из властей не говорит с людьми на тему тех же масок, и они думают, что с ними обходятся, как в концлагере. Тебе сказали: «Надень!» — и ты должен надеть маску, а не нравится — плати 5 тысяч. Лишь при уважительном подходе появится у граждан та культура, которую ждёт власть.

Правительство России достаточно помогло губернаторам в финансовом плане, чтобы проблем в регионах не было. А вот насколько эффективно эти миллиарды были израсходованы в регионах — другой вопрос. До осени ни вакцин, ни лекарств от коронавируса в России не было, и не понятно, помогли эти средства в борьбе с пандемией или нет. С одной стороны, люди болели и умирали, а с другой — закупались маски, аппараты ИВЛ, создавались госпитали.

В материалах СМИ можно было увидеть, что пандемия во многом стала причиной отставок в этом году некоторых губернаторов — Гапликова в Коми, Васильева в Дагестане (там ситуация, как сам Кремль признавал, была просто катастрофической). Все отставки губернаторов в 2020 году не были связаны с коронавирусом — пандемия была лишь удобной формой для отставки.

На самом деле причина отставки Гапликова — экологические протесты вокруг Шиеса, а Васильев был уже пожилой для роли губернатора человек, да и просто уже выполнил свою главную задачу на посту главы Дагестана — разрулил ситуацию с коррумпированными элитами республики.

Логика губернаторских отставок в нашей стране связана не столько с чрезвычайщиной, сколько с конъюнктурой.

Алексей МАРТЫНОВ
Политолог, директор Института новейших государств


Никто не может опровергнуть тезис о том, что уходящий 2020 год прошёл под звездой коронавируса, то есть пандемии COVID-19. Не стала исключением и наша страна. И, конечно, деятельность губернаторского корпуса в первую очередь была сопряжена с организацией в масштабе вверенного каждому из глав региона борьбы с распространением опасного вируса, оперативным реагированием на угрозу эпидемии, наращиванием и поддержанием необходимых медицинских мощностей. И это параллельно с поддержанием систем обеспечения и экономических показателей в пределах качественного уровня, поддержкой экономических агентов и граждан. Всё это, так или иначе, отразилось и на рейтингах губернаторов. Новые вызовы потребовали проявления новых компетенций.

Вторым ярким событием года в нашей стране стали поправки в Конституцию. Несмотря на то, что из-за пандемии общероссийское голосование провели не в апреле, а в июне, подавляющее большинство граждан страны высказались «за».

Отдельно стоит выделить Москву как столичный субъект Федерации, который принял на себя основной удар пандемии. В целом, несмотря на вынужденные строгие меры весной, столичные власти справились с вызовом, и в Москве удалось взять под административный контроль течение пандемии коронавируса. При том, что экономику 15-миллионного мегаполиса удалось сохранить с минимальными потерями. В основном удар пришёлся по малому и среднему бизнесу, которым оказывается господдержка, в том числе на уровне города. Москва стала первым субъектом, где была развернута массовая вакцинация отечественной вакциной Спутник V.

Во время пандемии мэр Собянин не только руководил оперативными мерами в Москве, но и возглавляет комиссию Госсовета по взаимодействию регионов по борьбе с пандемией. Комиссия Госсовета вместе с госкомиссией во главе с председателем правительства РФ координировали усилия федеральных и региональных властей в непростой эпидемиологической ситуации.

Андрей МИРОНОВ
Политолог, политтехнолог. Руководитель Федерации изучения электоральной политики


Анализируя ситуацию за год, начну с общего: шествие вируса, ухудшение социального положения населения страны во всех регионах. И общее – то, что всё это очень трудно называть рейтингом, потому что рейтинг всё-таки определяет положительные стороны, а в регионах динамика отрицательная, поэтому искать победителя в этом рейтинге – занятие неправильное и неблагодарное.

На сегодняшний момент любой глава любого региона в стране настолько обесценен и обесцвечен, что население порой даже не знает, кто у них губернатор. Система выборов, которая довела до прямого назначения губернаторов, привела к тому, что страна не знает своих героев. Даже если есть положительные моменты, то их очень трудно привязать к конкретному лицу. На сегодняшний момент мы можем констатировать не рейтинг, а только явное недовольство теми или иными губернаторами, которые не могут удержать ситуацию в руках. К ним относятся, в первую очередь, те губернаторы, долг которых перед федеральным бюджетом составляет более 100%. Это, например, Хакасия (Коновалов). Таких регионов много, но 5-6 среди них выделяются тем, что задолженность зашкаливает.

Ковид и неправильные действия во время пандемии обрушили рейтинги и Беглова в Санкт-Петербурге, и Собянина в Москве, и рассчитывать на то, что на ближайших выборах эти люди будут бороться за победу, не приходится. Я уже не говорю про Хабаровск, про Дегтярёва, который вообще не понимает, что творит, и, видимо, совершенно не заботится о том, что у него выборы будут в 2021 году. Любой регион назовите. Волгоград… Новосибирск… Тот же Ростов, где склады с фейерверками взрываются, и такое ощущение, что он горит постоянно. Можно говорить только об общей ситуации в стране, и выделять кого-то я бы не стал.

Добавить плюс к своей работе не удалось за этот год ни одному из губернаторов. Буду приятно удивлён, если кто-то из других экспертов назовёт хотя бы 2-3 фамилии, на которые можно обратить внимание и сказать: «Да, вот этот человек пришёл к руководству регионом, и регион либо расцвёл, либо хотя бы удержал ту ситуацию, которая была год назад». Все до одного губернаторы имеют знак «минус».

Вопрос пандемии стоит очень остро, и ухудшение социального положения населения – ещё более острый вопрос. Когда две эти составляющие соединятся, можно ждать очень нехороших ситуаций. Это могут быть протесты, причём даже не совсем обоснованные, но пандемия и ухудшение качества жизни выведут людей на улицы.

Максим ВАСИЛЬЕВ
Заместитель директора Института социальных и экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


Самое главное испытание этого года, которое поневоле затронуло абсолютно каждого россиянина, – испытание пандемией COVID-19. К ней никто не был готов. Пришлось действовать с нуля, по ходу разрабатывать инструкции и планы действий. Вообще, говоря о характере губернаторской работы в 2020 году, приходит на ум понятие «аврал»!

К летнему периоду эпидемия достигла плато, что позволило руководителям регионов не только подготовиться и мобилизовать медицинские ресурсы и нарастить ковид-мощности к неминуемой второй волне, но и, естественно, решать насущные рутинные проблемы регионов, выполнять нацпроекты и провести голосование за поправки в Конституцию РФ. В большинстве регионов удалось федеральную волю доходчиво представить и разъяснить перед каждым жителем, тем самым нивелировав протестное голосование.

Благодаря цифровизации нашей жизни, руководителю нужно быть максимально открытым и близким к населению, дистанцию между собой и людьми необходимо сокращать и избавляться от посредников. Самый простой способ – это соцсети. Информация должна быть понятна, и необходимо просчитывать, как эта информация понимается, и с каким настроением.

К сожалению, к концу года эпидемия не отступила. Проблемы и острые вопросы, которые она зародила, стали появляться с завидной периодичностью. Одна из них – безработица и обнищание населения. Несмотря на государственные меры поддержки (льготное кредитование работодателей, рефинансирование, адресная помощь гражданам, в том числе каждой семье с детьми и пр.), это всего лишь вопрос времени.


Первая группа рейтинга




Позиции Айсена Николаева (Республика Саха [Якутия]) в группе лидеров «Национального рейтинга» в течение года последовательно укреплялись. Этому способствовали грамотные управленческие и политические решения, принятые и реализуемые главой Якутии.

Его личные усилия и слаженная работа руководства Якутии привели к тому, что в 2020 году в плоскость реализации перешло строительство моста через реку Лена – на территории практически завершены геологические изыскания, а проектирование самого мостового перехода вошло в завершающую стадию и в течение полугода проект будет направлен на государственную экспертизу. Заключено принципиально важное соглашение о финансировании строительства со Сбербанком, который открывает для этих целей кредитную линию на 25 млрд. рублей. Экономическое и социальное значение этого объекта для региона и всей страны сложно переоценить.

Указ главы Якутии, определяющий стратегию социально-экономического развития Арктической зоны республики до 2035 года, получил самые высокие оценки и открыл новые перспективы развития северных районов Республики Саха (Якутия).

Айсен Николаев системно работает над развитием цифровой экономики, которая призвана стать локомотивом развития региона. Не случайно уже сегодня Якутия является лидером среди дальневосточных регионов страны по экспорту IT-услуг. В наступающем 2021 году анонсировано создание ещё пяти IT-центров в районах и улусах республики.

В традиционной для региона добывающей промышленности также достигнуты значительные успехи. В Якутии выросла добыча нефти и газа, состоялся запуск первой очереди самой крупной в России угольной шахты и обогатительной фабрики наиболее востребованного на мировых рынках коксующегося угля. Вместе с тем, на заседании Совета глав регионов при полномочном представителе Президента РФ в ДВФО Айсен Николаев поднял проблему увеличения провозных мощностей железной дороги, недостаток которых препятствует полноценной реализации экономического потенциала республики и хозяйствующих субъектов, что наблюдатели считают важным. Кроме того, аналитики положительно оценивают принципиальную позицию главы Якутии в вопросе создания дальневосточной авиакомпании, а также решение о сохранении авиакомпаний «Якутия» и «Полярные авиалинии» как основных транспортных операторов республики.

В интересах республики Айсен Николаев успешно работает с различными федеральными структурами. Примером тому стало подписание соглашения с «Газпромом» о масштабной программе газификации региона. Также республика не станет снижать свою долю в компании «АЛРОСА», что эксперты оценили как знаковое позитивное решение.

В борьбе с пандемией новой коронавирусной инфекции эксперты отмечают своевременные и оптимальные действия республиканских властей, подтверждающие их высокую эффективность и распорядительность. В Якутии режим повышенной готовности был введён заблаговременно, едва появился первый пациент с подозрением на COVID-19. Айсен Николаев одним из первых руководителей субъектов РФ установил дополнительные выплаты медикам, оказывающим помощь гражданам с коронавирусной инфекцией. Своевременно были закуплены аппараты искусственной вентиляции легких, компьютерные томографы, оборудованы лаборатории, приняты меры поддержки предпринимателей. Автомобили правительства Якутии используются для оказания помощи медучреждениям, что также вызвало позитивные отклики как населения, так и экспертного сообщества. Не случайно в исследованиях Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) по работе систем здравоохранения в условиях пандемии республика входит в число лучших по стране.

Положительную оценку аналитиков получил разработанный и принятый по инициативе главы Якутии план восстановления экономики региона из-за кризиса, вызванного пандемией COVID-19. Ожидается, что его реализация приведёт экономику Якутии не только к полному восстановлению от коронакризиса, но и к выходу на устойчивый рост, который к концу следующего года должен составить не менее 3,5%, а также к повышению реальных располагаемых доходов населения.

В Якутии планомерно поддерживают аграрный сектор экономики. Это уже приносит результаты: впервые с начала 90-х годов прошлого века в Якутии зафиксировано увеличение поголовья скота. В 2021 году на поддержку сельского хозяйства республики предполагается направить порядка 10 млрд рублей.

Заметной стала инициатива Айсена Николаева по выкупу Гохраном алмазов, добытых компанией «АЛРОСА», на фоне кризисных явлений в экономике. Положительный отклик, который эта инициатива получила от Владимира Путина, подтвердил серьёзные позиции главы республики на федеральном уровне. Предпринятые в рамках этой инициативы действия позволили в значительной мере стабилизировать глобальный алмазный рынок и ощутимо нарастить объём продаж «АЛРОСА».


Далее здесь



Tags: Россия, губернаторы, рейтинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment