matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Европейской цивилизации навязывается суицид 1



Не секрет, что сейчас идёт выворачивание общественного сознания наизнанку. Казалось бы, мысль не новая: всё, что прежде считалось грехом и пороком, сейчас навязывается как норма и добродетель. Но, в силу одного недавнего эпизода, мне вдруг пришло в голову, что дело обстоит чуть сложнее.

Во-первых – с помощью всевозможных «звезд» (а именно они являются агентами новых социальных моделей) популяризируются отнюдь не все пороки, а кроме того – то, что пороком не является, иногда также делается объектом популяризации. И предстает не меньше вредным, чем порок. Извините за скучные слова, сейчас перейдем к интересному.


Вот, допустим некий Федя у нас донжуан. Что ни день – шелковую лестницу из кармана и карабкается в спальню к хорошенькой вдовице, юной девице, а то так и мужней жене. Порочен Федя? Да.

Однако образ донжуана сейчас совершенно не моден. Сдается, по той причине, что в порочности Феди есть нечто жизнеутверждающее. У Феди не прикручены инстинкты дикого человека, чья главная задача – осеменить как можно больше самок. И не ради удовольствия, но ради сохранения популяции. Но с тех пор мы обзавелись более сложными, этическими ценностями, не совместными с промискуитетом. Поэтому Федя сделался грешником, хотя когда-то был образцом.

Но нет, не в моде донжуаны. Кто, по части секса, сейчас в моде? Содомиты сделались «весёлыми людьми» (положительная коннотация). Их грех никогда не был жизнеутвержающим: сколько ни прыгай, а детей, по понятным причинам, через место их «гордости» не заводится. Да и вообще этой страте присуща неврастения и суицидальность.


Трагические глаза обреченного ребенка. Девочку уже, вероятно, сделали "Джоном". С помощью ножа.

Но мода на трансгендеров сейчас много сильнее. Содомит в принципе может оплодотворить, лесбиянка – выносить. Но затронуты уже не мозги, но и тело. Оно бесплодно. В принципе оно попросту искалечено. Калечить разрешено начинать с детских лет (медикаментозная предварительная обработка), «выбирать» пол можно много раньше, чем правительство – хотя что человеку важнее?

Градус нежиснеспособности возрос.

Но дальше еще хуже. Начинается игра на добродетелях, не на пороке.

Ведь казалось бы – забота о сирых, убогих, больных – это самое наше христианское дело. И вообще христианину положена доброта.

Но если доброта отрывается от религии – с нею начинают происходить престранные вещи.

Хорошо ли, что человек, физически изуродованный по какой-либо причине, испытывал пренебрежение, не находил поддержки? Плохо, конечно. И плохо и грешно.

Вот тут и начинается но.

Вот уродливая женщина. Такой она родилась. Отвернемся ли мы от нее, если, невзирая на чудовищное уродство, она получит образование, займется научной работой, будет делать доклады? Или – станет художником, смело выйдет к публике на выставке своих работ? Если мы уроды нравственные – отвернемся. И позор наш, не ее.

Но вот такая женщина выбирает … карьеру модели.



Она «утверждает свое право быть вместе с красавицами».

Извините, но такого права у нее нет. Не должно быть.

Наши представления о красоте опять же связаны с той же самой жизнеспособностью. Глядя на модель, мужчина должен ее вожделеть. Это грубо, но это правильно.

Безобразная модель – свидетельство патологии общественного сознания.

Но не из какого гуманизма нельзя расшатывать эталон. Это опять же лишает общество витальной силы.

Итак, сейчас идет популяризация даже не того, что непременно греховно, но того, что подрывает жизнеспособность европейцев.

Когда стремление к тому или иному «добру» (без Креста, «простодобру») навязывается ради энтропии, оно выглядит поведением сектантов. Да, по сути, добрые люди в модной теме в сектантов и превращаются.

Первый признак сектантского фанатизма: бешеная агрессия.

Она отличает, к примеру (примеров будет много) веганов.

Казалось бы, любить и жалеть животных хорошо. Ну, жалеешь ты милых теляток, не ешь их. Твое право. Но веганские демонстрации – им же только пулемётов недостает, этим «воинам света».



Думают ли они о том, что если все их вдруг услышат, жизнь сделается адом на земле? Животные давно уже – симбиоты человека. Допустим – остановились бойни, мясокомбинаты, молочные фермы. Все работники этой области дружно ушли в цветоводы. По дорогам бродят, отчаянно мыча, недоенные коровы. Им больно, им плохо. Но кто будет их доить – доярки-то ушли во флористки. Веганы бросают работу и на общественных началах ездят доить коров? А кто будет оплачивать жизнь веганов? Со страшной силой плодятся свиньи. Этим не плохо, этим хорошо. Они вытаптывают и выедают посевы, никаких мюслей вегану, вскоре, их ведь всё больше, они начинают воровать и есть детей. Словом – будет весело.



Думают ли они об этом? Разумеется нет. Они сектанты и служат энтропии. Из частного дела образ питания превратился в социальное и опасное явление. Если вы идете со своим гамбургером по темной улице один и встречаете пятерых веганов… Сомневаетесь? Зря. Именно так и будет.

(продолжение следует, Бонапарт немного подождёт)


Елена Чудинова



Tags: Европа, общество, суицид, трансгендеры
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Семь героев Сталинграда

    2 февраля Россия отмечает 71 годовщину победы в Сталинградской битве, изменивший ход Великой Отечественной войны, а вместе с ней - истории всего ХХ…

  • Слонинг. Индия

  • Перечитывая "Вишнёвый сад"

    Так ли непрактична Раневская? Стандарты обсуждения школьного сочинения: Раневская - непрактичная, оторванная от жизни женщина, которая не умеет…

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments