matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Мэров (Август-Ноябрь, 2020)


                                       

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при Правительстве РФ подготовили новое исследование, посвященное оценке деятельности мэров столиц регионов и крупных финансово-промышленных центров Российской Федерации за август-ноябрь 2020 года.

Настоящее исследование проведено ЦИК «Рейтинг» в партнерстве с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации.

Его объектами являются мэры 88 городов России. В их число входят руководители столиц всех субъектов РФ с добавлением представителей пяти крупных финансово-экономических центров: Магнитогорска, Набережных Челнов, Новокузнецка, Сочи, Тольятти. В рейтинг не включены представители Московской и Ленинградской областей в связи с отсутствием у этих регионов собственных административных центров.

Понятие «мэр» не имеет единого значения в различных субъектах России. Под «мэрами» в исследовании понимаются избранные населением главы городов либо, при их отсутствии, те из руководителей, в официальной должности которых содержится определение «мэр». Муниципалитеты, для которых не подходят оба эти варианта, в рейтинге представляют руководители городских администраций (основываясь на изначальном значении слова «мэр»).

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, а также заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества. Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении релевантности результатов, в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но и людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге мэров» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов различной профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав, кроме того, позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.


Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного мэра, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют выявить причины успеха или неудачи муниципальных руководителей в глазах экспертов. Именно анкеты являются основным источником, на основании которого выстраиваются таблицы исследования, формулируются тексты его аналитической части.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение о работе того или иного мэра, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой в рейтинге одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений экспертного сообщества. При этом эксперты, высказывают своё мнение в «Национальном рейтинге» не зная итоговых результатов исследования.

В таблицах рейтинга обозначены те мэры, которые находятся на своём посту на момент обнародования исследования. Если ротация мэров произошла незадолго до публикации, эксперты имеют возможность дать положительную или отрицательную оценку происшедшему событию, определить своё отношение к новому мэру, в сравнении с предыдущим и т.п.

В случае с городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) в «Национальном рейтинге мэров» делается акцент на отношении к их руководителям как к градоначальникам, а не как к главам субъектов. Хотя, безусловно, не всегда экспертам удается отделить местную и региональную повестку от федеральной.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса мэра («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


В рассматриваемый период местное самоуправление (если выражаться языком «старорежимной» терминологии – до внесения поправок в Конституцию) находилось на далекой периферии информационных потоков, будучи скрытым событиями международного, общероссийского и хотя бы регионального масштабов. Единственная значимая сюжетная линия, в которую в массовом порядке были включены главы региональных столиц, касалась борьбы со второй волной эпидемии, однако и здесь они находились в тени своих начальников-губернаторов (теперь так их можно называть практически официально).

Поскольку местное самоуправление окончательно было интегрировано в «вертикаль» власти и стало продолжением региональной де-факто еще несколько лет назад, то осенью можно было ожидать появления еще одной сюжетной линии, связанной с мэрским корпусом. Речь идет о смене глав региональных столиц после прихода на губернаторский пост в регионе нового назначенца, как правило, «варяга». В осенний политический сезон 2019 года и ранее это было одним из трендов местной политики. Однако «подморозка» губернаторских перестановок как весной, так и осенью текущего 2020 года (ожидавшегося по итогам осеннего голосования традиционного ежегодного «губернаторопада» пока не наблюдается, есть лишь единичные кадровые решения, которые нельзя было дальше откладывать) не дала оправдаться данным ожиданиям.

Однако наблюдалось несколько других сюжетных линий, некоторые из которых были традиционными и узнаваемыми, а некоторые представляли нечто новое. К первой группе можно отнести прессинг местных чиновников со стороны силовиков (или со стороны конкурентов в элите, которые все чаще используют в качестве инструмента силовой ресурс). Ярким примером здесь стал арест томского мэра Ивана Кляйна. Мероприятие было обставлено очень демонстративно – чиновника «взяли» в кабинете во время рабочего совещания, а обыск сопровождался подробностями о миллиардах, которые в подушке пыталась спасти супруга мэра. Весь этот информационный контекст поразительно напоминает аресты действующих губернаторов в 2015-2016 гг. Тогда федеральный центр пытался таким образом стимулировать региональную бюрократию работать эффективнее без коррупционной «смазки», но в итоге это привело к параличу на местах, и кампанию арестов было решено остановить. Возможно, сейчас, после замораживания запланированной на лето новой волны арестов губернаторов (в Москве не ожидали такой реакции на задержание первого из «арестного» списка – Сергея Фургала), «федералы» пытаются стимулировать хотя бы местное чиновничество. Естественно, вся эта история помимо политических моментов завязана и на банальный передел активов.

Однако начали намечаться и новые сюжетные линии, которые пока не оформились в четкий тренд, но уже наводят на размышления. Они проявились прежде всего на местном уровне, что обусловлено максимальной приближенностью этого этажа власти к населению, которая оперативнее реагирует на транслирующийся «снизу» запрос. Отчасти и во многом эти тренды стали следствием действий самой федеральной власти, но вряд ли она это планировала.

Внимание наблюдателей привлек «перехват» рычагов управления в столице Тамбовской области. По итогам осеннего голосования победу там одержал список партии «Родина», лидером которого де-факто стал бывший региональный и городской функционер Максим Косенков, сумевший восстановить политическую карьеру после тюремного заключения. В итоге в октябре свой пост покинула бывший мэр Тамбова Наталия Макаревич, весной ставшая фигурантом резонансного скандала и позднее, после отставки, переместившаяся в кресло вице-губернатора, а Косенков стал врио главы администрации города. Основная интрига – станет ли Косенков (или хотя бы его креатура) официальным главой города (и придется ли ему идти для этого на компромиссы), или власть «сдаст» областную столицу «всухую».

Также намек на повышенную турбулентность в крупных городах все более четко заметен в восточных регионах страны. Так, мэр Новокузнецка оказался в крайне уязвимом положении, выступив на стороне пришлого бизнеса петербургского происхождения при осуществлении транспортной реформы. Это привело к акциям протеста с открытым пока финалом. Также развитие протестного сюжета может стать новой головной болью для главы Хабаровска. Демарш части депутатов фракции ЛДПР в Горсовете, демонстративно вышедших из нее, дает основания предполагать, что оппоненты власти в регионе, опираясь на массовые настроения, настраиваются на игру в долгую, и на острие этого противостояния наряду с губернатором может оказаться как раз мэрия.

В ближайшее время основная интрига, завязанная на сюжеты противостояния в элите, скорее всего будет развиваться и в европейской части России. В регионы с весьма сильными позициями местных элит, которые не чувствовали давления извне на протяжении десятилетий (как минимум с середины 1990-х гг.) были назначены сразу два губернатора-«варяга» — Артем Здунов в Мордовию и Вячеслав Гладков в Белгородскую область. Возникает вопрос: рискнут ли они повторить опыт своих коллег по цеху (губернаторов со стороны) и начать наступление на позиции местных элит с замены глав региональных центров на своих протеже, или эта модель интеграции «варягов» в регион, опробованная и масштабированная в предыдущие годы, будет отставлена в сторону?

Владимир КЛИМАНОВ
Экономист. Директор института реформирования общественных финансов, руководитель Центра региональной политики РАНХиГС


2020 год лишний раз продемонстрировал невеликую значимость наших градоначальников, они не сильно заметны на политической арене страны, их роль в социально-экономическом развитии не так велика, как должна, по идее, быть.

Мэры по-прежнему не видны. Я не беру в расчёт персоны Собянина и Беглова, поскольку это – реальные губернаторы, а не руководители муниципальных образований, их роль достаточно высока, и на них многие ориентируются. В этой связи, конечно, роль московского мэра в 2020 году в условиях кризиса наоборот укрепилась, возросла, и его политические позиции стали гораздо крепче. Сергей Собянин лишний раз продемонстрировал значимость в стране российской столицы с экономической, политической и даже просто житейской точки зрения. Не столь это заметно в деятельности руководителя Санкт-Петербурга Александра Беглова, но всё-таки их обоих брать в расчёт, наверное, не стоит. То же относится и к руководителю Севастополя Развожаеву, хотя он закрепился после выборов и получил формальный статус.

Статус мэров других столичных городов в условиях пандемии и кризиса 2020 года явно поблёк на фоне того, что в целом по стране происходило усиление роли губернаторского корпуса. В результате поправок в Конституцию стала очевидна новая роль Госсовета, который формируется как раз из губернаторского корпуса. И вообще в условиях пандемии произошло то, что в прессе получило название «вынужденная децентрализация», когда часть ответственных решений была переложена на руководителей субъектов Федерации. Эта вынужденная децентрализация не транслировалась дальше, она замкнулась на уровне регионов. И мне кажется, если говорить о децентрализации не на федеральном уровне, то на уровне отдельных регионов наоборот: произошла централизация в части принятия решений, в том числе жизненно важных для населения, для бизнеса. И позиции мэра скорее ослабли по отношению к позициям губернатора, чем усилились.

При этом мы наблюдали множество локальных инициатив. Достаточно отметить, что и форум Агентства стратегических инициатив, прошедший совсем недавно, в ноябре, во многом определял именно локальные инициативы, которые могли бы стать драйвером развития муниципалитетов… Таковым же мог стать форум лидеров муниципального управления, прошедший осенью в Великом Новгороде с заочным участием премьер-министра. Были и некоторые другие площадки, на которых собирались инициативы, предложения в части выдвижения муниципальных образований на более современную платформу.

Тем не менее, при множестве разного рода идей и инициатив эти предложения остаются либо сугубо локальными, либо соподчинёнными с идеями, которые должны решаться по развитию регионов и в конце концов укладываться в логику федеральной повестки, но не носят сущностно-самостоятельной инициативы. То есть механизмы по внедрению системы bottom up (снизу – вверх) в нашей стране так и не были запущены. При этом Федерация всё равно достаточно много внимания уделяет этим инициативам, и поразительно, например, то, что был резко увеличен призовой фонд конкурса «Лучшая муниципальная практика». Он в этом году перешёл от кураторства бывшего вице-премьера к новому и проходил фактически в заочном режиме, но собрал огромное количество заявок – более 1 000 на все номинации. При этом гранты на 1 миллиард рублей были выделены всего 30 муниципалитетам.

В сентябре в Единый день голосования в ряде городов прошли выборы глав муниципальных образований и депутатов. Здесь запомнилось, что кампании сопровождались деятельностью по вскрытию существующих коррупционных схем, которые оказались почти не интересны большинству избирателей и не слишком повлияли на результаты выборов. Хотя альтернативные кандидаты появились в ряде городов. И это характерная новая особенность текущего времени: могут быть сформированы оппозиционные силы, которые далее должны определять локальную повестку для развития муниципальных образований.

Если говорить про конкретных мэров, то запомнились инициативы казанского мэра Метшина, смерть действующего мэра Уфы Мустафина, малообъяснимый показательный недавний арест Томского мэра Кляйна – наверное, он служит определённым сигналом для корпуса градоначальников. При этом 2020 год затушевал деятельность даже очень активных до этого мэров (например, Локтя в Новосибирске и Высокинского в Екатеринбурге). Пиар-деятельность заметна у якутского мэра Авксентьевой, которая своими инициативами добивается общестранового внимания.

Некоторые города разрабатывали интересные новые документы, например, в городе Кирове появилась интересная стратегия социально-экономического развития.

Ещё одна особенность: в корпусе мэров стало достаточно много (в отличие от губернаторского корпуса) женщин, которые возглавляют даже крупнейшие города-миллионники.

Изменения в Конституции: роль органов местного самоуправления, которые теперь будут встраиваться в единую систему публичной власти в нашей стране, очевидно, будет меняться. Мы почувствуем это после того, как изменится позиционирование существующих органов (новые функции и принципы работы Совета Федерации, более высокая значимость Госсовета), и после того, как органы местного самоуправления будут встраиваться в решение задач по достижению национальных целей и других задач от Федерации, которые по существующей уже технологии государственного управления декомпозируются до уровня регионов, а далее должны транслироваться в муниципалитеты.

Ожидание новой роли органов местного самоуправления – знак 2020 года. В текущем году города, как и регионы, оказались в очень сложной экономической ситуации, эпидемиологической ситуации, и это диктует новые условия для развития в будущем. Особенно это значимо как раз для уровня городов, ориентированных на активизацию роли общественных пространств, большую роль общественного транспорта, на повышение взаимодействия и отдельных граждан, и различных социальных групп между собой. Развитие городов, очевидно, придётся пересмотреть и найти новое понимание их роли в постпандемийный период.

Андрей МИРОНОВ
Политолог, политтехнолог. Руководитель Федерации изучения электоральной политики


Логика этого года, события, наблюдения заставляют констатировать: должность мэра сейчас стала практически расстрельной.

Желающих стать мэром не очень много по сравнению прежними временами, когда на эти должности срывались как с целью обогащения, так и с другими целями. Сейчас этот вал прекратился, не видно толпы желающих.

Более того, идёт занижение самого статуса мэра. Мэр сейчас уже фигура номинальная, от него ничего не зависит, всё зависит от губернатора, законодательных собраний. А мэр становится игрушечной фигурой.

В этой связи можно сделать вывод, что общество затребует возвращения прямых выборов мэра, как это уже делают в Екатеринбурге – там собирают подписи под этой инициативой. Нужно возвращаться к выборной системе мэров, в противном случае эти люди не имеют ни власти, ни возможностей, ни самой должности, которая соответствовала бы статусу мэра.

Мэр – это уже смешно. Арестовывают через одного, воруют через одного, а проблемы растут и растут. Не справляется мэр – вмешивается губернатор.

Из ярких моментов последних месяцев, связанных с корпусом мэров, на ум приходит история уборщицы, которая выиграла выборы у себя в селе. Девушка поняла, что ей с этим не справиться, просто написала заявление и ушла. Если бы были какие-то рычаги, которые позволяли бы мэру быть на самом деле руководителем в том городе, в котором он выбрался – это одна история, а так как градоначальник зависит от всех, начиная от силовиков и заканчивая губернатором, то эта должность становится номинальной.

Но самое страшное то, что люди это видят, понимают и уже не реагируют серьёзно на действия городских властей. Это очень плохо.

Александр АСАФОВ
Политолог, журналист, политический эксперт. Автор проекта «Политические и электоральные процессы простыми словами»


Мы живём в центре крупнейшей правовой государственной реформы. Эта реформа связана с тем, что вся власть, согласно изменениям в Конституции, принятым не так давно, должна переформатироваться в единую систему публичной власти. От самого низа, местного самоуправления (МСУ), до самого верха – правительства, президента, Госсовета, Совета безопасности, Совета Федерации. Все они должны пройти через глобальную законодательную реформу.

Мы видим, как принимаются законы, например, федеральный закон о здравоохранении, федеральный закон о молодёжи, ряд других законов. И мы видим, что не всегда и не везде есть понимание этих процессов не только у людей, которым это надо объяснять, но и у самих непосредственных участников этой реформы, то есть представителей различных ветвей и уровней власти. В Томске мы видим, как третий подряд мэр покидает своё место из-за странных историй, связанных с нарушением закона…

Есть и позитивные примеры, конечно. А есть случаи совсем негативные, например, история мэра небольшого балтийского города, я имею в виду главу Янтарного Алексея Заливатского, вступившего в конфликт с местной властью, вставшего «во фронду» к общефедеральной власти и декларирующего обвинения после того, как за ним нашли ряд нарушений.

Он покинул страну после того, как в его отношении было возбуждено уголовное дело, развернув публичную критику в адрес региональных и федеральных властей России. Один из самых активных медиа-чиновников (уже бывших), Заливатский активно занимался выстраиванием своего образа, став в итоге беглым мэром и новым оппозиционером, которого признали в штабе Навального, что, на мой взгляд, недопустимо для человека, который является частью государственной власти. Однако обоснованность выдвинутых обвинений в несоблюдении антикоррупционного законодательства признали в Transparency International.

Хотя ситуация имела решение до возведения в такие обстоятельства, Заливатский выбрал позицию противопоставления своих личных интересов всей системе власти и попытался перейти через политический Рубикон, чтобы из оппозиционного стана диктовать свои условия в надежде, что его огрехи в прошлом будут забыты, или к ним не будет претензий.

Это – наглядный пример ситуаций, которые могут преподносить нынешние мэры, хорошо, не столичных городов. Но я думаю, что мы и ещё увидим невероятные истории по части этой колоссальной реформы, в которой мы живём, и не только позитивные.

Наталия ЕЛИСЕЕВА
Политолог, публицист, автор практических тренингов «Политическая психосемиотика»


В этом году деятельность градоначальников подверглась особому испытанию на прочность. Помимо основных направлений работы, мэры городов столкнулись с решением ситуаций, вызванных сложной эпидемиологической обстановкой. Остро встал вопрос компетентности градоначальников, их умения оперативно принимать решения, не избегать ответственности и уметь работать в связке со всеми уровнями власти. Однако далеко не все справились с новым вызовом.

В некоторых регионах взаимодействие мэра с губернатором или даже со своими подчинёнными до сих пор является живой иллюстрацией басни Крылова «Лебедь, рак и щука», когда губернатор региона говорит одно, а мэр и его подчинённые исполняют противоположное. Подобное мы наблюдали в Ставропольском крае между губернатором Владимировым и мэром Кисловодска Курбатовым.

Однако, помимо отсутствия связки мэра с губернатором, можно наблюдать общую некомпетентность градоначальников, которая в сложившихся условиях несёт довольно серьёзную угрозу городу. Одним из подобных примеров является Александр Беглов, глава города федерального значения, чьи ошибки в управлении привели к серьёзным последствиям. На данный момент в Санкт-Петербурге складывается тяжёлая ситуация с коронавирусом. Показатель коэффициента распространения коронавируса равен 1.23, показатель смертности в Петербурге – 86.3. Население города, по данным Росстата, составляет 5.3 млн человек.

При этом публичные высказывания Беглова о ситуации с коронавирусом содержат в себе противоречия, что вызывает шквал критики в СМИ и социальных сетях. Например, 2 ноября он заявлял о критически большом количестве заражений в городе. На следующий день Беглов доложил Путину уже о «некритической ситуации». Также глава Санкт-Петербурга склонен перекладывать ответственность за свои провалы на горожан. Например, дефицит антибиотиков в аптеках он объяснил повышенным спросом и призвал не скупать лекарства, как гречку. Хотя причина сложной эпидемиологической ситуации в городе – несвоевременное введение антикоронавирусных мер, приведшее к тому, что в город были направлены первый замминистра здравоохранения и помощник министра для оказания организационно-методической поддержки властям города.

Сомнительной эффективностью управления отличается и градоначальник Биробиджана Головатый. Несмотря на выделенные средства, в городе до сих пор не выполнена модернизация автобусных остановок в рамках реализации мероприятий «Плана социального развития центров экономического роста Еврейской автономной области». Хотя работы начались ещё летом. Также не решён вопрос с мостом через р. Бира. У мэра до сих пор нет понимания по срокам капитального ремонта, хотя начало работ планировалось на второе полугодие. Важно отметить, что возможность закончить проект была еще в 2019 г., однако мэр этого сделать не смог. Причём вопрос был не в финансировании проекта, а исключительно в реализации. В 2019 году выделенные на капремонт федеральные деньги ушли другому городу, так как проектная документация на мост, как оказалось, содержала в себе ошибки.

Если говорить о возможных увольнениях, то коронавирус выступает пока временной страховкой от кадровых изменений. Однако с учётом накапливаемых управленческих ошибок, а также возможных изменений в системе управления в связи с принятыми поправками в Конституцию, увольнениям – быть.

Дмитрий ЕЛОВСКИЙ
Генеральный директор коммуникационного агентства «АКТОР»


Основной вызов этого года руководителям всех муниципалитетов страны – это режим самоизоляции, введённый в связи с пандемией коронавируса. Нужно понимать, что малый и средний бизнес, который больше всего пострадал от этих мер, – как раз основной источник формирования доходов бюджетов муниципальных образований. Он приносит деньги муниципалитетам и в виде НДФЛ, и в виде налога на землю и других платежей, в том числе арендных платежей с муниципального имущества.

Поэтому введённые ограничения главным образом ударили по муниципальным бюджетам. Более того, те послабления, которые были даны бизнесу, в том числе освобождение по платежам за муниципальные помещения, также были сделаны в первую очередь за счёт муниципальных бюджетов.

В итоге для муниципалитетов эта ситуация превратилось, конечно, в очень серьёзную проблему. Многие сейчас уже не в первую итерацию, а даже во вторую вынуждены оптимизировать и максимально сокращать бюджеты, урезать всевозможные муниципальные программы. И сначала – те, что касались развития муниципалитетов, повышения их инвестиционной привлекательности. То есть муниципалитетам приходится выполнять текущие социальные обязательства и полномочия, поэтому они остаются, а всё, что касается будущего развития муниципалитетов и повышения их инвестиционной привлекательности, – всё это урезается. Этот удар многие муниципальные образования ещё почувствуют в будущем, когда сократится их инвестиционная привлекательность, и будут дальше падать доходы. То есть фактически они сейчас вынуждены убивать своё будущее и свои будущие доходы.

Муниципалитеты по-разному пытаются решить эту проблему. Конечно, в первую очередь это оптимизация, но есть и ещё два пути. Многие муниципальные образования сейчас консолидируются, пытаются потребовать, «выбить» из регионов дополнительные трансферты. Здесь возникает очень сложная политическая борьба, потому что региональный бюджет находится ровно в той же ситуации, они точно так же пострадали. По сути, регионам приходится так же оптимизировать свои бюджеты, у них огромные потери, трансферты из федерального бюджета им не помогают, и их потери не компенсируются полностью, поэтому регионы вынуждены делить с муниципалитетами последнюю дырявую рубашку. Её, конечно, на всех не растянуть.

Те муниципальные образования, которые могут это сделать, – занимают. Занимают много, займы оформляются огромные, и в будущем это ляжет на бюджеты муниципальных образований двойным грузом, потому что придётся эти долги обслуживать, выплачивать. Это очень серьёзно подкосит муниципальные образования в будущие годы. Причём не все муниципалитеты могут себе это позволить, и те, кто не могут выходить на долговой рынок, вынуждены просто сокращать бюджетные расходы, если им не помогают регионы.

В части спасения бизнеса мэры оказались в ловушке. У них нет реальных рычагов для того, чтобы помочь малому и среднему бизнесу, кроме снижения ставок аренды – это всё, что они могут сделать. Но при этом именно главы муниципалитетов приняли на себя основной удар раздосадованных, разъярённых предпринимателей и их работников, которые оказались без средств к существованию. В основном, мэры постарались просто спрятаться, затаиться и не отсвечивать в этот момент, потому что по сути что-то сделать, ответить они не могли.

Поэтому редко у кого находилась смелость выйти к людям и признаться честно, что у них просто нет рычагов, для того, чтобы решать эти проблемы. И они прятались, старались не высовываться. А некоторые мэры, конечно, занимали жёсткую позицию, достаточно агрессивную по отношению, в том числе, к руководству своих регионов, но таких было очень мало, потому что все прекрасно понимают, что трансферты из регионов потом могут и не прийти.

В целом, если говорить о последствиях пандемии, то, конечно, для муниципальных образований они только наступают и в будущем будут ещё более чем серьёзно отражаться и на доходах, и на расходной части, и на социальном самочувствии граждан. И всё это будет отражаться на позиции муниципальной власти. Я думаю, что осенью следующего года мы увидим, как недовольство людей вернётся обратно на выборах в различные муниципальные органы власти, в том числе и мэров. Мы увидим, как люди сформируют своё отношение на выборах, и скорее всего оно будет негативным по отношению к действующим мэрам.

Если говорить о других важных событиях, то, конечно, сейчас есть очень большой вопрос – непонимание тех изменений, которые были внесены в Конституцию в части единой системы публичной власти. Там, насколько я понимаю, упоминаются мэры, и сейчас, так как эта позиция не расшифрована в законодательстве, мэры ждут этих изменений. Но пока непонятно, что это будет, поэтому никакого беспокойства по этому поводу нет.

Вместе с тем, есть очень серьёзная проблема у муниципалитетов, которая в последние годы всё более усиливается. Это – давление и внимание к их работе со стороны правоохранительных органов. Кроме пресловутой коррупции на муниципальном уровне, которая есть, всегда была, и которую правоохранительные органы должны «вычищать», имеется и другая проблема: множество нестыковок в законодательстве и различных подзаконных актах. Из-за них мэры часто оказываются в ситуации, когда, какое бы решение они не приняли, в любом случае нарушат какой-то закон или подзаконный акт, и прокуратура в любом случае вынесет им представление. Такие случаи бывают очень часто, мэры порой не могут определиться, какой способ принятия решений вообще законный. Те мэры, которые не могут выкрутиться в этой ситуации, найти какой-то выход, становятся объектом внимания правоохранительных органов, и многие оказываются за решёткой по обвинениям, из которых очевидно, что проблема – не в них, не в их решениях, а в общей системе.

Поэтому очень сильно падает привлекательность позиции главы муниципального образования, особенно если речь идёт о первом уровне, то есть о низовом, поселенческом уровне. Никто не хочет идти на эту позицию без понимания того, какую пользу она ему принесёт, но зато все прекрасно понимают, что риски там огромные, и сесть можно в любой момент. Поэтому привлекательность корпуса глав муниципальных образований, в общем-то, достаточно серьёзно сейчас подточена и падает. Я думаю, что в будущем будет очень сложно находить кандидатов в мэры, особенно небольших поселений.

Первая группа рейтинга





Ильсур Метшин вновь завоевал кресло мэра Казани. Это случилось в четвертый раз подряд, не явилось неожиданностью для экспертов и во многом обеспечило лидерство Ильсура Раисовича в «Национальном рейтинге».

В гордуме утверждение градоначальника поддержали 44 депутата из 48.

Руководство муниципалитета, в ознаменование происшедшего, озвучило стратегические задачи развития Казани на ближайшие пять лет: здоровый образ жизни граждан и повышение их доходов. В городе появятся шесть новых парков, также в столице Татарстана можно будет получить образование мирового уровня.

Эксперты указывают на международный авторитет мэра. Так, Ильсур Метшин, являющийся президентом консультативного комитета местных органов власти при ООН, дистанционно принял участие в форуме мэров Европейской экономической комиссии ООН-2020. Градоначальник рассказал европейским коллегам о работе общественного транспорта Казани, где каждая пятая машина работает на газе, а весь подвижной состав – низкопольный и достаточно новый: его средний возраст — 4,5 года.

Для Казани текущий год – рекордный по финансированию дорожных работ: при поддержке республики и федерального центра на эти цели выделено 14,3 млрд рублей. Общая площадь ремонта и строительства дорог – 1,8 млн кв. м. Уже отремонтировано 108 улиц и подъездных дорог, построено 4 км дорог, в том числе стратегически важные для города транспортные объекты — Большое казанское кольцо, дорога-дублер Горьковского шоссе.

Остаётся непростой ситуация с коронавирусом. Эксперты посчитали действия муниципальных властей адекватными. В городе действует мораторий на штрафы для предпринимателей, отменена плата за аренду земли под летние веранды, отстрочены платежи за аренду рекламных мест и т. п.

При этом наблюдатели весьма сдержанно оценили концепцию развития исторического поселения Казани, вынесенную мэром на общественное обсуждение. Желание городских властей удвоить количество жителей в историческом центре вызвало неприятие большинства экспертов.

Блогеры обнародовали информацию о наличии у мэра коллекции наручных часов общей стоимостью 120 млн рублей. Сообщение о высоком уровне благосостояния чиновников всегда вызывает негативную реакцию. Прокуратура Казани проверила соответствие расходов Ильсура Метшина его официальным доходам, а также доходам его семьи. Нарушений при этом выявлено не было.

Мэр Казани Ильсур Метшин возглавляет город уже 15 лет, и его положение, как одного из лидеров среди градоначальников России, вопросов у подавляющего большинства экспертов не вызывает. В «Национальном рейтинге» он по итогам рассматриваемого периода занял первое место.



Далее здесь



Tags: Россия, рейтинг мэров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 103
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment