matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Ленин – дорогою в ад

Чем дальше от нас уходит ленинская эпоха, тем больше она обрастает всевозможными легендами и мифами. Один из величайших злодеев, которого когда-либо знало человечество, усилиями его современных адептов вновь превращается в глазах непросвещённого населения в «великого вождя». КПРФ, Левый фронт, «Суть времени», другие левые организации носят к капищу, где лежит его мумия, цветы и венки, проводят посвящения в пионеры. До сих пор в некоторых государственных учреждениях можно увидеть его изображения советских времён. «Эта наша история», — как заклинание повторяют коммунисты и им подобные. Но Ленин не наша история. Это существо из другого, враждебного России мира, «чужой», вторгшийся и захвативший Россию. Когда-то поэт Н. Полетаев написал о Ленине:

Века уж дорисуют, видно,
Недорисованный портрет
.

«Дорисовать» портрет этого человека крайне необходимо для нашего народа, да и для всего мира. В Ленине, как кощеевом яйце, лежит иголка жизни всего большевизма. Сломаем ее — рухнет длящееся уже почти век иго сатанинской красной религии.

Ленин явился миру не вдруг и не случайно. Словно джин, он был выпущен из бутылки всем предшествующим ему периодом богоборчества. Прообраз Ленина мы можем разглядеть в Якове Моле и Кромвеле, Стеньки Разине и Радищеве, Бабёфе и Фурье, Робеспьере и Бакунине, Пестеле и Ишутине, Чернышевском и Нечаеве. Ленин как мыслитель есть реализация наяву снов Веры Павловны из романа «Что делать?» столь им любимого Чернышевского, помноженные на марксистский цитатник. Справедливое общество, о котором рассказывали коммунисты-утописты и Н.Г. Чернышевский несло в себе то же богоборчество, которым был одержим и Ленин. Люди в этом обществе подобны механизмам, в их жизни нет ни любви, ни радости, ни борьбы с трудностями. Всё подчинено общему благу ,и каждый человек в отдельности есть ничто. В этом обществе нет ни Бога, ни религии: они преодолены. За всем обществом социализма стоит великая человеческая гордыня, безумная идея построения Царства Божия на земле. Естественно, что во всех этих мечтах реальной России не было места. Социалисты собирались путем революции перенести эту «отсталую и тёмную» страну в светлый социалистический рай, отбросив при этом все, что считалось ими пережитками прошлого и что, на самом деле, составляло душу русского народа. Обличая эту идеологию, Ф.М. Достоевский заметил, что людям, подобным Чернышевскому, ненавистно всё «что есть в России чуть-чуть самобытного, они его отрицают и тотчас же с наслаждением обращают в карикатуру». Эта фраза полностью подходит и к Ленину. Достоевский с гениальной прозорливостью указал и на опасность той раздвоенности сознания русского общества, той оторванности его от народа, которые и делают из русских людей террористов-убийц. В письме Великому Князю Александру Александровичу, будущему Императору Александру III, Достоевский писал, что явление «бесов» в русской жизни «прямое последствие вековой оторванности всего просвещения русского от родных и самобытных начал русской жизни. Даже самые талантливые представители нашего псевдоевропейского развития давным-давно пришли к убеждению о совершенной преступности для нас, русских, мечтать о своей самобытности. Наши Белинские и Грановские не поверили бы, если б им сказали, что они прямые отцы Нечаева».


Со своей стороны мы добавим, что они были прямые «отцы» и Ленина, который, как известно восхищался Нечаевым, написавшим беспримерный по своему иезуитскому цинизму «катехизис революционера». А сам Нечаев утверждал: «Спасительной для народа может быть только та революция, которая уничтожит в корне всякую государственность и истребит все государственные традиции, порядки и классы в России».

Таким образом, нечаевщина и есть фундаментальная основа ленинизма. Что привлекало в Нечаеве Ленина? Невиданный цинизм, богоборчество и маниакальная вера в необходимость революции. Главным врагом Ленина всегда было Самодержавие. В этом играл роль и личный мотив: в 1887 г. за подготовку покушения на жизнь Императора Александра III был казнён его старший брат А.И. Ульянов. Однако этот мотив не стоит преувеличивать. Личные мотивы никогда не играли у «вождя мирового пролетариата» ведущую роль, да к тому же, вопреки легендам советских времён, у него никогда не было тёплых отношений со старшим братом. Царская династия была ненавистна Ленину потому, что она мешала осуществлению его навязчивой мечты о мировой революции. По Ленину, это должна была быть революция против всего традиционного миропорядка, война против государства, религии, в конечном счёте, война против Бога. Интересно, что первым делом в недолгой трудовой практике адвоката Владимира Ульянова была защита крестьянина Василия Муленкова, обвиняемого в богохульстве и оскорблении царского имени. Ленин любил приводить в пример террориста Нечаева, который, по ленинским словам, «обладал особым талантом организатора» и облачать «свои мысли в потрясающие формулировки». Такой «блестящей» нечаевской формулировкой, по Ленину, был ответ на вопрос, кого из Царского Дома надо уничтожить? Ленин с восторгом отмечал, что Нечаев ответил: «Всю Великую Ектинию». «Ведь это сформулировано так просто и ясно, что понятно для каждого человека, жившего в то время в России, — продолжал восхищаться Ленин, — когда православие господствовало, когда огромное большинство, так или иначе, по тем или иным причинам, бывало в церкви, и все знали, что на Великой Ектинии, вспоминается весь царский дом, все члены дома Романовых. Кого же уничтожить из них? — спросит самый простой читатель. — Да весь Дом Романовых — должен он был дать себе ответ. Ведь это просто до гениальности!».

Был ли Ленин марксистом? Как сторонник экономической теории Маркса — вряд ли. А.Н. Потресов называл его «сектантом, прошедшим серьёзную марксистскую выучку! Сектант-марксист!». Но идеи Маркса о классовой борьбе действительно полностью владели Лениным. В России идеи марксизма, привнесенные опять-таки с Запада и превращенные экзальтированными русскими «борцами за народное счастье» в новую религию, стали особенно развиваться в эпоху великих реформ, когда на исторической арене России появился пролетариат, в основном оторванное от своих корней вчерашнее крестьянство, чрезвычайно податливый различным влияниям. Марксизм в руках врагов стал самым мощным рычагом для разрушения Российской империи. Герой ленинских мечтаний Нечаев преклонялся перед Марксом. В сущности марксизм предлагал создать новую религию, хотя внешне, на словах заявлял и пропагандировал антирелигиозность. Диктатура пролетариата, коммунизм и прочее, были всего лишь камуфляжем, скрывающим подлинную сущность марксизма. Эту сущность Маркса не скрывали его поклонники и учителя: «Доктор Маркс, — писал один из них М. Гесс, — нанесёт окончательный удар средневековой религии и философии. Маркс непременно прогонит Бога с Небес».

Марксизм заявлял, что его конечной целью является построение коммунизма. Но что будет потом, после построения социалистического и коммунистического обществ? Вместо ответа на этот вопрос марксизм предлагал мифотворчество. Коммунизм, по Марксу, это общество, живущее по принципам «от каждого по способностям — каждому по потребностям». Это общество, в котором устранены все противоречия, где нет преступности, нет войн, нет эксплуатации человека человеком. Как же достичь такого общества? Самое главное, нужно освободить труд, изменить производственные отношения между людьми, уничтожить эксплуатацию, для этого нужна мировая революция, ниспровержение всего старого, что мешает построению такого общества. Прежде всего, должна быть уничтожена старая «буржуазная» мораль — религия, затем эксплуататорские классы, носители этой морали. Так будет достигнута первая ступень — социализм. Затем, в освобожденном от эксплуататоров обществе, по мере дальнейшего высвобождения духовных и физических сил человека, начнется построение коммунистического общества.

Но почему эта лживая, мечтательная утопия так захватила сотни тысяч далеко не глупых людей, а затем целые народы? Ответ на это мы видим в Священном Писании: «Чем объяснить тот колоссальный успех, который будет иметь Антихрист у людей. Какими средствами он будет пользоваться для достижения успеха? Апостол Павел обобщает этот успех в следующих словах: того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякую силою и знамениями и чудесными и ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи (2 Фес. 2, 9 — 11)»..

Преподобный Феофан Затворник предупреждал об истоках той духовной опасности, которая грозила России: ««У нас материалистические воззрения все более и более приобретают вес и обобщаются. Силы еще не взяли, а берут. Неверие и безнравственность тоже расширяются. Требование свободы и самоуправства — выражается свободно. Выходит, что и мы на пути к революции».

Долгие десятилетия Советской власти Ленин был превращён в её главный священный символ. Именно он стал главной «святыней» новой красной лже-религии. Его бронзовые идолы устанавливались на местах взорванных храмов и в алтарях осквернённых. Его тело было превращено в лже-мощи, которые до сих пор лежат в центре столицы Святой Руси. Ему были посвящены тысячи песен, стихов, поэм и фильмов. На право писать его портреты, ваять скульптуры, играть роль в театре и кино, давалось специальное разрешение только избранным, проверенным актёрам. Изображения Ленина в поэтических и беллетристических текстах подчинялись литературному канону. Жизнь Владимира Ильича Ульянова была полностью вытеснена «житием» красного «божества» Ленина, «бессмертного», «всезнающего», «всемогущего». Советский поэт Александр Безыменский так и говорил про «Ильича»:

“Он нам дорог не как личность. В нем слилась для нас свобода.

В нем слилось для нас стремленье, в нем — веков борьбы гряда.

Он нам важен не как личность, он нам важен не как гений,

А как символ: «Я — не Ленин, но вот в Ленине — и я». –

«Ленин и теперь живее всех живых: наше знамя, сила и оружие»,
— заклинал Маяковский. Как “вечно живому Ленину ЦК вручал в 1970-х годах партийный билет № 1.

«Ленин всегда живой, Ленин всегда с тобой. В горе, в надежде и радости. Ленин в твоей весне, в каждом счастливом дне, Ленин в тебе и во мне!» – звучало «кредо» красной религии в 70-е годы ХХ века.

Исследователь М. Вайскопф верно считает, что согласно красному мифотворчеству Ленин «для „масс“ выполняет миссию производного от них Логоса, т.е. Бога-Слова». 22 апреля, день рождения Ульянова, отмечалось в СССР именно как рождение божества. Как всякий сатанинский культ, ленинский являлся жалкой пародией на христианство. Он как нельзя лучше доказывает истинность определения, что «сатана — обезьяна Бога».

В апреле, именно в апреле

Весною, именно весной

Когда глаза волжан смотрели

Российскою голубизной

Чтоб вечно свету быть на свете,

Чтоб людям вечно жить в тепле,

Родился гений на планете —

Родился Ленин на земле!
(Львов М.)

Другой красный стихотворец П. Панченко продолжает развивать ленинский культ антихриста. В своих виршах он явно сравнивает рождение Ленина с Рождеством Христовым. Также как Спасителя стремился убить царь Ирод, также и Ленина непременно убили бы «иуды земли», если бы они знали, кто родился в Симбирске 22 апреля 1870 года.

В стихотворении Е. А. Добренко «Песня лезгинских ковровщиц за работой», Ленин предстаёт богом-творцом:

Наша жизнь, ковёр, сотканный твоими руками, Ленин

Ты сделал его красным как огонь и это наша жизнь, Ленин

Ты разбросал по ковру белы цветы — это наши дети, Ленин

Ты разбросал по ковру розовые цветы — это мы, Ленин.

Ты разбросал по ковру синие цветы, это наши мужья, Ленин

Ты сделал на нем жёлтые узоры, это наши горы, Ленин

Ты сделал по краям голубые узоры, это наши реки, Ленин

Ты сделал посередине его зеленое поле—это наши равнины, Ленин.

Ты все это сделал для нас.


Между тем природа этого «бога» становится понятной из стихотворения красного поэта, скрывавшегося под псевдонимом «Рабочий-Ан»:

Кто он — гений, человек ли?

Создал «ад», похерил «рай»:

Хорошо нам в красном пекле

— Брызжет лава через край…

Мы — хозяева… Мы — боги…

Крушим, рушим, создаем…

Гей вы, нытики, с дороги!

Беспощаден бурелом.

Он помог нам, мы окрепли,

Кровь, как лава, горяча:

Потому-то в красном пекле

Крепко любят Ильича…


Инфернальная основа культа Ленина особенно проявилась после смерти В. И. Ульянова. Сооруженный мавзолей, полностью повторяющий языческий ассиро-вавилонский зиккурат, массовые идолы «Ильича» на местах разрушенных православных храмов, переименованные в его честь тысячи русских городов, начиная с Имперской столицы.

А.В. Луначарский об этом говорил прямо: «Это не смерть — то, что мы пережили сейчас, это — апофеоз, это — превращение живого человека, которому мы недавно еще могли пожать руки, в существо порядка высшего, в бессмертное существо». Но Ленин был превращён не просто в божка, а в антипода Богу-Отцу, вслед за которым должен прийти красный «мессия». Не случайно богохульник и христоненавистник Демьян Бедный, называл умирающего Ленина «Моисеем». Как мы помним из Священного Писания, Моисей передал людям Закон Божий и предвестил приход Мессии-Христа. Красный же «мессия» явился в образе Сталина, который 26 января 1924 года прилюдно и торжественно клялся ушедшему «отцу» в верности.

Широко известен стишок 30-х гг.:

Я маленькая девочка,

Играю и пою

Я Сталина не видела,

Но уже люблю.


Но мало кому известно, что это переданное детское стихотворение, написанное в начале ХХ в. и впервые опубликованное в США известным баптистским проповедником Н. Водневским. Только звучало оно по-другому:

Я маленькая девочка,

Играю и пою,

Я Господа не видела,

Но я его люблю.

Господь – моя защита,

С Ним радостно мне жить,

Никто не запретит мне

Сильней Его любить.

Я маленькая девочка,

Играю и пою,

Господь всегда со мною,

Когда я даже сплю.


Как же они хотели заменить Имя Божие своими погаными кличками, самим стать богами! Однако Ленин-божок должен был подменить собой не только христианский культ. Ещё откровеннее обожествление вождя проявлялось в восточном фольклоре. Согласно псевдомусульманским сказаниям о Ленине: «Аллах, почувствовав свое бессилие перед людским горем, послал к людям Ленина. И вложил Аллах в глаза Ленина светлую воду и дал ему возможность проникать в чужие мысли и в уста его вложил огненный язык и дал ему возможность этим языком поражать своих врагов. И вылил он кровь из жил Ленина и небесным огнем напоил его жилы».

Среди языческих народов Ленина представляли «великим шаманом», у индуистских сект он был причислен к махатмам («великим душам»).

Большевики и их инфернальные хозяева не остановились только на словесном образном обожествлении Ленина. Они решили превратить его тело в некий «терафим», в красные «мощи». Л. Красин утверждал, что мавзолей «по своему значению для человечества превзойдёт Мекку и Иерусалим». По поводу будущей усыпальницы К. Малевич писал: «Точка зрения, согласно которой смерть Ленина не является смертью, что он жив и вечен, символизирована новым объектом, принимающим форму куба. Куб — более не геометрическая фигура. Это новый объект, посредством которого мы пытаемся изобразить вечность, создать новый набор обстоятельств — и поддерживать ими вечную жизнь Ленина, побеждая смерть».

Таким образом, разоритель святых мощей угодников Божьих был превращён в сатанинскую куклу. Создатели ленинского терафима свидетельствовали, что его тело не только не разлагалось, но с каждым годом становилось всё более жизненным. Так, в 1924 г. после осмотра трупа было сделано следующее заключение: «Общий вид значительно улучшился по сравнению с тем, что наблюдалось перед бальзамировкой, и приближается в значительной мере к виду недавно умерших». В 1942: «Совершенно необыкновенно точно посвежевшее лицо”. Еще немного и он приподнимется из гроба: “Какая замечательная подвижность в плечевом и локтевом суставах!».

Таким образом, тело Ульянова подобно вурдалаку, который питаясь энергией покроенной России, до сих пор продолжает функционировать и высасывать из нее кровь.

Между тем, сам Владимир Ильич Ульянов страшно тяготился дифирамбов и восхвалений в свой адрес. Дело было не в его скромности или отсутствии гордыни. Причиной этой ленинской позиции была его яростная ненависть к Богу, а отсюда к любому авторитету, за исключением Маркса, который был превращён Ульяновым в бога. Себя он видел только адептом этого бога, единственным человеком, понявшим его учение. Прилюдные многотысячные восхваления, массовые пожелания его выздоровления, в последние годы жизни, напоминали Ленину столь ненавистную ему православно-монархическую цивилизацию. Поэтому он и говорил Бонч-Бруевичу: «Это что такое? Как же Вы могли допустить?.. Смотрите, что пишут в газетах?.. Читать стыдно. Пишут обо мне, что я такой, сякой, все преувеличивают, называют меня гением, каким-то особым человеком, а вот здесь какая-то мистика… Коллективно хотят, требуют, желают, чтобы я был здоров… Так, чего доброго, доберутся до молебнов за мое здоровье… Ведь это ужасно!… И откуда это? Всю жизнь мы идейно боролись против возвеличивания личности отдельного человека, давно порешили с вопросом героев, а тут вдруг опять возвеличивание личности! Это никуда не годится. Я такой же, как и все».

Но он не был «такой же как все». Человек, продавший душу дьяволу, уже не принадлежит себе. Личность Владимира Ульянова никого не интересовала. Она была вытеснена «великим Лениным», «вождем всемирной революции». К концу жизни в черной душе Ленина царил ужас приближающейся кончины. Понимал ли он, что война, которую он так упорно вёл с Богом, безнадёжно проиграна? Это тайна. Но в зимние морозные месяцы уходящего 1923 года замирающий от ужаса красноармеец, наблюдал, как сидящий на веранде полупарализованный «вождь угнетённого человечества» жутко выл на луну.



Автор: Петр Мультатули
источник



Tags: Ленин, история СССР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 95
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

Recent Posts from This Journal