matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2020)



Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал очередное исследование, посвящённое оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Объектом исследования являются руководители субъектов Российской Федерации. Хронологические рамки рейтинга охватывают сентябрь-октябрь 2020 года.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества.

Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении уровня оценок в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге губернаторов» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов самой широкой профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.


Анкеты, рассылаемые экспертам, не только дают им возможность формально оценить работу того или иного регионального главы, но и предлагают обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют более детально выявить причины успеха или неудачи тех или иных руководителей субъектов РФ. Кроме того, эти обоснования, как и данные персональных аналитических интервью, проводимых с экспертами, служат основой для составления аналитической части «Национального рейтинга».

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой на страницах рейтинга одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений сообщества. Эксперты, публично высказывающиеся в «Национальном рейтинге», делают это, не зная итоговых результатов исследования.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса руководителей субъектов («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


Региональное измерение политики в прошедшие два месяца в целом находилось под контролем власти, что контрастировало с некоторыми прогнозами об ожидающейся дестабилизации ситуации осенью, особенно на фоне летних неожиданных «вспышек» социального недовольства, прежде всего, в Хабаровске. Также вопреки некоторым прогнозам не принёс неприятных Кремлю сюрпризов и Единый день голосования, который теперь вряд ли уместно так называть – с учётом «размазанности» голосования во времени (многодневность) и пространстве (существенное расширение оснований для голосования вне участков). Однако сам «дух времени» держит власть, как федеральную, так и региональную, в тонусе, поскольку общественные настроения крайне неустойчивы, претензий к власти накопилось более чем достаточно, и даже незначительный случай может стать той последней каплей, которая запустит неконтролируемые массовые процессы. С конца сентября большинство таких информповодов и инцидентов связаны с коронавирусной тематикой, некоторые из них, как в Ростовской области, находились «на грани» и потребовали оперативного вмешательства Москвы, но пока не привели к «сходу лавины».

Главной интригой и вызовом начала осени, в том числе и для губернаторского корпуса, был электоральный вопрос – итоги сентябрьского голосования. Задачей власти вообще и губернаторского корпуса в частности было тестирование новой модели легитимации внутриэлитных решений – перехода от выборов к «голосованию» плебисцитарного типа (не зря «нулевой тест» этой системы состоялся летом – во время плебисцита по поправкам в Конституцию). Изначально звучали опасения как относительно вторых туров, так и относительно того, что эта модель окажется недостаточно легитимной и спровоцирует массовое возмущение (последние опасения звучали тише, чем первые). Однако обе группы вызовов из чисто гипотетических не перешли в реальную плоскость, что особенно важно с прицелом на думские выборы – в следующий раз эта модель будет применяться уже во время «большого» электорального цикла. Правда, заслуги региональных администраций в том, что звучавшие опасения не оправдались, минимальны. Федеральные власти за счет внесённых в законодательство изменений настолько расширили юридические рамки для применения административного ресурса и обеспечения нужного результата, что операторам процесса в лице региональных и местных администраций нужно было сильно постараться, чтобы в них не уложиться.

По сложившейся в последние годы традиции сразу после подведения итогов осенней кампании возникли ожидания перестановок в губернаторском корпусе. Обычно они проходят в два этапа – осенью (в широком диапазоне – с конца сентября до начала декабря) и весной (в широком диапазоне – с февраля до конца мая и даже начала июня). Однако в этот раз традиция, скорее всего, будет нарушена – об этом свидетельствует не только почти полный кадровый «штиль» на региональном фронте, но и некоторые косвенные признаки, например, полное отсутствие вбросов в информационное поле различных вариантов списков «губернаторов на вылет». Скорее всего, это связано не столько с новыми обстоятельствами в виде коронавируса, хотя и этот фактор имеет значение (новичку в губернаторском кресле труднее будет быстро приступить к борьбе с эпидемией), сколько с общефедеральными тенденциями. В политическом классе всё более настойчиво циркулируют слухи о некоторых судьбоносных решениях, которые готовит федеральная власть в лице президента. Согласно последней версии вбросов, они будут озвучены в начале следующего года. В такой ситуации логично притормозить принятие кадровых решений на региональном уровне, а потом вписать их в федеральный «пакет».

Пока же они затрагивают губернаторский корпус лишь в вынужденных, хотя и запланированных ситуациях. Ярким примером такого случая является замена на посту губернатора Дагестана Владимира Васильева на Сергея Меликова. К экс-губернатору не было серьёзных претензий, он выполнил поставленную перед ним Москвой тактическую задачу – «зачистку» местных элит. Середина осени – наиболее благоприятный период для ухода на покой давно просившего об этом чиновника – сразу после региональных выборов, но хотя бы за несколько месяцев до выхода тектонических процессов в стране, которые наверняка затронут и Дагестан, в открытую фазу. Подтверждением того, что замена носит явно технический характер, и её главной причиной стал возраст г-на Васильева, является тот факт, что Кремль не отказался от «генерал-губернаторской» модели управления регионом – был заменен лишь её основной элемент.

Однако тот факт, что Кремль, скорее всего, и на региональном поле взял паузу, как минимум, до начала следующего года, не означает аналогичной паузы для губернаторского корпуса. С конца сентября в повестку вновь прочно вошла и будет оставаться в ближайшие месяцы задача борьбы со второй волной коронавируса. Судя по прогнозам эпидемиологов, в регионах на плато она выйдет не ранее конца ноября – начала декабря, а на спад вообще пойдёт, скорее всего, только в следующем году. Возвращение угрозы порождает растущую нервозность среди населения, которая накладывается на предыдущие пласты претензий к власти. Это создаёт крайне взрывоопасную ситуацию, когда любой просчёт властей может вызвать несопоставимое с его последствиями возмущение. Одним из последних примеров такого кейса, который едва не привел к социальному взрыву, является гибель 13 пациентов больницы в Ростовской области – региона, где губернатор только что переизбрался, и, по-видимому, этот факт его расслабил.

Михаил БОЧАРОВ
Социолог, заместитель генерального директора Института региональных проблем


По итогам Единого дня голосования сегодня можно говорить об укрепляющихся позициях глав регионов, избранных на свои посты: губернатора Краснодарского края Вениамина Кондратьева, губернатора Севастополя Михаила Развожаева, главы Калужской области Владислава Шапши, губернатора Иркутской области Игоря Кобзева, губернатора Пермского края Дмитрия Махонина, главы Чувашии Олега Николаева, губернатора Брянской области Александра Богомаза, губернатора Тамбовской области Александра Никитина, главы Архангельской области Александра Цыбульского, главы Республики Коми Владимира Уйбы, губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева, главы Еврейской автономной области Ростислава Гольдштейна, главы Ростовской области Василия Голубева, губернатора Костромской области Сергея Ситникова, а также наделённых полномочиями по итогам голосования в заксобраниях главы Ханты-Мансийского автономного округа Натальи Комаровой и губернатора Ненецкого автономного округа Юрия Бездудного.

Укрепляются и позиции глав регионов, в которых завершились победой «единороссов» выборы в законодательные собрания: губернатора Челябинской области Алексея Текслера, главы Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрия Артюхова, губернатора Воронежской области Александра Гусева, главы Новосибирской области Андрея Травникова, губернатора Магаданской области Сергея Носова, губернатора Рязанской области Николая Любимова, губернатора Курганской области Вадима Шумкова.

Кроме того, дополнительные политические очки получают главы ряда регионов, в которых успешно для «Единой России» завершились муниципальные выборы в административных центрах, в том числе губернатор Самарской области Дмитрий Азаров, губернатор Ивановской области Станислав Воскресенский, глава Ульяновской области Сергей Морозов.

Однако, например, определённым образом нанесло удар по рейтингу губернатора Сергея Жвачкина «умное голосование»: в новом созыве депутатов городской думы Томска у «единороссов» только 11 мандатов из 37. В прошлом созыве у них было 32 места. Отдельно стоит отметить, что томичи освободились в думе от знаковых «единороссов» — героев расследований Алексея Навального: главы фракции и владельца «Водоканала» Кирилла Новожилова, и директора «ТомскРТС» Сергея Панасюка. 19 кандидатов, поддержанных «Умным голосованием», стали депутатами.

На реноме вновь избранного губернатора Тамбовской области Александра Никитина также повлияло «умное голосование» – в тамбовской гордуме основной упор его организаторами был сделан на кандидатов партии «Родина» — из 18 округов «Родина» фигурировала в 16. Все члены «Родины» одержали победу.

Особое внимание в этом периоде было приковано сразу к нескольким региональным администрациям.

Дагестан. Владимир Путин отправил в отставку по болезни Владимира Васильева и назначил временно исполняющим обязанности главы Дагестана бывшего сенатора Сергея Меликова. Он ещё не успел заработать репутацию. В Интернете в его поисковой выдаче лишь один позитивный ресурс – страница в Википедии. В Дагестане не проводятся прямые выборы: главу региона выбирает парламент, а значит, репутация чиновника влияет на шансы его переизбрания очень опосредованно. СМИ отмечают, что это назначение является президентским контраргументом на мнение, что Совет Федерации выполняет функцию «политического кладбища».

Хабаровск. Михаил Дегтярёв пока не начал заботиться о своей репутации: принципиально не встречается с участниками еженедельных протестных митингов, а на личном сайте Дегтярёва размещены ссылки на порносайты. Врио перестал упоминаться в СМИ в контексте уличных акций. На репутацию повлияло истощение темы протестов в Хабаровске. Положительным моментом стало сообщение, что региону, в частности, будет выделено около 2 млрд рублей на реализацию строительных проектов. Краевые власти подали заявки на дополнительное финансирование в 2020-2023 годах реконструкции дороги «Ванино – Советская Гавань» и строительство трассы «Комсомольск-на-Амуре – Чегдомын».

Санкт-Петербург. По материалам СМИ, губернатор Беглов постепенно приобретает репутацию чиновника, который постоянно находится на грани, ходит по лезвию ножа. Постоянные слухи о его скорой отставке – главная проблема репутации губернатора Санкт-Петербурга. И это явно не та картина, которую хотят видеть жители второго по величине города РФ.

Белгород. Не заработал репутации после недавно ушедшего «тефлонового» губернатора Савченко новый врио губернатора Белгородской области Денис Буцаев. В локальном (белогородском) топе поисковиков по запросу имени чиновника слишком мало хороших новостей, зато есть негативные ссылки о связях Буцаева с «кланами» и провале мусорной реформы.

Хакасия. На репутацию Валентина Коновалова, главы Хакасии, повлияли новости о том, что местные депутаты готовы объявить Коновалову импичмент.

Элиста. В Калмыкии руководители трёх представленных в Народном Хурале фракций («Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия») провели пресс-конференцию с призывом включить в повестку заседания регионального парламента вопрос о вынесении вотума недоверия главе республики Бату Хасикову. Этот публичный конфликт в Калмыкии получил более масштабный и длительный резонанс в федеральных СМИ.

В Республике Алтай депутаты Госсобрания-Эл Курултай попытались поставить вопрос о вотуме недоверия главе региона Олегу Хорохордину, но пока не набрали необходимого для этого количества подписей парламентариев. Примечательно состоявшееся здесь назначение на пост и. о. первого вице-премьера Эжера Ялбакова, обладающего заметным опытом работы в органах власти республики.

В связи имеющимся трендом на недоверие элит назначенным врио губернаторов можно ожидать большего внимания к привлечению представителей региональных элит к формированию органов исполнительной власти субъектов Федерации, подобных Хакасии, Алтаю и Калмыкии. На этом фоне можно прогнозировать отказ Кремля от практики направления в регионы губернаторов – «технократов».

Негативные тренды сотрясали и другие регионы. Глава Тверской области Игорь Руденя упоминается в топе трёх негативных интернет-ресурсов о мусорных скандалах и коррупции.

На фоне задержания руководителя Фонда социально-экономического развития Марий Эл Дмитрия Феофанова теряет репутацию глава Республики Марий Эл Александр Евстифеев. Его поисковый топ Яндекса состоит из негативных публикаций. Три относительно позитивных заметки встречается только в Google.

Самосожжение журналистки Ирины Славиной, её предсмертная записка о вине в смерти РФ, дрязги вокруг стихийно созданного общественностью мемориала ослабляют позиции нижегородского губернатора Глеба Никитина.

Масштабная экологическая катастрофа в Камчатском крае пагубно отразилась на рейтинге губернатора Камчатского края Владимира Солодова. Несостоятельная позиция после появления на берегу Авачинской бухты мёртвых морских животных, несамостоятельность суждений главы региона усугубили негативное впечатление ряда экспертов.

Обрушение пешеходного перехода в подмосковном Ступино, в результате чего пострадало 25 человек, становится неблагоприятным информационным поводом для губернатора Московской области Андрея Воробьёва и приводит к ослаблению его позиций. В то же время жёсткие меры в противостоянии с коронавирусом делают его более последовательным борцом с пандемией по сравнению с московским мэром.

Вопросы к реализации федеральной целевой программы развития Республики Крым и Севастополя, отражённые в заключении об исполнении федерального бюджета за 2019 год, подготовленном Счётной палатой, приводят к ослабеванию влияния Сергея Аксёнова.

Артём КИРЬЯНОВ
Член Общественной палаты Российской Федерации, председатель Российского союза налогоплательщиков


После сентябрьских результатов выборов в регионах 2020 года можно отметить три направления особенностей губернаторской жизни, которые входят в фокус внимания глав регионов и имеют тенденцию к развитию.

Первое. Губернаторы должны были почувствовать запрос на обновление форм и методов работы. Необходимость вовлеченности в те проблемы, которые есть в регионах, которыми они руководят. И это отчетливо видно по тем запросам и проблемам, которые были поставлены в период избирательной гонки и голосования.

Яркий пример такой открытости и вовлеченности – действия губернатора Камчатского края Владимира Солодова. В ситуации очень сложного экологического процесса, за которым следила вся страна, он проявил себя как ответственный политик, открытый к общению с населением, со СМИ, и действительно его роль надо оценить как очень позитивную. Для недавно избранного губернатора, вступившего в свои полномочия буквально за несколько дней до этого природного катаклизма, Солодов проявил себя очень хорошо. Можно надеяться, что и дальше, уже по другим вопросам, он сохранит открытость и активность в реагировании на проблемы.

Второй аспект, который должен сегодня заботить губернаторов, – ситуация, которую нам продемонстрировал Дальний Восток, в частности, Хабаровск. Мы видим, что присутствуют определённые настроения «на местах», которые можно классифицировать как контрфедеральные. То есть повестка взаимодействия с федеральным центром, «с Москвой», сегодня может строиться по двум сценариям. Первый, понятный и много лет эксплуатируемый, – это активный губернатор, который взаимодействует с федеральным центром, привозит в регион проекты, обеспечивает территорию финансированием, налаживает взаимодействие по целому ряду программ, в том числе и обеспечивает освоение федеральных средств в рамках национальных проектов. Этот сценарий апробирован многими губернаторами, он работает. Один из таких примеров – губернатор Новгородской области Андрей Никитин, который успешно развивает объективно сложный экономический потенциал региона, прилагает усилия по привлечению федерального финансирования для реализации проектов, важных для людей. Целый ряд губернаторов по такому сценарию взаимодействует.

Но есть и другой сценарий, становление которого, по всей видимости, мы будем наблюдать в ближайшие годы. Скорее, это более характерно для Дальнего Востока, Сибири, может быть, для регионов, которые непосредственно не вовлечены в московскую орбиту. Это сценарий не привлечения федеральных проектов и средств в регион, а «сценарий требований» региона к Москве, сценарий нового бюджетного федерализма, требований большего количества средств, независимо от того, насколько эти средства могут быть освоены регионом. Это то, с чем, по-видимому, придётся столкнуться целому ряду губернаторов, то, о чём сегодня могут говорить настроения людей.

Третье – это ближайшие федеральные парламентские выборы, к которым губернаторам предстоит готовиться. Формировать не только команду депутатов-одномандатников и готовить почву для списочников, но и формулировать собственную позицию в рамках этих выборов. Поскольку уже сегодня есть понимание, когда они состоятся в плановом режиме – остаётся меньше года для того, чтобы зафиксировать ту или иную политическую конструкцию, которая, безусловно, будет влиять на региональные и политические расклады, состав и прочность региональных политических и экономических элит.

Это вещи непростые, учитывая, что все мы переживаем последствия пандемии коронавируса, нестабильность внешних рынков. То есть в этом маленьком мире имеет значение, конечно, всё. И то, что будет происходить на федеральных выборах в Государственную Думу, очень важно для губернаторов – для дальнейшего развития их регионов, и очень важна их позиция для того, чтобы победили не просто те или иные представители партии, которые уже хорошо знакомы избирателям. Но чтобы в ситуации «нового выбора» этот новый выбор не привёл к деструктивным изменениям на всей территории страны.

Сегодня площадки для «нового выбора» занимают две партии: «Новые люди» и партия «За правду», которая, правда, выступила хуже первой, но потенциал определённый имеет (как ответ на запрос к обновлению). Будет интересно наблюдать, каким образом политические элиты переварят выборы 2020 года, какие выводы сделают представители парламентских оппозиционных партий, губернаторы, мэры.

Владимир КЛИМАНОВ
Экономист. Директор института реформирования общественных финансов, руководитель Центра региональной политики РАНХиГС


Результаты сентябрьских выборов – в Единый день голосования 2020 года – открыли новую страницу в истории губернаторского корпуса. Все кандидаты – как действующие главы регионов, так и назначенные президентом РФ временно исполняющими обязанности – все они победили в первом туре, и многие из них весьма убедительно.

Можно говорить о том, что Островский в Смоленской области, Кобзев в Иркутской и некоторые другие не набрали явного большинства, но, тем не менее, мы видим сам факт победы 20 губернаторов в первом туре. И это демонстрирует отработанность механизма легитимизации тех ранее принятых решений о назначении глав регионов, которые отрабатывались центром последние годы.

При этом текущий год проходит для глав регионов, во-первых, в особенных эпидемиологических и кризисных условиях, а во-вторых, в необходимости работать в онлайн-режиме. Мало того, что ситуация очень сложная экономически, приходится решать малопонятные, совершенно новые задачи, но и сами инструменты государственного управления работы изменились. В рамках онлайн-формата проходили встречи идущих на выборы кандидатов в губернаторы с президентом Владимиром Путиными, что само по себе было новой формой подобной коммуникации.

Даже достаточно спорный вопрос применения KPI, как критерия эффективности деятельности губернаторов, в этой нетривиальной реальности вполне рабочий: те показатели, которые были уточнены весной прошлого года, отражают то, что нужно было бы достигать субъектам Федерации и главам, которые их представляют, в своей деятельности. Конечно, в ситуации чрезвычайной часть показателей нельзя объективно применить к оценке: бедность не сократилась, а выросла, малый бизнес переживает сокращения, вспышки эпидемии иногда проявляются в самых неожиданных местах – и не губернаторы тому виной.

Однако главным показателем был и остаётся уровень доверия к главам со стороны населения. От губернаторов сейчас зависит не только уровень доверия к ним людей, но и сохранность здоровья населения. Ведь теперь перед региональными руководителями стоит развилка: как в условиях «второй волны» пандемии проводить политику, соблюдая баланс, который, очевидно, качнулся весной в сторону карантинных мер. Тогда он был во многом оправдан, но сейчас дилемма по введению карантинных мер более открытая: всё-таки достаточно много скептиков относительно жёстких мер. В этом отношении пример Москвы стал своего рода ориентиром и инновацией для всех остальных регионов. Столичный пример говорит о том, что карантинные меры надо вводить очень осторожно и перекладывать бОльшую ответственность на лиц, принимающих решения – в части работодателей, частных организаций и самих граждан, которые должны следовать логике ситуации.

В данном случае поведение общества будет зависеть и от того, насколько оно доверяет своему губернатору.

Отдельной темой последних месяцев, связанной с регионами РФ, стала активность в сентябре-октябре федерального правительства по развитию Дальнего Востока. Вышел ряд поручений по итогам более ранней поездки туда высоких чиновников во главе с председателем кабмина. И хотя не ясно, какова будет роль губернаторов в данном проекте, так или иначе, он их тоже коснётся.

Наталия ЕЛИСЕЕВА
Политолог, публицист, автор практических тренингов «Политическая психосемиотика»


Коронавирусная инфекция внесла коррективы в традиционное представление об управлении регионом: на первый план вышло обеспечение дееспособности территории в условиях коронавирусной инфекции. То есть удержать систему здравоохранения, сдержать рост распространения ковида, не допустить роста смертности, не уничтожить социальную сферу и не навредить экономике. Задача тяжёлая, но её выполнение зависит от работы, которая велась в регионе ранее, если велась, конечно.

Например, в Амурской области наблюдалось массовое увольнение врачей. Причём скандалы в области здравоохранения регион не покидают. Так или иначе, но это касается губернатора Василия Орлова, которого неоднократно в регионе упрекали в том, что интересуют его только цифры, то есть экономическое направление. Всё, что связано с людьми (здравоохранение или социальная сфера), решается замами: ответственность переложена на них. Естественно, это осознаётся, поэтому твёрдых и ответственных решений нет. В таких ситуациях при отсутствии погружения губернатора в «человеческие» направления и проблемные точки последствия могут быть печальными.

В Иркутской области также наблюдаются проблемы в области системы здравоохранения. Выявляются расхождения в статистике, проблемы финансового характера. Игорь Кобзев также пытается возложить ответственность на своих замов. В итоге в регионе растёт количество заболевших, в социальных сетях всплывают сообщения о том, что скорая и врачи не справляются.

В медиапространстве и Кобзев, и упомянутый Орлов ряд проблем обходят стороной, хотя сейчас критически необходима коммуникация губернатора с жителями по проблемным точкам с помощью тех же соцсетей.

Отдельно стоит отметить количество заболевших губернаторов. За первые 2.5 недели октября заболели 5 губернаторов, в общей сложности с коронавирусом столкнулись 15 глав. Максимально грамотно ситуацией воспользовался заболевший глава Самарской области Дмитрий Азаров, который в посте о своем заболевании объявил о ряде решений, связанных с усилением системы здравоохранения.

Основная задача всех глав регионов сегодня – стабилизировать ситуацию и выйти на уверенное снижение роста заболевших. Подобная работа не предполагает отставок, если только, конечно, кто-то из губернаторов вдруг поймет, что откровенно не тянет. Но в целом по итогам данного периода кадровые решения последовать могут.

Александр АСАФОВ
Политолог, журналист, политический эксперт. Автор проекта «Политические и электоральные процессы простыми словами»


Безусловно, 2020 год принёс в жизнь глав регионов много нового, и их деятельность подверглась принудительному переформатированию. И в рамках борьбы с коронавирусной инфекцией, и в связи с изменением Конституции, конечно, к ним стало больше внимания, но выросли требования и потому, что их полномочия существенно расширились.

Недавняя встреча президента с Советом Федерации тоже показала, что ко всем губернаторам теперь гораздо больше вопросов, и от них ждут гораздо больше оперативных решений. И это было сказано в том контексте, что сенаторы, которые присутствуют в Совете Федерации от регионов, должны плотно работать со своими регионами и напрямую с их главами.

Недавнее обсуждение закона о возможности федерального министра возглавлять регион показывает, что таких требований к губернаторам будет больше, какая-то их часть, вероятно, займёт министерские посты параллельно с уже имеющейся занятостью.

Поэтому, конечно, все силы глав регионов сейчас брошены на трансформацию своей региональной власти: кто-то этим занимается активно, кто-то не очень. Но они прекрасно понимают, что все без исключения руководители территорий должны предпринять сейчас как можно больше усилий для предотвращения шествия второй волны пандемии, максимально развить здравоохранение, сосредоточиться на новых национальных целях, которые появились в развитии нацпроектов. То есть заниматься благосостоянием людей, уровнем их жизни, развитием образования и в первую очередь – здравоохранения.

Надо сказать, что успехи в этом плане не у всех одинаковые. Многие, особенно те, кому не пришлось проходить через электоральный цикл в этом году, ещё живут по-старому, надеются остаться в тени. Мы видим это, например, по губернатору Орлову, заявившему о том, что 400 местных медиков уволились – это нехороший для него показатель, на который надо срочно обратить внимание.

Мы видим также, что ряд губернаторов сталкивается с вызовами, которые невозможно предугадать, с новыми «чёрными лебедями», на которых тоже реагируют по-разному. Это и основное предположение биологического генеза проблемы на Камчатке, это и ряд техногенных историй, связанных, например, со взрывами в Рязанской области на складе министерства обороны, ну и более старые события – пожары в Ростовской области и аварии в Красноярском крае. На эти вещи тоже надо реагировать по-новому: быстро, оперативно и самое главное – открыто, а не стараться скрыть, чтобы федеральный центр узнал об этом гораздо позднее и в каком-то приукрашенном свете.

Поэтому, конечно, в связи с таким повышенным вниманием, увеличенной ответственностью и максимально расширенными полномочиями все губернаторы должны делать очевидные выводы. Тем, кто ещё не изменил ход своей работы, – изменить. Или уйти.

Критерии эффективности глав регионов не изменились. Все пункты KPI, напомню, показывают работу губернаторов не только в повседневности, но и в чрезвычайной ситуации. Там нет ничего такого, что противоречит эффективной работе по преодолению ЧС. Просто теперь ситуация показывает работу губернаторов через увеличительное стекло. Если раньше можно было по тем же самым KPI отчитаться какой-то показательной деятельностью, совершенно не обязательно интенсивной в реальности, то теперь для того, чтобы соответствовать этим KPI в новых условиях, приходится работать, и работать действительно много. Даже в тихих регионах, о которых ни в прессе, ни в Телеграм-каналах, ни в экспертном сообществе практически ничего не слышно. Во всех регионах теперь надо работать для того, чтобы адекватно реагировать на возможные последствия коронавирусной инфекции, предотвращать их, принимать решения в духе новой Конституции и в духе новых национальных целей. Новые обстоятельства не являются оправданием для не соблюдения KPI, наоборот, они являются отягчающим фактором, как в уголовном праве. Теперь несоблюдение KPI действительно покажет неэффективность губернатора в такое тяжёлое время. Проверку выборами в обновленной реальности часть губернаторов уже прошла.

Конечно, учитывая условия этого специфического года, перед выборами губернаторов было много прогнозов о низкой явке и сокрушительном провале «Единой России» (судя по ФОМовской социологии, и не только).

Тем не менее, кампания прошла достойно, несмотря на то, что в некоторых регионах она не была достаточно публичной. Она была яркой, и результаты для представителей правящей партии и самовыдвиженцев, поддержанных правящей партией – они неплохие. Мы видим, что их основные политические оппоненты, парламентская оппозиция, по большей части даже не смогли собрать полный пул кандидатов на все 18 губернаторских кампаний. «Справедливой России» не хватило одного, ЛДПР не хватило двух, с КПРФ история сложнее, поскольку их кандидатов снимали. Тем не менее, учитывая новые обстоятельства и новые правила голосования, в том числе его многодневность, кампания прошла хорошо. Явка была даже выше, чем на двух предыдущих циклах: на 2,8% выше, чем в прошлом году, и около 5% выше, чем в позапрошлом.

Я думаю, что теперь не только тем, кто прошёл через электоральный цикл, но и всем остальным нужно осознать до конца, что мы живём в новой реальности, и это навсегда. Губернаторам не станет полегче, требования к ним будут увеличиваться и в духе изменённой Конституции, и в духе мобилизации системы власти, которая, как мы видим, трансформируется в публичную систему, обрастает обновлёнными институтами и новыми механизмами. Всё это накладывает на них дополнительные обязательства, и им придётся работать много.

Нужно отметить, что 16% губернаторского состава лично столкнулись с коронавирусом. Многие эксперты говорят, что это ведёт к ослаблению позиции этих самых губернаторов, ставит их в различные рисковые зоны, возможно, приведёт к «губернаторопаду». На данный момент их 14 – переболевших или болеющих.

Считаю, что наоборот: губернатор, который сам прошёл через этот вызов, может с ещё большей эффективностью заниматься решением вопросов населения по теме здравоохранения. Многие из них не прекращают работать, а переходят на удалённый режим. И очевидна другая польза: с точки зрения восприятия населением, болезнь приближает их к людям, поскольку сразу открывается, что они не недосягаемые небожители, а такие же люди, которые подвергаются таким же рискам и переносят их вместе с остальным населением страны и региона.

Первая группа рейтинга




В рассматриваемый период губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев сосредоточился на мерах, препятствующих распространению коронавируса. Экспертами отмечается, что в этом отношении власть сама стала примером, решив вывести не менее 30 процентов государственных и муниципальных служащих «на удалёнку» и настоятельно рекомендовав бизнесу сделать то же самое. Эффективными были признаны и меры, рекомендующие властям Екатеринбурга: увеличить количество общественного транспорта в часы пик вместе с проведением усиленных инспекций по соблюдению масочного режима в местах массового скопления людей. Не осталась в стороне и непосредственно медицинская сфера – были утверждены дополнительные региональные выплаты врачам, работающим с ковид-больными, а в муниципальные образования отправлено 28 новых машин скорой помощи.



Далее здесь



Tags: Россия, губернаторы, рейтинг
Subscribe

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 98
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment