matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Мусульманское масонство. Часть 4


Усы в Турции - не только атрибут внешности мужчины, но и способ рассказать окружающим о своих политических взглядах

Глеб Простаков

Часть 4.7

«Ты ел их хлеб, ты пил их воду»

«Если почитать труды Гюлена, становится очевидным, что его идеи затрагивают глубинные моменты социальной организации общества. Гюленизм – ветка нурсизма. А цель нурситов – изменение общественного сознания. За 40 лет Гюлен изменил структуру общества. Гюлену не нужны орды активистов. Большая часть тех, кого мы называем гюленистами — это массовка. Эрдоган не бросал в тюрьму всех гюленистов подряд, но лишь тех, кого счел по-настоящему опасными», - отметил Ильгар Велизаде.

Недовольство гюленистами у части общества имеет и более глубокие причины. «В Азербайджане распространен ислам шиитского толка. Гюлен – реформатор, чья идеология находит опору в основном в лице суннитского меньшинства. Азербайджан куда менее религиозное государство, чем Турция, не говоря уже об арабских странах. Турецкое общество вообще очень сегментировано.


«Например, мы, азербайджанцы, любим носить усы. Но в Турции это становится проблемой, потому что там форма усов мужчины говорит о том, кто ты: националист, коммунист или исламист», - иллюстрирует эту особенность Велизаде.

Но важнее другое. Гюлен и его идеология посягают на традиционные устои, которые в Азербайджане сильнее религии. В мусульманских странах сильны традиции патернализма, частично они наследованы от ислама, частично – плод тюркской культуры.

Гюлен говорит о диалоге цивилизаций, но, если присмотреться внимательней, увидим, что он продвигает совсем иную идею.

Речь не столько о мирном сосуществовании религий и тех, кто их исповедует, сколько об их взаимопроникновении, создании новой религии.

Традиционный ислам видит в этом, ни много ни мало, угрозу своему существованию. В Азербайджане этот тезис подтвержден действием: в сентябре этого года азербайджанский парламент принял поправки к закону «О свободе религии».

Наряду с поправками в уголовном кодексе они запретили религиозную пропаганду вне мечетей - нарушение карается реальными тюремными сроками. Это антигюленовский закон чистой воды — ведь Гюлен и его имамы, по сути, ведут миссионерскую деятельность, не ограничивая себя стенами мечетей.

— В таком случае можно ли утверждать, что гюленизм по сути—антиисламское движение?

— Скажем так, гюленизм имеет мало общего с исламом, — отвечает политолог Эльхан Шахиноглу. —Гюлен встречается с Папой Римским, Гюлен защищает Израиль, он позволяет женщинам не покрывать головы и носить короткие юбки, он позволяет мужчинам пить. Все это прямо противоречит канонам ислама.


Мусульманский духовный лидер Фетхуллах Гюлен и Папа Иоанн Павел II во время встречи в Ватикане. 9 февраля 1998

Гюленизим — не столько религиозное движение, скорее, это что-то сродни масонской ложе — движение-хамелеон с изменчивыми интересами и гибкими инструментами достижения цели.

— Чем в таком случае опасен проект Гюлена?

— Он не понятен обывателю, он не понятен власти, его сложно контролировать, потому что он растворен в политической системе. Гюленизм как наркотик, его не выявить по симптомам — нужно провести анализ крови. Если ваххабита определить легко – вот борода, вот проповедь, то с гюленистами это не пройдет.

«В этих мальчиках заложен чип»

Как выглядит и что представляет собой движение или сеть Гюлена? Ответ на этот вопрос едва ли можно сформулировать в двух предложениях.

Исследователь гюленизма Агил Алескер дает ему такую характеристику.

«Перед нами структура, управляемая сверху вниз в соответствии с системой, похожей на лестницу. На самой верхушке находится Гюлен. После него идет «Совет семерых», его члены, как правило, ответственны за определенные страны и отвечают за все дела организации. К ним относятся и имамы стран. В каждой стране есть имамы разных категорий. Например, курирующие полицию, государственные учреждения. Кроме того, есть городской имам, который подчиняется имаму по стране, но ему подчиняется имам, ответственный за жилые дома. Все эти имамы имеют иерархию. Если у одного из членов сети появился ребенок, имя ему дается путем передачи информации о событии от низшего звена к самому Гюлену, а сверху вниз идет уже само имя. Ввиду того, что в Турции детям обычно дают двойное имя, в большинстве случае одним из имен становится имя Гюлен».

Понятно, что в паспорт это не записывают, иначе вычислить гюленистов было бы проще простого. «Краеугольный камень движения Гюлена – вопросы морали, верности и преданности. Ученикам турецких школ и университетов постоянно внушается, что они ничто, что все, чего они достигли, достигнуто ими благодаря поддержке со стороны организации, которой они обязаны отплатить своей преданностью. Другими словами, данное образование они используют как оружие», — утверждает Агил Алекскер.

—В 1992 году я попал в закрытое учебное заведение под Анкарой. Там учились в основном ребята из бедных семей, не только турецких. По соглашению, заключенному в начале 90-х между Турцией и Кыргызстаном, отобранные Бишкеком ученики получали возможность получить образование в Турецкой республике, - рассказывает кыргыз Эдил Марлис Уулу, президент общественной организации Конгресс тюркских народов.

— Ты попадаешь в полицейский колледж в 14 лет, затем еще четыре года проводишь в полицейской академии. Восемь лет ты находишься на содержании у государства. После этого ты предан ему, как собака.

— Во время обучения нас обрабатывали с двух сторон. Первые – гюленисты, вторые – националисты-туранисты (приверженцы идеи создания единого политического пространства от Алтая до Босфора – ред.). Ты втягиваешься очень постепенно, почти незаметно для себя. Сначала тебя приглашают в гости. Дети родителей, у которых в доме нет даже чая, вдруг куда-то убегают, и возвращаются с полными пакетами еды.

Я видел, как они потом аккуратно записывали все расходы в блокнот – сколько было потрачено на продукты, сколько на дорогу. Тогда мы не придавали этому значения. Уже позже я узнал, что нас, кыргызов, развозили по шестнадцати разным городам, но везде картина была одинаковая, — продолжает рассказ Эдил, — Позже тебя вовлекают в «сохбет». Так в исламе называют духовную беседу – о религии, семье, праведной жизни.

Те, кто отвергает религию, со временем теряют уважением к таким ценностям и понятиям, как честь, родина, нация

— Фетхуллах Гюлен

«Слово «сахаб» (ученик) имеет общий корень со словом «сохбет» (беседа). Это понятие также подразумевает «приближенность, привязанность, дружбу». Обмен добрыми речами на каком-либо собрании словно устанавливает некую близость, которая дарует милость Всевышнего», - поясняет Исламский информационный духовно-просветительский портал.


Вовлечение в движение Гюлена новых членов происходит постепенно, через простые вещи и смыслы - преломленный хлеб, дружбу, теплую беседу. Разорвать установившуюся связь после почти невозможно.

—Ты ел их хлеб, ты пил их воду – ты уже им чем-то обязан и отказать не можешь, - продолжает рассказ Эдил. Тебя отправляют в летние лагеря, где обработка ведется уже более интенсивно. У тебя появляется ощущение сопричастности к большой и мощной структуре, укрепляется доверие. У ребят, которые через все это прошли, заложен чип. Они не представляют свою жизнь вне общины.

А, если кто-то из нее выпадает, его лишают всего. Если он наемный менеджер - его увольняют, если бизнесмен – обрывают все бизнес контакты и банкротят. Они могут разрушить даже семью, потому что часто членам общины имамы советуют взять в жены женщину, которая также привержена идеалам гюленизма. Восстав против общины, ты моментально становишься изгоем. Можно рубить головы топором, как это делает ИГИЛ, а можно «убить» человека иначе: лишив его работы, социального статуса, уважения родственников, одним словом – десоциализировать.

— Правда ли, что гюленисты таки проникли в армию, обойдя все мыслимые препоны?– спрашиваю я.

— Полицейская академия по сравнению с армейскими училищами была колхозом. У нас даже мечеть была, тогда как в армии тебя могли специально спаивать, чтобы исключить любой намек на следование Корану, - рассказывает Эдил.

— И все же гюленисты проникли и в армию?

— До 90% подполковников – гюленисты. Большинство из них – как раз те самые ребята из бедных семей, которым «Хизмет» дал единственный и самый важный в их жизни шанс. Попав на службу в армию, они стали частью элиты. И они благодарны за это Гюлену.

— Но разве можно днем хвалить Ататюрка, пить раку, а вечером идти к имаму и читать Коран?

— Гюлен лично и его имамы давали разрешение на выпивку и «иное» публичное поведение. Послушайте, что говорят арестованные в Турции военные. Они рассказывают, как их находили в селах, они были никем, но, став частью движения, получили свой шанс. И если раньше в армию, как правило, попадали дети из элитных семей, то гюленисты продвигали туда обычных ребят.


Имамы - не только духовные наставники тысяч соратников Фетхуллаха Гюлена, но также его глаза и руки на местах

В 2007 году турецкая полиция объявляет об обнаружении до того неизвестной ультранационалистической сети под названием «Эргенекон». Впоследствии названная «глубинным государством», эта сеть состояла не только из офицеров армии и полиции, но также академиков и журналистов, составлявших ядро оппозиции исламским порядкам в Турции.

Были арестованы сотни людей. Некоторые исследователи позже заявляли о фабрикации доказательств заговора, усомнившись в том, что таковой вообще имел место. Разрешения на аресты давали прокуроры-гюленисты. На место тех, кто сел тогда в тюрьму, пришли другие. И эти другие преимущественно были гюленистами. Так Фетхуллаху Гюлену удалось взять самую неприступную крепость – армию, последнее препятствие на пути к безраздельной власти в Турции.


Операция против несуществующей тайной организации "Эргеникон" позволила высвободить места в армии и полиции для лояльных Гюлену людей

По замыслу Гюлена, президент Эрдоган должен был оставаться влиятельным, но подконтрольным человеком, как нынешние президенты Ирана при «высшем руководителе» Али Хаменеи. Но что-то пошло не так.

Часть 4.8

Убийство в прямом эфире

Убийство российского посла в Турции Андрея Карлова в прямом эфире без преувеличения потрясло весь мир. Ненавистники России ликовали, друзья соболезновали. Большинство наблюдателей усмотрели в этом убийстве месть России за вмешательство в сирийский конфликт, в частности, за взятие правительственными войсками Башара Асада города Алеппо, как кульминацию этого участия.

Собственно, лозунги, которые выкрикивал сам убийца, 22-летний Мерт Алтынташ, говорят о том же. «Никто не будет в безопасности, пока дети Алеппо не будут в безопасности. Аллах Акбар», - кричал тот уже после выстрела в посла.

Турецкие власти поспешили связать убийцу с организацией Фетхуллаха Гюлена. Об этом прямо заявил мэр Анкары Мелих Гехчек. Сам Фетхуллах Гюлен поспешил осудить убийство, назвав его «чудовищным терактом».

Гюлен и FETO являются главной темой турецких выпусков новостей последние полгода. И то, что власти поспешили повесить убийство Карлова на исламского проповедника, никого не удивило. Более того, эта версия на первый взгляд вызывает даже некий скепсис. Ведь убийца, хоть и кричал «Аллах Акбар», ни слова не сказал про Гюлена, про Эрдогана, про нарастающую угрозу авторитаризма – все то, что могло бы прямо или косвенно указать на «Хизмет» и его лидера. Только про Сирию, только про Алеппо.

Но в данном конкретном случае все сложнее, чем кажется.

Убийца был полицейским, он окончил полицейское училище в Измире, более того – ранее служил в спецназе. А полиция, как мы помним, было местом глубокого проникновения гюленистов.

«Да, полиция сейчас обезглавлена, но сеть продолжает существовать, - указывает политолог Ильгар Велизаде. – Мы также видим, что теракт был тщательно спланирован. Убийца заранее знал о месте и времени проведения мероприятия, он знал, как проникнуть в здание с оружием, он не вызвал подозрений у личной охраны посла и других охранявших здание полицейских. А значит, операцию планировали те, кто в теме».

Но каковы мотивы убийцы и тех, кто его туда направил? Интересно то, что этим мотивы могут сильно отличаться. Турецкое телевидение день и ночь передает новости из Сирии. И убийца вполне мог быть убежден, что, убив посла, он мстит России за Алеппо.

Действительно, сближение Москвы и Анкары стало решающим фактором последних поражений антиправительственной оппозиции в Сирии. Но об истинных причинах убийца посла мог не иметь ни малейшего представления, выступая лишь слепым инструментом тех, кто его туда направил.

Вскоре после попытки военного переворота в ночь на 16 июля появилась информация о том, что именно российские спецслужбы сыграли значительную роль в срыве операции военных. Якобы именно они предупредили Реджепа Тайипа Эрдогана о планируемом захвате власти, это знание и помогло президенту в итоге одержать над путчистами победу.

«Посол России в Турции Андрей Карлов мог быть одним из тех, кто передавал эту информацию. А значит, у FETO, если она причастна к перевороту, помимо желания отомстить России в целом, могли быть причины для личной мести Карлову», - говорит Ильгар Велизаде.

Кроме того, убийство посла – это попытка выиграть время. «События в Сирии развиваются стремительно, каждый день на счету. Сейчас готовится визит Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву, во время этого визита могут быть приняты какие-то прорывные решения. Убийство посла может отсрочить этот визит и принятие этих решений. А значит, этот теракт может иметь куда более серьезные последствия, чем кажется», - уверен политолог.

Так или иначе, убийство посла – это, в первую очередь, элемент внутритурецкой борьбы за власть. После масштабных чисток в армии и полиции в системе безопасности страны образовались гигантские бреши. Это отметил и сам Фетхуллах Гюлен в своем заявлении.

«В Турции ухудшилась ситуация в сфере безопасности и борьбы с терроризмом в связи с тем, что правительство страны перенаправило сотни сотрудников полиции, занимавшихся контртеррористической деятельностью, на другую работу», - заявил имам.

Этими брешами вполне могут пользоваться те, кем еще вчера их закрывали. Огромное количество бывших полицейских и бывших военных ненавидят систему, в которой до недавнего времени работали. Эти люди – идеальный инструмент в руках противников нынешнего президента Турции Эрдогана, число врагов которого множится с каждым днем.

Вся эта история имеет давние корни и вызревала не один месяц и год.

Гюлен и Эрдоган: две стороны одной медали

Споры о том, что именно послужило причиной размолвки между политиком и имамом, и когда зародилось взаимное недоверие, не утихают до сих пор. Очевидно одно: примерно до 2010 года Эрдоган и Гюлен плыли в одной лодке и преследовали одни цели. Главной целью было ослабление влияние армии на политическую жизнь страны.

Эрдоган, который попал во власть благодаря движению «Братьев-мусульман», и Гюлен с его движением «Хизмет», в той или иной мере жаждали возвращения религии в каждодневную жизнь турок.

Эти два человека были естественными союзниками и такими же естественными врагами генералов, взращенных на идеях Кемаля Ататюрка. Оба – Эрдоган и Гюлен – были в свое время арестованы военными правительствами и отбывали тюремные сроки за распространения исламистских идей.


Эрдоган и Гюлен вместе шли к власти и вместе боролись против всесильной армии, чей престиж и идеология были заложены еще Ататюрком. Но, получив эту власть, они не смогли ее разделить.

Полномочия военных как охранителей республиканского устройства Турции были записаны в Конституции, а также в армейском уставе, что давало армии право брать власть в свои руки в любой момент. Что, конечно, не устраивало РеджепаТайипа Эрдогана, склонного к авторитарному стилю правления.

За последние десять лет Эрдогану удалось в большой мере ослабить власть и престиж армии. Были внесены изменения в Конституцию, которые забирали у военных значительную часть полномочий. Во внутренней политике значительную власть получили подчиненные президенту спецслужбы и полиция. А портреты Ататюрка снимали со стен во многих турецких домах.

Эрдоган называл Фетхуллаха Гюлена не иначе как «ходжа эфенди» (учитель, наставник) и даже призывал его вернуться в Турцию. «Заграница – это тоска. Тоска восполняется очень тяжело. Разлуке должен быть положен конец. Ваше нынешнее отношение показывает, что вы, как и все, хотите конца этой тоске. Я понимаю это. Раз так, пусть тоска закончится»


Реджеп Тайип Эрдоган не раз звал своего бывшего наставника и друга Фетхуллаха Гюлена вернуться на Родину

С такими словами 14 июня 2012 года на закрытии 10-й международной олимпиады по турецкому языку Реджеп Тайип Эрдоган обратился к Фетхуллаху Гюлену.Хорошие слова о Гюлене произносили турецкие премьер-министры, министры, вся политическая верхушка. Но в какой-то момент началась междоусобица и риторика изменилась.

Взбунтовавшийся ученик

Первой публичной размолвкой между Эрдоганом и Гюленом могла послужить известная история с «Флотилией свободы». В мае 2010 года шесть судов с гуманитарным грузом, снаряженные организацией «Свободная Газа» (FreeGazaMovement), попытались прорвать израильскую блокаду сектора Газа и высадиться на берег. Флотилия была обстреляна Армией обороны Израиля, погибли несколько человек

Официальная Анкара тогда резко отреагировала на действия израильтян. После публикации отчета комиссии ООН, признавшей действия Тель-Авива адекватными и уместными, Турция понизила уровень дипломатических контактов с Израилем, фактически разорвав дипотношения. Фетхуллах Гюлен осудил действия турецких властей, назвав их контрпродуктивными. Такая реакция вполне укладывалась в примиренческую стратегию нурситов, а потому тот выпад против Эрдогана можно считать сугубо идеологическим – своего рода взглядом с укором от учителя ученику.

Но за первой размолвкой последовала вторая. Серьезным ударом по отношениям светского и духовного лидеров Турции стал коррупционный скандал, имевший место в Турции в конце 2013 года. Тогда Управлением по борьбе с финансовыми преступлениями была проведена масштабная антикоррупционная операция «Большая взятка». Под горячую руку антикоррупционеров попали большие люди – руководители ряда ключевых министерств, глава центрального банка, все – лояльные лично Эрдогану. И это уже была не идеологическая размолвка, а борьба за власть.

— В какой-то момент гюленисты стали давить на Эрдогана. Он явно выходил из-под контроля, не хотел делиться властью, и желал сбросить с себя влияние бывшего наставника, - считает Джавид Мовсумли.

— То есть в некотором смысле сам Эрдоган – взбунтовавшийся гюленист?

— Эрдоган формально никогда не относился к движению «Хизмет», не был нурситом. Но он пользовался большой поддержкой Фетхуллаха Гюлена и был связан с ним на этапе своего становления как политика государственного масштаба. В этом смысле да, он — взбунтовавшийся ученик.

Эрдоган пытается преследовать врагов Турции вне ее границ. До сих пор это могли себе позволить лишь такие страны, как США, Великобритания, Израиль, отчасти Россия. Но у Эрдогана нет такого влияния. Да и, откровенно говоря, не нужна ему голова Гюлена, который, оказавшись в Турции, тотчас превратится в мученика. Эрдогану выгодно иметь Гюлена в виде страшилки, на которую можно списать собственные ошибки и неудачи.

Оккупировать США

Так чего же хочет Гюлен? Имам проповедует базовые ценности: терпение, смирение, правильный образ жизни. Но чего он хочет на самом деле никто не знает. Если говорить о политике, то очевидно одно: Гюлен претендует на особое положение своих сторонников. И в этом смысле – это борьба за власть.

Для организации Гюлена переломным стал1996 год. Именно тогда она решили идти в политику.

Ни один гражданин или социальная группа не могут быть полностью изолированы от политики, потому что политические решения влияют на их жизни. Определенная роль, которую социальные группы играют в политике, является нормой в демократичных обществах, но это не делает «Хизмет» политическим движением

— Фетхуллах Гюлен

— Движение Гюлена в некотором смысле даже опаснее, чем Аль-Каида* или Исламское государство, - считает Эльхан Шахиноглу.

— Вы считаете такое сравнение уместным?

— Какой другой организации удалось поссорить две великие державы – Турцию и Россию? - ответил политолог.

Версия о том, что российский Су-24 был сбит не по приказу турецких властей, а самостоятельным решением пилотов турецких истребителей, мгновенно распространилась после попытки переворота.

«Именно «параллельное государство» испортило наши отношения с Россией. Это был инцидент, в котором участвовал один из пилотов этой структуры, он был одним из участников путча. До сегодняшнего дня мы это не озвучивали, держали в себе. Но я, Мелих Гекчек, говорю, что наши с Россией отношения испортили эти негодяи», - заявил мэр Анкары.

Оба пилота сейчас арестованы и содержатся под стражей.


Сбитый в ноября 2015 года турецкими ВВС российский Су-24 послужил причиной ссоры между Москвой и Анкарой. А извинения, принесенные Эрдоганом почти год спустя - поводом для примирения

Чушью называет попытки турецких властей дистанцироваться от сбитого Су-24 Фархад Мехтиев. «Все ведь прекрасно помнят, что говорил Эрдоган сразу после инцидента с российским истребителем, а именно: что повторись эта история еще раз, мы снова бы сбили самолет. Винить после этого гюленистов просто смешно», - уверен он.

Фархад Мехтиев – необычный собеседник. Будучи деканом одного из факультетов университета «Кавказ» - того самого вуза, который в Турции назвали одним из центров распространения идей FETO, Фархад открыто говорит, что воспитывает в своих учениках либералов и настоящих демократов, не стесняется критиковать канонические устои ислама и даже пророка Мухаммеда.

Собственно моим главным вопросом, адресованным ему, был вопрос об истинных целях, которые преследует ФетхуллахГюлен.

«Женщины моих последователей могут не покрывать голову», - цитирует Гюлена Фархад. Конечно, это отход от ислама, но отход неизбежный. Гюлензим можно сравнить с протестантским антикатолическим движением. Это вынужденный шаг Фетхуллаха Гюлена, в противном случае ислам вообще может не выжить.

—Вроде того, что когда-то сказал иранский имам Хоменеи: «Защитить сегодня ислам намного важнее, чем совершать намаз и соблюдать пост» — вынужденный компромисс во имя спасения веры?

—Поймите, если христианский мир захочет удушить ислам, он это сделает. Арабы любят говорить, что США жаждут пролить мусульманскую кровь. Я лично не считаю, что так и произойдет, но это утверждение позволят реальней оценить картину мира. Запад хочет не уничтожить, а приручить ислам. Гюлен это прекрасно понимает. Почему мусульмане отстали? - Потому что неграмотны. И Гюлен говорит: «Если ты хочешь быть лучше перед Аллахом – учись».

—Так кто же все-таки Гюлен: мусульманский Мартин Лютер, защитник ислама, великий гуманист или талантливый авантюрист?

—Точно не последнее. Гюлен говорит: рубить руку за воровство, как предписывает Коран, сейчас нельзя. Мусульманское государство, о котором говорит Пророк, это идеальное государство мужчин и женщин, в котором воровство – настолько тяжкий грех, что за это можно отрубить руку. Но в неидеальном государстве, где совершаются куда более тяжкие преступления, и где таких преступлений множество, дословное следование Корану, было бы фарисейством.

—Значит, целью Гюлена является построение такого идеального мусульманского государства?

— Задача Гюлена – не столько построить такое государство, сколько вырастить то самое «золотое наследство», о котором он говорит в своих книгах. Если угодно — армию суперлюдей, которые такое государство и построят. И тогда «Бог передаст землю такому человеку».

— Можно вспомнить и другую восточную мудрость: «Хочешь победить врага – воспитай его детей». Не эту ли цель преследует Гюлен, обучая тысячи талантливых детей по всему миру?

— И что в этом удивительного? Сотни лет турецкие султаны набирали на службу янычар, которые преимущественно были христианами. Они являлись опорой владыки и были ему верны более, чем сами турки. Не забывайте: самое большое число гюленовских школ после Турции в самих США. В Азербайджане, Кыргызстане, России и других странах, речь идет о нескольких десятках таких школ, тогда как в Америке их полторы сотни.


Влияние движения Гюлена в Турции в виду преследований и дискредитации снизилось, в США и Европе - по тем же причинам - выросло

Гюлен хочет создать сильное течение в США. Гюлен стар, он умрет и будет похоронен в США. Его могила останется там, и к этой могиле будут приходить его последователи. Во время битвы за Константинополь Эйюб Энсари, сподвижник Мухаммеда, сказал: «Похороните меня как можно ближе к стенам города. Мои наследники будут видеть мою могилу и идти дальше».

Да, Гюлен утратил позиции в Турции и некоторых других лояльных Анкаре странах. Но вместе с тем он усилил позиции в самой мощной стране мира и это куда важнее.

— Сегодня президент черный, завтра – женщина, послезавтра – гюленист?

Гюлен хочет, чтобы ислам был более влиятельным. И Гюлен – один из его главных защитников. Он действует умно, он никуда не спешит, и он не ограничен во времени даже продолжительностью своей собственной жизни

И пусть Хиллари Клинтон не удалось сменить Барака Обаму в Белом доме, едва ли это изменит планы Фетхуллаха Гюлена.

«Этот кроткий народ привязан к религии, но в конце концов он выполняет не повеления религии, а приказы государства. От всех этих шейхов-повстанцев, от тех, кто возмущается, что теряет власть над верующими, от всех этих боевиков, обученных в Иране, не останется и могил, даже если они хоть немного знамениты, как Саид Нурси. В этой стране тела религиозных лидеров, чьи имена могут стать знаменем, помещают в самолет и выбрасывают в море» - говорит один из героев романа «Снег» Орхана Памука.

Будучи последователем Нурси, который, возможно, уже превзошел учителя, Фетхуллах Гюлен спорит с этими словами, доказывая обратное действием.


Часть 3, Часть 1



Tags: Гюлен, США, Турция, Эрдоган, мусульмане
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments