matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2020)



Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал очередное исследование, посвящённое оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Объектом исследования являются руководители субъектов Российской Федерации. Хронологические рамки рейтинга охватывают июль-август 2020 года.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества.

Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении уровня оценок в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге губернаторов» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов самой широкой профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.

Анкеты, рассылаемые экспертам, не только дают им возможность формально оценить работу того или иного регионального главы, но и предлагают обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют более детально выявить причины успеха или неудачи тех или иных руководителей субъектов РФ. Кроме того, эти обоснования, как и данные персональных аналитических интервью, проводимых с экспертами, служат основой для составления аналитической части «Национального рейтинга».

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой на страницах рейтинга одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений сообщества. Эксперты, публично высказывающиеся в «Национальном рейтинге», делают это, не зная итоговых результатов исследования.


Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса руководителей субъектов («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Александр МАЛЬКЕВИЧ
Журналист, политолог, член Общественной палаты РФ. Президент Фонда защиты национальных ценностей


Губернаторский корпус переживает любопытный тренд.

В середине июня 2020 года Роскомнадзор снял требования по ограничению доступа к мессенджеру Telegram, который блокировался на территории России на протяжении двух лет. При этом были сняты не только формально-юридические преграды, но также и неформальные ограничения, которые сдерживали госорганы и некоторых официальных лиц от работы в «заблокированном» мессенджере.

Конечно, многие политики и публичные лица и до разблокировки имели собственные телеграм-каналы, однако теперь это явление может стать по-настоящему массовым.

На данный момент подавляющее большинство глав регионов по-прежнему остаются объектами телеграм-каналов – то есть их активно обсуждают другие, – но не субъектами, которые бы сами задавали тон коммуникации в региональном информационном пространстве. И это – недоработка пресс-служб, пиар-команд глав российских территорий, тем более, что СМИ пристально следят за соцсетями региональных лидеров и активно цитируют высказывания из их личных постов.

И ещё. Нынешние реалии являют весьма странную картину. С удивительным упорством наши региональные власти «топчутся» на площадках западных соцсетей, фактически раскручивая тот же Инстаграм. Зачем? Хороший ньюсмейкер способен привести аудиторию за собой на любую площадку, которая при этом гарантировала бы ему защиту собственного контента. Очень недальновидно развиваться на базе «импортного» продукта с риском для информационной безопасности, особенно если при этом в такое «развитие» ещё и вкладываются средства.

Так или иначе, только 10 из 85 глав регионов сегодня имеют собственные телеграм-каналы, при этом 9 из них были зарегистрированы до разблокировки мессенджера. Новичком стал глава Архангельской области Александр Цыбульский, который довольно быстро набирает популярность. При этом большинство каналов не являются крупными, лишь у трёх глав количество подписчиков превышает 10 тыс. пользователей. Первое место занимает Рамзан Кадыров (51 тыс.), на втором — Сергей Собянин (21 тыс.), на третьем — Сергей Цивилёв (12,1 тыс.).

Помимо аудитории, важным показателем эффективности использования инструмента является то, стал ли канал источником информации для других телеграм-каналов, как часто его упоминают авторы и вступают с губернатором в заочную дискуссию, насколько канал формирует региональное или даже федеральное информационное поле.

Единственный телеграм-канал федерального уровня принадлежит Рамзану Кадырову, которого часто цитируют и упоминают крупные каналы. Также на федеральный уровень, однако в силу конъюнктурных причин, претендует канал врио главы Хабаровского края Михаила Дегтярева.

Telegram по популярности среди губернаторов уступает соцсетям, лишь 10 (12%) глав регионов имеют собственные каналы в мессенджере. Например, в Instagram по состоянию на июнь 2020 года были зарегистрированы 74 (87%) главы региона.

По-моему, серьёзный имиджевый вызов ближайших месяцев для региональных лидеров в целом по стране заключается в том, чтобы диверсифицировать свои усилия в социальных сетях: «раскладывать яйца по разным корзинам» и пытаться делать упор на отечественного IT-производителя. Тот региональный руководитель, который первым поймает (и поймет!) этот тренд, сможет неплохо прогреметь на федеральном медиа-поле. Но пока (за счёт желания пресс-служб губернаторов работать по старинке, «как проще») особых перспектив для изменения сложившейся ситуации я не вижу.


Алёна АВГУСТ
Политтехнолог, специалист по связям с общественностью


Самое главное испытание и самая главная проблема этого лета (и этого года), которую пришлось пережить губернаторам – испытание пандемией. К ней никто не был готов, пришлось работать с колес, не имея четких инструкций. Но и с момента прохождения плато угроза эпидемии не отступила, сейчас муссируется возможность второй волны, прогнозируют рост заболеваемости – так что испытание ни для общества, ни для губернаторов не закончилось.

Другим, определяющим деятельность губернаторов моментом, стало определение KPI по итогам голосования по поправкам в Конституцию. Важно было выполнить и волю федерального центра, и миссию донесения смысла поправок до каждого, организовать референдум максимально эффективно и максимально прозрачно в условиях все той же пандемии. Большинству удалось справиться с этими задачами. Но в ряде регионов главы получили протестное голосование – это повод задуматься — насколько они управляют внутренней политикой. Не с точки зрения навязывания чьего-то мнения, а умения чувствовать информационное поле, настроения людей. Здесь можно было сделать для себя хорошие выводы о том, как более чётко, тонко выстраивать коммуникацию с различными категориями людей. Это очень важное, особенно сейчас, качество для губернатора – понимать, что за словом «население» стоит куда большее количество различных социальных групп, чем количество букв, из которого это слово состоит. Мы говорим, что детям и родителям сложно понять друг друга, но сейчас и взрослым в одной возрастной категории часто это сложно, и молодежи. Губернатору важно понимать — какие настроения зреют в каждой социальной группе, получают ли эти группы информационный сигнал, и на каком языке с ними разговаривать. Коммуникации – сейчас главный тест для каждого руководителя региона: миром правит информация. Может быть построено 500 млн километров дорог — об этом никто не узнает, если вы об этом правильным языком, по правильным каналам не рассказали. Не дойдет до слушателя-читателя информация, постоянно преподносимая формальным, канцелярским языком языком – от такой подачи будет только отторжение.

Для многих губернаторов лето также проходит под знаком выборов – помимо избрания глав субъектов федерации, выбираются новые составы Законодательных собраний, муниципалитетов и городских Дум – и опять же все это на фоне тревожных из-за возможного возвращения пандемии, онлайн-обучения и прочих превратностей «эры ковида» — настроений. И эти слегка панические состояния людей напрямую отражается на их электоральном поведении (и не всегда продуктивно): то ли проголосовать против всего (чтобы хоть какое-то действие произвести), то ли вообще не пойти на выборы. Даже в отсутствии жестких норм по явке избирателей избранным руководителям, безусловно, хотелось бы подтвердить легитимность выборов с помощью как можно большего числа участников волеизъявления. Не менее важно, чтобы и Дума, и Законодательное собрание выбиралось не меньшинством – ведь потом 5 лет работать избранным депутатам. И здесь снова перед губернатором стоит задача – донести до людей сигнал, причем для каждой аудитории по-своему.

В этом году акторами на выборах стали не только давно известные, но и порядком позабытые партии, но также и новые партийные структуры типа партии писателя Захара Прилепина, Партии прямой демократии (т. н. «партии танчиков»), и политического прочтения сетевиков из Faberlik — «Новые люди». Люди обычные от такого разнообразия слегка теряются. А губернаторы на всем этом фоне наделены еще одной важной миссией: большинство из них в этом году смело стали секретарями региональных отделений партии власти – и рискуют принять на себя все стрелы, летящие в сторону Единой России. Даже самые успешные губернаторы, таким образом, находятся под ударом: и ЕР влияет на их личные результаты, и они сами должны влиять на результаты ЕР.

Поэтому ситуация во многих регионах довольно сложная, особенно там, где идут многоуровневые кампании: выборы и губернатора, и гордумы, и заксобрание, и в муниципалитеты – и все это раз в пять лет. И можно себе только представить – как избиратель будет разбираться в этом ворохе бюллетеней! Выбор избыточный. В этом море агитации подчас архисложно разобраться. И губернаторам сейчас сложно – ведь для них важны все результаты выборов, а не только свои.

Если приводить конкретику – среди «жарких» регионов можно отметить Иркутскую область –там неплохо показывают себя оппоненты врио губернатора. Довольно скучненько на Камчатке, где бодро вышедшие вначале кандидаты к финалу кампании куда-то разбежались, а часть кандидатов условно-технические. В Ростовской области, где ожидалась «рубка», политическая «жара» переросла в жару обычную — климатическую. Все смотрят на Коми и Архангельск, но и там не видно ожидаемой драки. В Архангельске улеглись страсти в связи со снятием с актуальной повестки вопроса об объединении с НАО. Коми – выбор без выбора. Пермь: врио губернатора Махонин пытается стать своим и для людей, и для элит, но ни та, ни другая стороны пока не признала его таковым однозначно — «дак это ж Пермь». Однако так как альтернативы Махонину к данному моменту среди кандидатов не осталось – выборы состоятся, и какой-то технически легитимный результат будет. Настоящие трудности будут ожидать Махонина после.

В общем – губернаторство – это не синекура. Хорошо бы, чтобы губернаторы сохраняли боевой настрой, который они выработали, сражаясь с превратностями и решая задачи этого года, потому что дальше – легче не будет. Губернаторам всегда надо быть готовыми к любому повороту событий, и самое важное сейчас – научиться открыто и четко, без манипуляций и фальши коммуницировать с людьми, четко чувствовать поводы для переживания, слышать и давать ответ ровно в той психологической тональности и по тем данным, которые люди хотят слышать. Ответом общества будут адекватные решения, в том числе и электоральные. Искренность сегодня ценится очень высоко.


Пётр КИРЬЯН
Руководитель лаборатории социальных исследований Института региональных проблем


Середину и конец лета российские губернаторы прожили под знаком решения двух наиболее важных вопросов.

Первый – это проблема коронавируса. Хотя уже и нет резких всплесков, но точка в этой истории не поставлена. Всё-таки остаётся вероятность того, что нас настигнет «вторая волна» инфекции и, соответственно, мобилизации медицинских ресурсов. Пока же перед губернаторами стоит задача профилактики коронавирусной инфекции, а также реорганизация региональной медицины, потому что она не может работать постоянно в режиме аврала – то есть борьбы исключительно с коронавирусом. Нужно поддерживать и другие направления медицинского обслуживания. Очевидно, что все эти вопросы решаются в разных регионах с отличной друг от друга степенью успешности. И если в Санкт-Петербурге жизнь вернулась практически в доковидное русло, то в Туве ещё только планируют возвращение к нормальной жизни, но с учётом новых реалий и возможных угроз. Где-то, как на Камчатке, ещё только собираются строить инфекционную больницу, а региональные власти решают вопрос с получением транша на её строительство.

В зоне эпидемиологического риска остается Крым и Краснодарский край – именно туда в июле хлынул туристический поток, как только были сняты ограничения. Очевидно, что губернаторам этих регионов загодя приходится готовиться к возможному всплеску заболеваемости covid19. Напротив, в Москве (единственный регион, который пошёл по данному пути) практически предвосхитили возможные осложнения: мэр Собянин ввёл входное тестирование и имеет актуальные данные о поле риска на довольно большой выборке.

Вторая проблема, которая сегодня уже зародилась, но не в полной мере ощущается, а последствия её губернаторов «догонят» чуть позже, – занятость и безработица населения. Сегодня этот вопрос пока находится на периферии внимания: ещё действуют программы поддержки работодателей, кредитные программы. Этот квартал ещё проходит технически спокойно. Но уже в ближайшее время необходимо решать вопрос так называемой «отложенной безработицы».

Никуда не делись рутинные вещи, которые приходится решать губернаторам. С технологической точки зрения всё хорошо, но всё-таки есть определённые риски в Архангельской области, учитывая предвыборную кампанию, идущую сейчас в регионе. Говоря о территориях, где также идут выборы (и это всегда непростое время), надо упомянуть и Камчатский край: регион сложный. И вроде бы у врио губернатора Солодова дела идут хорошо, но всё-таки понятно, что дистанционно выборы не выигрываются: главе региона приходится активно включаться в решение назревших проблем, оперативно откликаться на новые вызовы.

В неспокойной обстановке приходится работать Михаилу Дегтярёву в Хабаровском крае, где мы наблюдаем историю под условным названием «принятие народом нового врио». История не новая, но не совсем типичная. Бытует мнение, что для каждого губернатора хабаровский кейс – показательный. Но я такую трактовку не разделяю. Скорее, необходимость развития межрегиональных пассажирских перевозок, особенно с необходимостью появления на Дальнем востоке своего авиаперевозчика, имеет некую общую точку соприкосновения для глав всех российских регионов и может стать определяющим фактором их высокой управленческой карьеры.

С этого полугодия также начинается масштабная история под названием «Национальные проекты». И здесь губернаторы оказываются в очень щекотливой для себя ситуации. Если посмотреть на первые решения, а именно, на планы по так называемой «цифровизации» регионов. Есть федеральный проект по развитию искусственного интеллекта. Был выделен бюджет на 90 млрд рублей до 2024 года, и после того, как начался процесс переформатирования, ревизии нацпроектов под антикризисные нужды и задачи развития, было принято решение, что федеральный бюджет оставит за собой 22 млрд рублей, а остальные деньги будут формировать в качестве программ, запросов региональные органы исполнительной власти и, соответственно, показывать результат. Это – фактически открытый старт, весьма коварная история, провоцирующая конкуренцию губернаторов за ресурс. При этом губернаторы находятся не в самых равных условиях. Есть регионы, которые уходят в сотрудничество со Сбербанком, где-то внедряются решения «Ростеха», где-то развиваются весьма успешно собственные истории при собственных довольно сильных IT-комплексах – на базе каждого из этих решений и будут формироваться бюджетные заявки. Но не очень понятно, кто же победит в этом неравном бою. Ведь, например, в отличие от Мурманской, Воронежской областей или Москвы, в Хакасии или Иркутской области приоритет будет отдан явно не этой сфере, а значит, и результата по части цифровизации в этих регионах не будет.

Продолжается история с региональными зонами напряженности – мы наблюдали очень непростую ситуацию, которую разруливал глава Башкортостана Радий Хабиров. И я бы не занимался «политическими похоронами», как поспешили возвестить в Телеграм-каналах. Борьба за шиханы в Башкирии – очень старый, унаследованный спор, и у каждой стороны есть «своя правда» и довольно давняя «своя игра». Тут и эскалация спора вокруг территории и трактовки культурного наследия, и имущественные отношения, и вопросы добычи сырья. Здесь сталкиваются интересы не администрации и жителей, а предприятия и жителей, и глава территории выступает в роли некоего «МЧС». Похожие истории и дальше будут иметь место и в других территориях, где запланировано строительство дорог, трубопроводов и тому подобные масштабные проекты.

И ещё одна характерная тема, над которой явно уже задумались все региональные лидеры: выборы в Госдуму следующего года. Очевидно, что уже в этом сентябре в Единый день голосования главы регионов будут проецировать свои ресурсы и прикидывать стратегию на будущий год. На нынешних выборах (местных парламентов и муниципалитетов) мы наблюдаем ситуацию гораздо большей свободы, чем было прежде, и делаем выводы, что большинство губернаторов склоняются к конкурентным выборам. И можно предположить, что выборная конфигурация будущего года несколько отойдет от прежних традиций, а губернаторы будут играть роль не столько «паровоза», но и станут больше соарбитрами, наряду с ЦИКом, не препятствуя участию в гонке различных партий, представленных в регионе. Это обусловлено и необходимостью кадрового обновления Госдумы, и повышения качества работы депутатов.


Александр АСАФОВ
Политолог, журналист, политический эксперт. Автор проекта «Политические и электоральные процессы простыми словами»


Выборы 2020 года в силу ряда обстоятельств (кейс Фургала в Хабаровске, противостояние вокруг шиханов в Башкирии, ситуация, связанная с попыткой объединения Архангельской области и НАО) проходят в несколько необычном контексте. Определённую тональность добавляет и общемировой фон новой динамики протеста (Беларусь, США и т. п.). Поэтому и внимание к выборам губернаторов – в контексте биографий кандидатов, реальных действий, особенно тех, кто пока носит приставку «врио», их позиций – будет более пристальное.

Здесь уместно предвосхитить события и напомнить, что в 2021 году нас тоже ожидают, конечно, не 18, а всего 6, но зато каких гонок: главу региона будут выбирать Тульская, Тверская, Ульяновская области, Тыва и Чечня, а также Хабаровский край. Именно по итогам нынешних выборов, которые пройдут 13 сентября, будут сделаны выводы и планы по выстраиванию тактик и стратегий грядущей кампании в Госдуму со стороны власти, системной и несистемной оппозиции, но в том числе, обещающих быть яркими губернаторских выборных кейсов-2021.

Среди нынешних кампаний первенство по привлечению внимания удерживает ДФО. Впрочем, мнения экспертов иногда расходятся. Так, на мой взгляд, Камчатка и ЕАО, которые записывают в «сложные регионы», в принципе, обещают довольно спокойные выборы, несмотря на то, что в этих субъектах кандидаты-врио – «не местные». В первую очередь, они, конечно, рассматриваются через эту призму (особенно после запроса «на нового Фургала»). Но, например, тот же Ростислав Гольдштейн, хоть и не местный в Еврейской автономии, уже много лет связан с регионом в качестве сенатора и фактически воспринимается как «свой». То же самое касается и Михаила Развожаева в Севастополе: у него есть хороший бэкграунд антикризисного управленца, выгодно отличающий его (предыдущая работа в Хакасии), а также опыт самореализации в качестве врио губернатора. Фаворит Камчатки Солодов как кандидат под запрос местного населения вроде бы не очень подходит (настоящий «варяг»), но, учитывая оказанную публичную поддержку со стороны президента и главы правительства, думаю, никаких проблем на выборах иметь не будет. Получение поддержки первых лиц государства фактически означает широкую поддержку электората, а серьёзных конкурентов на Камчатке у Солодова нет.

Действительно сложный, на мой взгляд, регион – это Архангельск: Шиес, история с объединением, московская «прописка» Цыбульского (никакой привязки к округу не имеет) и особенно скандалы с регистрацией кандидатов.

Надо сказать, эту кампанию особенно отличают массовые неудачи при регистрации оппозиционных кандидатов, по большей мере, коммунистов, что не только добавляет динамики любой выборной гонке, но в некоторых регионах может привести к протестному голосованию (такие случаи были – в той же самой Хакасии в 2018 году). При этом общая статистика зарегистрированных говорит, что в этом году существенно (в сравнении с выборами 2018 и 2019 гг.) повысился процент кандидатов, успешно миновавших все фильтры.

Выборы дополняют и так традиционно обширный список забот глав регионов. Помимо стандартных проблем с дефицитом бюджета, дорогами, миграцией, здесь появились нюансы образовательного процесса (а скоро на фоне эпидемиологической угрозы начнётся новый учебный год), восстановление экономики и подготовка к возможной второй волне ковида. По большому счёту, проблемы регионов не отличаются. И мы видим, что врио и действующие губернаторы-кандидаты, не мудрствуя лукаво, предпочитают вести свои выборные кампании в стиле «малых дел» – просто продолжая свою рутинную работу.

Пожалуй, стоит упомянуть об интересной тенденции, которой также подвержены все без исключения руководители территорий. Главы регионов чувствуют смену запроса на т. н. «технократов» в пользу нового образа губернатора. Отработанная концепция «компетентности + отсутствия токсичных связей» приобрела несколько гибридный характер. Глава не только должен быть профессионалом, но и должен знать территорию. Этот запрос населения сейчас стал очевиднее. Людям нужен человек, в проблемы региона погружённый и готовый их решать. При этом решать сообща: в диалоге со всеми стратами общества. Так, господин Дегтярев в Хабаровске, при всём моем уважении, потерял время, промедлив с выходом на прямой диалог. Похожую ошибку совершил Лукашенко. А сегодня любому лидеру надо быть человечнее, сокращать дистанцию между собой и людьми и говорить с ними.

Данная тенденция в деятельности губернаторов явно прослеживается – это видно хотя бы по тому, что большинство завело себе Инстаграм, а некоторые даже осваивают Телеграм, отвечая на запрос быть искренними людьми дела, переживающими за народ.


Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


Стоящие перед губернаторским корпусом задачи в последние месяцы оставались прежними по форме, но по сути серьёзно трансформировались. Тем региональным лидерам, которые хотят соответствовать новым реалиям, приходится тратить всё больше ресурсов для того, чтобы лавировать между двумя крайностями. Первая связана с тем, что всё больше вызовов приходит «снизу», и для удержания ситуации под контролем необходимо, так или иначе, выстраивать диалог с обществом. Таким образом, целесообразно всё больше идти на диалог с населением без посредников – если не исключительно на улице, то хотя бы посредством соцсетей. Второе ограничение непосредственно связано с первым. Существует серьёзный риск, что те региональные начальники, кто успешно справляются с данной задачей, могут быть заподозрены в Москве, с подачи местных силовиков, в желании обрести политическую субъектность, а на языке «вертикали» – в «стремлении к сепаратизму» со всеми вытекающими последствиями.

Именно поэтому большинство губернаторского корпуса (не абсолютное, но пока относительное) предпочитает не лавировать между этими двумя ограничениями, а придерживаться прежней пассивной позиции, которая была оправданной в условиях прежней динамики общественных настроений (до 2018 года), но сейчас чревата тем, что события ближайших 6-12 месяцев сделают таких губернаторов лишними – и для Москвы (кому нужен чиновник, потерявший связь с ситуацией на вверенной ему территории), и для местных элит и населения.

С точки зрения описанной модели поведения можно обратить внимание на два типологически похожих, но пока диаметрально противоположных по промежуточным результатам кейса – хабаровский и башкирский. В обоих случаях главы регионов имеют дело с получающими всё большее распространение на местах кейсами – недовольство населения, вошедшее в резонанс с недовольством меньшей части (Башкирия) или большей части (Хабаровский край) местных элит.

В случае с Хабаровском промежуточный результат скорее отрицательный. Значительную роль в этом сыграл и «эффект низкой базы». Врио губернатора Михаил Дегтярев прибыл в регион в условиях не только сформировавшегося, но и выплеснувшегося на улицы устойчивого недовольства по отношению к действиям власти вообще, которые для населения тождественны с действиями федерального центра. Однако ситуацию усугубили и его первые шаги, в частности, демонстративное нежелание идти на контакт с протестующими (именно демонстративное игнорирование властью массового запроса и является одним из основных раздражителей по всей территории России). Тем самым он только подтвердил свою репутацию «чуждого местным интересам варяга», а ограниченные политтехнологические попытки перехватить протест (например, встреча с подготовленной аудиторией) лишь усугубили ситуацию.

В последние недели в Хабаровске наблюдается заметная пробуксовка протеста, ведущая к снижению массовости протестных акций. Правда, это не заслуга власти (тем более, региональной), а скорее «заслуга» самого протеста. По своей природе (как и во многом белорусский протест) он является безлидерским, а протестующим на определенном этапе необходим лидер, который укажет им цель, к которой необходимо двигаться, и последовательность её достижения. Поэтому нынешнее «затухание» протеста, если проводить аналогию с пожарами, похоже на ситуацию в торфянике. Если видимая часть огня становится меньше, то, как правило, это не значит, что он идёт на спад – скорее, очаг пожара уходит под землю. В итоге при малейшем изменении окружающих условий он вновь выйдет на поверхность, что обусловливает необходимость постоянного расходования серьёзных ресурсов для мониторинга «пожароопасной» ситуации и поддержания очага в тлеющем состоянии, чтобы огонь не вышел на поверхность вновь.

Иной результат в схожей ситуации демонстрируют башкирские власти (необходимо подчеркнуть, что в обоих случаях речь идет о промежуточных, а не окончательных результатах). Конфликт вокруг шихана Куштау также привёл к массовой мобилизации, к чему, вероятно, имеет отношение часть местных элит (но их действия послужили не причиной, а сопутствующим фактором такой мобилизации).

После того, как активисты разбили лагерь, возникла реальная угроза перерастания протеста в бессрочный по образцу Шиеса со всеми вытекающими последствиями. Глава региона Радий Хабиров реализовал политтехнологическую комбинацию, вступив с протестующими в прямой диалог, по итогам которого лагерь был частично демонтирован, а частично перенесён в менее «резонансную» локацию. Теперь, судя по косвенным признакам, г-н Хабиров намерен провести «селекцию» активистов, с которыми региональные власти и Башкирская содовая компания будут вести диалог. При этом, скорее всего, речь идёт не о полной подмене протестующих на ангажированных властью «общественников», что может привести к новому обострению ситуации, а именно о более тонкой «селекции».

Вышеописанные ситуации с высокой степенью вероятности с осени будут получать всё большее распространение и в других регионах (речь идёт не о полном повторении сценария, а о типологически похожих ситуациях). Адекватность реакции на подобные вызовы станет маркером выживания представителей губернаторского корпуса в новых условиях. Если брать краткосрочную перспективу (несколько недель), то основная стоящая перед большинством региональных руководителей задача – получение необходимых власти результатов во время трёхдневного голосования. И поскольку перевод Единого дня голосования из категории «выборов» в категорию растянутого на три дня «голосования» заметно облегчает применение административного ресурса в качестве основного инструмента достижения целевых показателей, то под «необходимыми результатами» понимаются не только и не столько официальные цифры итогов голосования, сколько их легитимность – доверие населения к ним. Другими словами, основная краткосрочная задача губернаторского корпуса – не допустить, чтобы голосование стало катализатором протестных настроений, тем более, их перехода в уличную фазу.

Первая группа рейтинга




Поднимается в «Национальном рейтинге» Рамзан Кадыров (Чеченская Республика). Несмотря на перманентные трения этого главы с различными федеральными структурами и его скандальные высказывания, возмущающие значительную часть общественности, Владимир Путин присвоил главе Чечни звание «генерал-майор». Этот жест, по мнению экспертов, подчеркнул особый статус Рамзана Кадырова в отношениях с президентом России.

Немалый резонанс вызвала высылка из Москвы на родину ста молодых чеченцев. Власти республики вернули их на перевоспитание – было заявлено, что это – «правонарушители, мошенники и лица, пристрастившиеся к наркотикам». Их займут трудом на улицах населённых пунктов республики. По укоренившейся традиции, провинившиеся публично извинились за своё недостойное поведение. Несмотря на юридическую сомнительность подобной акции, она вызвала положительную реакцию большинства наблюдателей.

Личных извинений потребовал Рамзан Кадыров и от президента Украины Владимира Зеленского за прошлогоднее интервью последнего. Немало нелицеприятных слов со стороны главы Чечни, подкреплённых его фото с двумя пулемётами, последовало и в адрес Госдепартамента США, который наложил санкции на него самого, его жену и старших дочерей.

На фоне резонансных политических жестов Рамзана Кадырова в сфере экономики республики таких действий меньше, но некоторые из них способствуют росту рейтинга чеченского лидера. Так, наблюдатели обратили внимание на выделение федеральным центром миллиарда рублей (ощутимо больше, чем в среднем другим регионам) на жилищное строительство.

Позитивный отклик у наблюдателей нашли открытие в Веденском районе республики реабилитационного центра для пациентов с нарушениями опорно-двигательного аппарата, а также договоренности ЧР и РЖД о трудоустройстве в компании тысячи специалистов из республики.

Критике Рамзан Кадыров подвергся за то, что посчитал «опасными» людьми чиновников, не подписанных в соцсетях на аккаунты официального телеканала «Грозный». Впрочем, многие наблюдатели расценили это не как угрозу, а как недостаточное умение (или нежелание) Рамзана Кадырова подбирать адекватные ситуации слова.

Условия мегаполиса по понятным причинам являются наиболее сложными для борьбы с коронавирусом. В июле-августе эксперты отметили твёрдую и последовательную позицию Евгения Куйвашева (Свердловская область) по выводу региона из карантина.

Отчёт Евгения Куйвашева пе­ред де­пу­та­та­ми Зак­со­бра­ния был воспринят наблюдателями как очень удачный. Особенно они обратили внимание на данные о росте средней заработной платы в регионе. Несмотря на эпидемию, достаточно устойчивые показатели демонстрируют ключевые отрасли экономики, в частности, сфера строительства. Всё это явилось базой для сохранения высокого, по российским меркам, качества жизни в Свердловской области.

Сильным шагом Евгения Куйвашева эксперты назвали перевод муниципального здравоохранения Екатеринбурга – 23 учреждения – в областное подчинение. Губернатор распорядился закупить втрое больше, чем обычно, вакцины против гриппа и с конца августа приступить к массовой вакцинации.

Приехавший по поручению Владимира Путина на место затопления из-за дождей посёлка Нижние Серги глава МЧС России Евгений Зиничев отметил высокую готовность региона к чрезвычайным ситуациям и быструю реакцию властей. Евгением Куйвашевым анонсированы выплаты в 15 тысяч рублей всем пострадавшим и компенсаций за имущество.

Важной и позитивной новостью явилось решение РЖД вложить 1,6 миллиарда рублей в строительство железнодорожной ветки, соединяющей «титановую столицу» области Верхнюю Салду с ОЭЗ «Титановая долина». Как утверждают представители бизнеса, это радикально поднимет инвестиционную привлекательность территории для российских и иностранных резидентов.

В результате Евгений Куйвашев опередил в «Национальном рейтинге» целую группу глав регионов и вошёл в ТОП-10 исследования.

Глава Тамбовской области Александр Никитин улучшил свои позиции в «Национальном рейтинге». Эксперты расценивают результаты развития региона как значительные, а реализуемую руководством области политику в сфере социальных и экономических отношений – как весьма эффективную.

Из-за ограничительных мер по коронавирусу только в августе губернатор выступил в облдуме с отчётом о работе в 2019 году (а по ряду позиций – и за пятилетие). По мнению большинства экспертов, Александр Никитин весьма убедительно продемонстрировал понимание стратегических задач и готовность отстаивать свою позицию в ходе предвыборной кампании. Массированное дорожное строительство, ряд кардинальных новаций в сфере здравоохранения, действенные меры по поддержке предпринимательства и многое другое свидетельствуют, что заявка Александра Никитина на второй губернаторский срок выглядит вполне убедительно.

Эксперты ссылаются на данные Росстата, по которым область вошла в число лидеров по динамике экономических показателей после смягчения противоковидного режима.

Многообещающей для региона является информация о том, что строительство трассы «Меридиан» (транспортной артерии, которая соединит Китай и Европу) могут начать с Тамбовской области.




Далее здесь



Tags: Россия, губернаторы, рейтинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment