matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2020)



Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал очередное исследование, посвящённое оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Объектом исследования являются руководители субъектов Российской Федерации. Хронологические рамки рейтинга охватывают май-июнь 2020 года.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества.

Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении уровня оценок в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге губернаторов» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов самой широкой профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.

Анкеты, рассылаемые экспертам, не только дают им возможность формально оценить работу того или иного регионального главы, но и предлагают обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют более детально выявить причины успеха или неудачи тех или иных руководителей субъектов РФ. Кроме того, эти обоснования, как и данные персональных аналитических интервью, проводимых с экспертами, служат основой для составления аналитической части «Национального рейтинга».


Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой на страницах рейтинга одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений сообщества. Эксперты, публично высказывающиеся в «Национальном рейтинге», делают это, не зная итоговых результатов исследования.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса руководителей субъектов («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Сергей СТАРОВОЙТОВ
Политолог, политтехнолог. Генеральный директор федеральной экспертной сети «Клуб регионов»


Губернаторы вдруг оказались в ситуации крайне тяжелой. Я бы даже сказал, что никогда так массово российские губернаторы не оказывались в таком непростом положении. Потому что, по сути, федеральный центр поручил им заниматься проблемами, связанными с кризисом и борьбой с коронавирусной инфекцией. Более того, эта ответственность была президентом персонифицирована. Я не исключаю, что по итогам этой борьбы с коронавирусом, а рано или поздно какие-то итоги будут подведены, некоторое количество руководителей территорий свои места потеряют.

Губернаторы оказались между двух огней. С одной стороны, им необходимо решать макроэкономические и политические задачи (работать с инвесторами, поддерживать экономику региона, вести диалог с центром о выделении денег, решать проблемы, связанные с голосованием за поправки в Конституцию, или заниматься общефедеральными задачами – например, Парадом Победы), а с другой – контролировать массу фактически бытовых проблем.

От губернаторов потребовали максимальной включенности и открытости. А что значит сейчас – «открытость»? Это активное участие в жизни людей через социальные сети – Вконтакте или Инстаграм-аккаунты, через которые каждый гражданин может фактически достучаться до любого руководителя, который выполняет установки федерального центра.

Думаю, не будет преувеличением сказать, что никогда в истории расстояние между властью и народом не было таким коротким в прямом смысле слова. Любой человек с улицы может, не выбирая выражений, обратиться к главе региона, и тот, в свою очередь, должен ему содержательно отвечать, потому что этого требует федеральный центр.

Всё это – коронавирусная эпидемия, следующие за этой волной проблемы с экономикой и тому подобные негативные факторы – погружают губернаторов в состояние сверхстресса, и даже удивительно, как им удаётся сохранять самообладание и психическое здоровье. А все мы наблюдаем их в этом невероятном стресс-тесте, который, надо понимать, пройдут не все из глав регионов, потому что именно им приходится разгребать последствия мировой напасти.

В этой ситуации можно сказать, что в самом губернаторском корпусе возникает некий «запрос на справедливость», может формироваться ощущение «жестокости судьбы», хотя реализовать или вербализировать его главы регионов не могут.

Происходит колоссальное тестирование всех региональных систем, в том числе и коммуникативных, политических систем, которые тесно связаны с креативной составляющей. Задачи, которые из федерального центра поступают, региональные администрации должны облечь в правильную упаковку, привязать федеральную установку к местным реалиям. Губернаторы справляются с новыми задачами по-разному.

Понятно, что эффективные губернаторы из кризисной ситуации выход найдут и сумеют сформулировать аргументы для населения в пользу поправок к Конституции, не дожидаясь от Москвы отдельных указаний.

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


Губернаторский корпус в минувшие два месяца продолжал оставаться на острие политических процессов. Динамика ситуации на региональном уровне носила достаточно интенсивный характер. Это определялось как многочисленными сигналами, приходившими из федерального центра, так и местными реалиями, которые во многом трансформировались под воздействием кризисных явлений.

В региональной политике можно выделить несколько основных трендов. Первый – лавирование губернаторов между двумя рисками – эпидемиологическим и экономическим. Ограничения, которые региональные власти были вынуждены накладывать на местный бизнес, давали им тревожную «обратную связь» – предприниматели постоянно слали сигналы о невозможности долгое время существовать в «подмороженном» состоянии. В итоге во многих регионах эпидемиологические ограничения, достаточно жёсткие на бумаге, выполнялись в усеченном формате, а кое-где региональные власти даже не рискнули вводить жёсткие ограничения экономической деятельности де-юре, как и ограничения для граждан. Это сильно отличало ситуацию на местах от происходящего, например, в столице.

Однако мягкий карантинный режим или вовсе его реальное отсутствие обостряли второй риск – эпидемиологический. По этому показателю местные власти в первую очередь несли ответственность перед федеральным центром. Другими словами, ответственность по эпидемиологическим параметрам могла наступить здесь и сейчас, а за падение экономики и неизбежно связанную с этим социальную напряженность пришлось бы отвечать несколько позже. В итоге – «расслабленный» режим соблюдения ограничений, помноженный на коррупцию на местах и недоверие к официальной информации (в данном случае в регионах тоже наблюдалось любопытное раздвоение массового сознания: сначала присутствовало недоверие к официальной информации об опасности коронавируса, а потом – к официальным данным по масштабу эпидемии, который, по мнению значительной части населения, занижался). В итоге это привело к эпидемиологическим «взрывам», самым резонансным из которых стал кейс в Дагестане, который попал в федеральную повестку и потребовал личного вмешательства президента.

В связи с этими рисками губернаторы находились под постоянным прессингом слухов о якобы готовящейся новой волне «зачисток» в регионах, предлогом для которых должны были стать недочёты в борьбе с эпидемией. Прецедент уже существовал – в начале апреля якобы за это были отправлены в отставку несколько региональных руководителей, хотя, если анализировать реальные аппаратные предпосылки перемещений, речь в каждом случае шла совсем о другом комплексе причин. Однако в итоге эти опасения пока не оправдались – в последние предусмотренные для этого законом недели президент поддержал пролонгацию полномочий всех губернаторов, которым в 2020 году необходимо переизбираться.

Следует отметить, что федеральный центр действительно рассматривал вариант «показательных порок» губернаторов под соусом «провалов в борьбе с коронавирусом» (почему в итоге от этого пока отказались – отдельный вопрос). Правда, реальные причины для такого развития событий были совсем иными и лишь косвенно связаны с эпидемиологическими вопросами. Несмотря на то, что начавшиеся в конце марта – апреле разговоры о «ползучей федерализации» имели под собой мало оснований, федеральный центр всё равно был обеспокоен потенциальным «обрастанием» реальными полномочиями губернаторов и тем, что у них может появиться вкус к принятию самостоятельных решений. В итоге на местах по поручению Кремля была собрана информация о том, кто из региональных руководителей и, шире, элит в последние месяцы проявлял «склонность к латентному сепаратизму», однако ход ей пока не дали.

При этом, несмотря на то, что опасения федеральных властей в отношении регионального «сепаратизма» во многом преувеличены, пара событий, подтверждающих правоту сторонников подобной точки зрения, все-таки произошли. Прежде всего, речь идёт о казусе с несостоявшимся «объединением» (в реальности – присоединением) Архангельской области и Ненецкого автономного округа. Элиты НАО мгновенно консолидировались и сумели заблокировать реализацию данной инициативы на корню. При этом федеральный центр сумел отчасти сохранить лицо, продавив поддержку на губернаторских выборах в сентябре местным отделением «Единой России», которое также выступило против «объединения», его несостоявшегося оператора в регионе, врио главы НАО Юрия Бездудного.

Второй кейс, вызывающий гораздо больше вопросов, касается иска экс-губернатора Чувашии Михаила Игнатьева к Владимиру Путину. Несмотря на вбросы и конспирологические версии о «хитром маневре Кремля, который таким образом хотел…» (дальше идут различные варианты объяснений, в зависимости от богатства фантазии их авторов), этот шаг г-на Игнатьева вызвал полное недоумение в Москве. Возникшие вопросы в связи со смертью бывшего чиновника пока не получат ответа, иску наверняка будет отказано в рассмотрении в связи с кончиной истца, но негативный привкус для федерального центра по итогам всей этой истории остался.

В последние две-три недели, после официального назначения плебисцита на 1 июля, ключевым KPI для губернаторов вновь стал электоральный фактор – показатель голосования в поддержку поправок. Тем, кто не выполнит целевые показатели (при этом точные цифры наверняка будут меняться вплоть до конца «недели голосования»), наверняка припомнят и «сепаратизм», и «провалы в борьбе с коронавирусом».

Михаил БОЧАРОВ
Социолог, заместитель генерального директора Института региональных проблем


Подтвердился прогноз, что Кремль, среди прочих критериев оценки работы губернаторов, будет учитывать эффективность мер борьбы с распространением коронавирусной инфекции, всплеск которой в регионах пришёлся на апрель-май 2020 года.

Губернаторский корпус, получивший от президента полномочия самостоятельно определять степень вводимых ограничений на своих территориях и конкретный набор профилактических мер, оптимальных именно для их территорий, со спадом распространения коронавируса ждёт ротация. Кто-то уйдёт планово, так как решение зрело уже давно, ряду глав субъектов придётся оставить своё кресло из-за «перегибов» и неэффективности управления в сложившейся ситуации, а в каких-то регионах пандемия станет просто предлогом, а не причиной смены власти.

В СМИ распространялись слухи о неудовольствии консервативной части Кремля либеральными действиями в условиях пандемии мэра Москвы С. Собянина и губернатора Московской области А. Воробьёва. Но это было опровергнуто президентом – их действия в условиях самоизоляции были одобрены, а Москва получила карт-бланш для оказания помощи другим регионам.

Некоторые главы регионов пытались упредить ситуацию со своей отставкой. Так, «засидевшийся» на должности губернатор Ульяновской области Сергей Морозов демонстративно перевёл зарплату на помощь медикам. А глава ЯНАО Дмитрий Артюхов поспешил заявить, что ожидается значительное увеличение числа больных коронавирусом на Ямале.

В начале апреля президент РФ Владимир Путин подписал указ о досрочном прекращении полномочий главы Коми Сергея Гапликова на фоне новостей о вспышке коронавируса в Эжвинской городской больнице (53 случая заболевания), на этот пост временно исполняющим обязанности назначен замминистра здравоохранения РФ Владимир Уйба. Кроме того, президент принял отставку губернатора Архангельской области Игоря Орлова и назначил врио главы региона руководителя Ненецкого автономного округа Александра Цыбульского, при этом назначив вице-губернатора Ненецкого автономного округа Юлия Бездудного на должность врио руководителя региона. Хотя о вероятной отставке Гапликова и Орлова говорили в течение последнего года (в связи с вызвавшим протесты проектом строительства полигона хранения брикетированных бытовых отходов на станции Шиес у границы между Архангельской областью и Коми), решения об отставке глав Архангельской области и Республики Коми, по данным «Единой России», были приняты после многочисленных жалоб граждан на плохую ситуацию в сфере борьбы с коронавирусом. Республика Коми вошла в пятёрку регионов с наибольшим числом заболевших «ковидом-19».

Также в отставку ушёл и губернатор Камчатского края Владимир Илюхин, на его место временно исполняющим обязанности был назначен Владимир Солодов, который с 2018 года возглавлял правительство Якутии

Отметим, что в Мурманской области 13 апреля было выявлено 79 больных коронавирусом среди рабочих, занятых на промплощадке Центра строительства крупнотоннажных морских сооружений (ЦСКМС) ООО «НОВАТЭК-Мурманск» в селе Белокаменка Кольского района. Об этом сообщил оперативный штаб Мурманской области. МЧС развернул мобильный госпиталь поблизости от стройки. Глава региона Андрей Чибис заявил, что заболевшие проходят медикаментозное лечение и изолированы в своих общежитиях.

В Башкирии, по данным регионального Минздрава, зафиксировано 107 случаев заболевания инфекцией. Ранее в регионе произошла вспышка коронавируса в республиканской клинической больнице имени Куватова. Главврач больницы Эльза Сыртланова заявила, что болезнь подтверждена у 52 пациентов. Глава республиканского минздрава Максим Забелин сообщил, что диагноз подтвержден у 28 пациентов и 12 врачей. Коронавирус подозревался у 12 пациентов психоневрологического интерната в Нефтекамске, интернат закрыт на карантин. «Ситуация непростая во всем мире, и у нас появляются очаги заболевания, мы с большим трудом пытаемся погасить очаг в РКБ имени Куватова, у нас появляются другие очаги, и нам нужно приложить умение», — заявил глава республики Радий Хабиров.

Губернатор Смоленской области Алексей Островский сообщил о вспышке коронавируса в Вяземском доме-интернате для престарелых и инвалидов. Замгубернатора Полина Хомайко сообщила, что вирус подозревается у 86 человек. А. Островский уволил главного врача вяземской ЦРБ за низкую эффективность при исполнении служебных обязанностей.

Можно полагать, что есть ряд губернаторов, которым придётся «расстараться по полной». Речь идёт о главе Северной Осетии Вячеславе Битарове и главе Хакасии Валентине Коновалове, а также о губернаторах Хабаровского края Сергее Фургале и главе Владимирской области Владимире Сипягине. Предсказать, кто окажется самым неэффективным в борьбе с пандемией, невозможно. Но можно предположить, что ошибки не простят тем, у кого есть влиятельные элитные оппоненты, и к кому ранее демонстрировалась предвзятость.

Очевидно, что пока сохранит свое кресло и глава Республики Северная Осетия Вячеслав Битаров, несмотря на высокую протестную активность в регионе. Ранее прошедший митинг против режима самоизоляции во Владикавказе не станет поводом для смены руководства региона. Произойти смена главы региона может в тот момент, когда протестная активность стабилизируется. Ещё до начала пандемии коронавируса в Северной Осетии наметился конфликт элитных групп, что может стать основной причиной увольнения. Однако пока окончательное решение не принято.

Не только из-за распространения коронавирусной инфекции лишиться своего кресла может глава Республики Хакасия Валентин Коновалов. Он отстранил от должности своего заместителя Сергея Новикова, который был арестован по обвинению во взяточничестве. Это та ситуация, когда есть прямое нарушение действующего законодательства. Здесь государство может принимать и вынуждено будет принимать экстренное решение. У федерального центра до этого возникали вопросы к губернатору. По Коновалову может быть решение. Очень трудно судить, в какой степени эта ситуация с заместителем повлияет на самого Коновалова, но вопросов к исполнительной власти республики очень много.

Повод для отставки даёт губернатор Владимирской области Владимир Сипягин. В регионе растёт количество выявленных случаев заболеваний коронавирусом, а в городах, где нет инфицированных, увеличивается число безработных.

Рост заболеваемости новой коронавирусной инфекцией зафиксирован и в Хабаровском крае. Дополнительным поводом для беспокойства стали сообщения местных СМИ о том, что в инфекционном госпитале регионального центра закончились койки для больных. В то же время губернатор Сергей Фургал позволяет себе неоднозначно шутить в социальных сетях. Так, на днях он опубликовал в «Инстаграме» свою фотографию, под которой написал: «Думаю, чего бы ещё вам запретить, с 10 этажа. Шутка!». Некоторые пользователи Сети посоветовали главе региона запретить работодателям сокращать зарплату и увольнять работников, ссылаясь на пандемию.

В целом же регионам нужна помощь из федерального центра. Не стоит винить во всем глав субъектов. Нельзя сваливать на губернаторов ответственность федерального центра за оптимизацию системы здравоохранения, которая была проведена несколько лет назад. Регионы сталкиваются с последствиями этой оптимизации. Им нужно помогать, но ни в коем случае не заниматься перетягиванием ответственности.

Александр АСАФОВ
Политолог, журналист, политический эксперт


Испытание коронавирусом оказалось для всех внезапным и показало, что главы наших регионов живут несколько в иной логике, чем от них требуется. Первым решением президента было дать им самые широкие полномочия, поскольку было ясно: ситуация в регионах очень разная – Москва отличается от Питера, Питер – от Коми, Коми отличается от Архангельска и так далее. И везде требуется оперативное решение, ситуативные конкретные меры.

Кризисная ситуация обнажила тот факт, что многие главы российских регионов не готовы к ответственности: они готовы жить в поручениях президента, поручениях со стороны федерального центра, исполнять их с разной эффективностью. Я смотрел все трансляции совещаний президента с главами регионов России: только единицы из полного состава присутствующих глав брали слово для уточнения вопросов – от силы три-четыре человека задавали вопросы, рассказывали о проблемах в своих регионах, предлагали варианты решений…

Есть те, кто взял инициативу в свои руки и пошёл пусть на непопулярные решения, которые ведут к антирейтингу, но необходимые для спасения жизни людей. А есть те, кто в инерционной логике ожидал, когда эти решения кто-то придумает, а потом на федеральном совещании скажут этот опыт применять.

И мы видим, что по прошествии почти трёх месяцев уже у всех глав регионов есть понимание того, как эта логика работает, что такое «региональная власть», как она должна самостоятельно и быстро реагировать на вызовы. Хотя эпизод с Норильском показал: первая эмоция на местах – скрыть ситуацию и разобраться без доклада наверх, когда кажется, что ситуация может остаться под контролем. В этом случае, думаю, последствий не избежать, и у губернатора Усса, возможно, будут проблемы.

Но есть и обратные примеры. Если не касаться центра – федеральных городов Москвы и Санкт-Петербурга, то здесь можно привести опыт Калининградской области и губернатора Алиханова. Очевидно, что Алиханов зашёл в коронавирусный период с проблемами. Это вспышка инфекции, проблемы с госпиталем в Балтийске и тому подобные беды. Но он быстро сориентировался, у него было отдельное совещание с президентом, сделал выводы из ситуации в других регионах и применил на своей территории, в результате запомнится на исходе ковидного времени отсутствием явных ошибок.

Удачный управленческий пример мы наблюдали и в Коми – в исполнении нового врио главы республики Уйбы. Он пришёл на место сошедшего с дистанции губернатора как человек, не очень знакомый с регионом, но сумел воспользоваться своим опытом взаимодействия. Несмотря на сложнейшую ситуацию в Воркуте, он не закрылся в своём кабинете, а лично выехал в «горячую точку» и вопрос решил. Конечно, во многом его успеху способствовал личный профессиональный опыт, личные контакты с мэром Собяниным и главой правительства Мишустиным. Но два вышеперечисленных примера наглядно доказывают: логика ожидания не для всех регионов одинакова.

Конечно, думаю, что сложности были во всех регионах – и с медициной, и с замедленной реакцией по обеспечению закрытия границ региона, и с остановкой работы предприятий и сервисов. Но, к чести губернаторского большинства, надо сказать, они быстро сориентировались. При этом мы видим, что так называемое «плато» достигнуто в регионах не одинаково. На двадцатые числа июля только 13 регионов приняли решение о проведении на своей территории важного идеологического мероприятия для страны – парада Победы, исходя из своей местной обстановки. Это значит, что когда дают полномочия – ими надо пользоваться: не страшиться за следующее избрание, гнев или ожидание похвалы федерального центра, а именно для того, чтобы выполнить приоритет, который поставлен перед всей страной, а он очень простой: это жизни и здоровье людей и потом – экономика. Многие страны, такие, как США, избравшие другой путь, сыграли в иную логику – мы видим, они не боятся серьёзных цифр заболеваемости, смертности и даже назначают даты.

Коронавирус послужил определённым тестом именно на «руководителя», на способность принять даже абсурдные, на первый взгляд, для обывателя меры во имя спасения жизней. Поэтому фатальные решения, которые можно предполагать по итогам вирусной эпопеи, могут быть и не приняты, потому что есть понимание того, насколько внезапной была эта ситуация для страны.

Год назад Кремль ввел новые KPI для оценки эффективности глав регионов, но годовой цикл завершился непредвиденно, сейчас необходимо жить с поправкой на новую реальность. Хотя и все те требования никуда не делись – это та же самая простая, понятная коммуникация с жителями (этот статус, кстати, новая редакция Конституции РФ прямо закрепляет). Поэтому и политические факторы, и итоги голосования по конституционным поправкам тоже будут для глав регионов тестом на модернизацию, умение информировать, просвещать население.

Конечно в условиях «идеального шторма», когда экономический кризис совпал с мировой пандемией, а ситуацию сопровождают резкие политические изменения в стране (имеется в виду мир после 15 января – принятые поправки в Конституцию), растущей тревожности и негатива в обществе, вызванного всеми ранее перечисленными факторами, иногда вроде бы хочется губернаторов даже пожалеть. Но я напомню, что должность, которую они занимают, – это важнейшая миссия и ответственность. Если кто-то хотел получить все преференции этого статуса, не неся никакой ответственности, побыть важным государственным деятелем, пользуясь определённым положением вещей, то эта история закончилась. Исторический процесс бросил вызов. Это своего рода война. Те, кто воевать не готов – отправляются в плен. Для губернаторов плен – это отставка. Поэтому жалеть их не надо – они шли на служение народу. Поэтому неуместны темы жалости, когда речь идёт о вопросах компетенции. Сегодня очевидно: наша политическая система должна мобилизоваться и эволюционировать. Иногда эволюция бывает принудительной.

Резюмировав, я бы оценил пережитый этой весной опыт как серьёзнейшую проверку готовности региональных элит к оперативным решениям. И в целом, думаю, их работа политическим руководством будет оценена как удовлетворительная. Не считая, естественно, тех руководителей, которые были отправлены в отставку уже в самом начале коронавирусной истории: Левченко (Иркутск), Гапликов (Коми), Орлов (Архангельск), а также Игнатов (Чувашия).

Дмитрий ЕЛОВСКИЙ
Генеральный директор коммуникационного агентства «АКТОР»


Нынешней весной губернаторы стали участниками вынужденной экстремальной проверки собственных лидерских и политических качеств. Неожиданно свалившаяся «на голову» коронавирусная инфекция принесла ограничения: введение режима самоизоляции, огромные проблемы для малого и среднего бизнеса в регионах, непонимание и страх простых людей.

Очевидно, что распространение коронавируса стало вызовом не столько для федеральных властей, сколько для руководителей регионов. Губернаторы оказались зажаты, с одной стороны, реальной опасностью вспышки заболевания со смертельными исходами и с политическими для них последствиями, и ухудшением ситуации на рынке труда, спровоцированным ограничительными мерами, – с другой.

Вынужденная самоизоляция всех и вся привела к многочисленным увольнениям работников, отпускам без содержания, растерянности населения, закрытию ощутимого количества бизнес-проектов. Однако не вводить сдерживающие меры было бы также ошибкой, влекущей вспышку заразы, перегруженные больницы и панику. Опять же: население всю ответственность в любом случае возложит на власть. Причем на ту, которая ближе – на глав регионов.

Поэтому губернаторы в период «ковидного времени» должны были проявлять просто-таки чудеса изобретательности, стойкости, сбалансированности, а кому-то пришлось пустить в ход и политическую ловкость и риторику, чтобы в этой кризисной ситуации удержать свои позиции.

На мой взгляд, для губернаторского корпуса коронавирусная инфекция станет фактором серьёзного удара по рейтингу: многие главы российских территорий существенно потеряют в своих политических позициях. Допускаю, что даже и через некоторое время последствия эпидемии будут аукаться губернаторам и приведут часть представителей региональной власти к отставкам.

Коронавирусная инфекция бьёт, в первую очередь, по органам исполнительной власти регионального уровня, потому что все самые неприятные, жёсткие решения принимаются ею, и на неё же направлено ответное раздражение людей. Федеральная власть, чью политику также проводят регионы, – далеко, поэтому весь негатив принимают на себя губернаторы.

Сейчас, на мой взгляд, все они оказались в примерно схожих ситуациях с отдалёнными последствиями. Точки над «и» поставит сентябрь с его единым днём голосования, выборами муниципального уровня, избранием законодательных собраний и дум и, в том числе, губернаторскими кампаниями.

А промежуточная возможность увидеть истинное положение дел уже не за горами – голосование по поправкам в Конституцию. Оно уже сейчас станет лакмусом уровня доверия граждан не только к президенту и нововведениям в Основной закон, но и к той или иной местной власти.

Первая группа рейтинга




Тюменская область, которой руководит Александр Моор, по данным Генпрокуратуры вошла в число наиболее коррумпированных регионов, что, безусловно, не укрепило имиджа её главы. Хотя следует отметить, что часть экспертов «Национального рейтинга» отнеслись к мнению правоохранителей с некоторым скепсисом: они посчитали, что напрямую увязывать количество коррупционных дел с уровнем коррупции неверно. Ведь речь может идти об активном выявлении взяточников во власти, эффективной работе правоохранителей, а не о реальном положении дел в этой закрытой от посторонних глаз сфере.

В целом меры борьбы против пандемии в Тюменской области воспринимаются экспертами как адекватные. Правда, негативный отклик получило предложение Александра Моора предпринимателям использовать в качестве рекламы его ресурсы в социальных сетях. Таким образом глава собирался помочь тем, чей бизнес испытывает затруднения из-за режима самоизоляции. Часть экспертов сочли, что данный вид помощи больше похож на саморекламу губернатора. При этом, разумеется, наблюдатели упоминали и реальные акции поддержки предпринимателей, которые осуществлялись в регионе: различные налоговые преференции, в частности, освобождение от регионального транспортного налога и налога на имущество компаний.

Сообщалось и о проблемах с выплатами медицинским работникам, занятым борьбой с эпидемией, которые даже привлекли внимание прокуратуры.

Ежегодный отчёт главы в основном не вызвал нареканий. Область остаётся одной из ведущих по многим социально-экономическим показателям.

В итоге Александр Моор продолжает входить в число лидеров «Национального рейтинга», но в рассматриваемый период теряет в нём одну позицию.

Крайне негативные данные о распространении коронавируса в Нижегородской области привели к ослаблению положения Глеба Никитина. Подобная ситуация сложилась несмотря на то, что местная власть вводила жёсткий режим самоизоляции и, по сообщениям некоторых экспертов, в оперативности принимаемых мер чуть ли не опережала Сергея Собянина. Тем не менее, плачевный результат заставил наблюдателей задуматься об оправданности подобных административных действий, которые, судя по всему, не дают эффекта. По общему числу заболевших регион опережают только «лидеры по определению»: Москва, Санкт-Петербург и Московская область. В такой ситуации отставка регионального министра здравоохранения выглядела вполне логичной.

Помимо жёсткости вводимых ограничений, зачастую они, по мнению экспертов, отличались крайней непродуманностью. Так, например, оценивалось требование к салонам красоты установить круглосуточное видеонаблюдение за клиентами и сотрудниками. Среди позитивных сообщений с «фронта борьбы» с Covid-19 эксперты упоминали масштабы тестирования жителей на коронавирус.

Досрочная отставка мэра Нижнего Новгорода Владимира Панова, перешедшего на работу в «Росатом», трактовалась экспертами двояко. С одной стороны, у прежнего мэра никаких политических противоречий с губернатором не было. Сообщалось, правда, о не совсем корректном поведении мэра на одном из совещаний, но, по имеющейся информации, это произошло уже после того, как стало ясно, что Владимир Панов уходит. При этом определенный политический потенциал и личная известность у прежнего мэра имелись. У сменщика, Юрия Шалабаева, пока нет и их. Кроме того, ротация мэра рассматривается с точки зрения усиления во всем регионе позиций «Ростеха», который, собственно, по мнению экспертов, и стоит за губернатором. В итоге руководящая и направляющая роль Глеба Никитина ещё более укрепилась и в отношениях с муниципалитетом, и в целом в области. С аппаратной точки зрения это традиционно считается плюсом для главы региона.

Резонанс, который вызвала информация о заочном аресте и объявлении в международный розыск бывшего мэра Нижнего Новгорода Елизаветы Солонченко, не затронула имиджа Глеба Никитина. Елизавета Солонченко занимала свой пост до появления в регионе нынешнего главы и не входила в его команду.

Подкрепило аппаратные позиции Глеба Никитина назначение куратором рабочей группы «Единой России», которая будет готовить предложения для восстановления экономики в масштабах всей страны.

Тем не менее, общий итог рассматриваемого периода эксперты «Национального рейтинга» подвели не в пользу этого губернатора.

Позиции Айсена Николаева (Республика Саха [Якутия]) в группе лидеров «Национального рейтинга» остаются прочными.

Как и в других регионах, ключевой темой для экспертов «Национального рейтинга» в мае-июне была борьба с эпидемией коронавируса. При всей сложности и специфичности ситуации, Айсен Николаев подтвердил реноме эффективного руководителя, а местная медицина – свой высокий уровень и организованность. Наиболее ярко это проявилось на Чаяндинском нефтегазовом месторождении, где трудятся порядка 10 тыс. вахтовиков из разных регионов страны. Благодаря чёткой работе главы Якутии с руководством ПАО «Газпром» и правительством России, удалось не только быстро и эффективно предотвратить массовую вспышку коронавирусной инфекции, но и сохранить стабильной социальную ситуацию в республике.

По оценкам экспертов, в Якутии образцово отлажены система выплат медицинским работникам и проведение тестов на коронавирус. По последнему показателю из расчета на 100 тыс. человек населения Якутия стабильно входит в число регионов-лидеров, что способствует эффективному удержанию под контролем эпидемиологической ситуации в республике. Качество взаимодействия различных ведомств, различных уровней власти, бизнес-структур, общественных организаций также высоко оценено наблюдателями. Не случайно в исследованиях Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) по работе систем здравоохранения в условиях пандемии республика входила в число лучших по стране. Согласно сведениям, размещённым на сайте федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова, Якутия входит в десятку лучших регионов и по дополнительным мерам поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в условиях пандемии.

Разумеется, были сообщения и о серьёзных проблемах, недоработках при проведении противоэпидемических мероприятий. Так, по просьбам руководства ряда городских округов и муниципальных образований раньше времени был ослаблен режим самоизоляции граждан. Это привело к негативным последствиям и потребовало принятия более жёстких мер, что и было своевременно сделано. При этом глава региона лично поддерживает прямую связь с медицинским сообществом и при необходимости оперативно реагирует на возникающие вопросы, как это было в Ленской районной больнице, руководство которой неадекватно отреагировало на мнение врача об обеспечении средствами индивидуальной защиты.

Однако в целом подавляющее большинство экспертов высказывались о работе руководства республики и всей системы местного здравоохранения положительно.

Хорошую реакцию вызвала федеральная инициатива Айсена Николаева о необходимости пересмотра существующих норм финансирования борьбы с лесными пожарами. Положительный отклик, который эта инициатива получила от Владимира Путина, ещё раз подтвердил серьёзные позиции главы республики на федеральном уровне.



Далее здесь



Tags: Россия, губернаторы, рейтинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments