matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Сегодняшняя журналистика мне напоминает риторику уличного манифеста

Новый собственник «Ведомостей» — о связях с «Роснефтью» и своих планах в редакции

Иван Еремин

Сегодня новый собственник «Ведомостей», уральский медиаменеджер Иван Еремин встретился с коллективом редакции. До этого журналисты опубликовали обращение, в котором высказали беспокойство, что Еремин будет использовать газету «для обслуживания чьих-то политических и бизнес-интересов», ведь его агентство «ФедералПресс» активно сотрудничает с органами власти, получая госконтракты на подготовку материалов «в интересах заказчика». В интервью Znak.com Иван Еремин рассказал о том, как он видит редакционную политику «Ведомостей», прокомментировал информацию о влиянии на газету «Роснефти», поделился планами по поводу назначения главного редактора и пообещал «реструктуризацию расходов издания».


«Отношение некоторых сотрудников к „Роснефти“ вызывает удивление»

— Вас называют номинальным владельцем газеты «Ведомости». Говорят, вы ее приобрели в интересах «Роснефти». Это правда?

— Нет, конечно, неправда.

— Это была ваша личная инициатива по покупке издания? Как готовилась сделка?

— Я, конечно же, наблюдал за продажей, в рамках сделки, которую организовывал предыдущий собственник, наблюдал, как обсуждают участие в сделке Алексей Голубович и Константин Зятьков. С Константином мы давно знакомы, у нас были и редакционные, и рекламные проекты между нашими изданиями. Получилось так, что в процессе его подготовки к покупке мы много это обсуждали. Мы созванивались. Я говорил, что это отличная идея, отличное приобретение. Он советовался по каким-то вопросам со мной, как с опытным медиавладельцем и медиауправляющим. Таким образом, в рамках этой сделки я изначально был наблюдателем, совершенно, честно говоря, не строя планы войти в состав владельцев.


На медиарынке обсуждают, что Иван Еремин может быть номинальным владельцем газеты, за которым стоит «Роснефть» Игоря Сечина

— Когда вы начали обсуждать с Зятьковым эту сделку?

— Сейчас, в связи с коронавирусом и ситуацией в стране, все меняется достаточно быстро. На фоне этой ситуации Алексей Голубович принял решение выйти из проекта. Он руководствовался также соображениями наличия внутреннего конфликта, который возник в редакции с приходом нового главного редактора. Возможно, у Алексея были еще какая-то мотивация, но я об этом ничего не знаю, поэтому не могу ничего за него комментировать. Константин хотел остаться в проекте. Но, во-первых, оставаться в проекте в одиночку ему было достаточно неудобно. Плюс он понял, что в современных условиях с теми финансовыми рисками и с трудностями, возникающими внутри редакции, перспективы издания ему показались не совсем однозначно выигрышными. Это насколько я его понял. И самое главное — я понял, что у него есть четкая необходимость развивать собственный проект и эти цели стояли ранее.

— Вы это все обсуждали только с Константином или с кем-то еще?

— Мы не стали привлекать Алексея Голубовича, потому что он определенно сказал, что выходит из проекта.

— А когда это четко стало понятно? И когда Константин предложил вам поучаствовать в проекте в качестве партнера?

— Я всегда поддерживал контакт только с Константином. Предложение поступило в мае, точную дату я уже не помню. Изначально оно звучало как партнерство. Но потом мы посовещались и пришли к другому решению. Во-первых, мне интересно развивать проект одному. А с другой стороны, у Константина есть свои задачи, которыми он будет сейчас заниматься в рамках своего медиахолдинга, в рамках своего издательства. Таким образом, Константин не участвовал в сделке, и я являюсь собственником 100% акций АО «Бизнес Ньюс Медиа», которое владеет «Ведомостями». Константин остается нашим товарищем, медиапартнером. И я попросил Константина еще какое-то время выступать в качестве консультанта, советчика, потому что он действительно компетентный, профессиональный управленец. Поэтому мне было бы интересно, чтобы он был с нами.

— Когда была окончательно закрыта сделка и какова ее сумма?

— Фактически сделка была закрыта в пятницу. Что касается суммы, поймите меня правильно, я подписал соглашение о конфиденциальности, поэтому финансовые параметры раскрывать не могу.

Могу сказать, что была реструктуризация долгов, которые с дисконтом я тоже выкупил, и более того, на развитие «Ведомостей» на ближайшие месяцы была направлена определенная сумма денег, чтобы мы могли рассчитаться по существующим операционным долгам и у нас была бы спокойная ситуация у сотрудников издательства, что деньги будут и на зарплату, и на деятельность издания.

— Какой объем долгов был у «Ведомостей»?

— По условиям конфиденциальности я не могу раскрывать эту информацию.

— Наверное, вы читали, что вашу сделку по покупке «Ведомостей» все-таки связывают с «Роснефтью». Говорят, что с «Роснефтью» в данном случае вы связаны через вашу знакомую Ирину Андриянову, которая работает в этой госкомпании. Это правда?

— Нет, конечно. Меня очень расстраивают попытки вести какие-то заказные кампании в отношении либо самого издания «Ведомости», либо, например, «Роснефти». Такое ощущение, что пытаются использовать нас для каких-то информационных кампаний. Это все, честно говоря, раньше не беспокоило меня совсем. На сегодня я являюсь собственником издания, поэтому мы будем очень твердо стоять на защите репутации «Ведомостей». Если потребуется, над попытками втягивать нас в скандалы, в конфликты, мы поработаем с нашим юридическим отделом.

Я, конечно же, слышал обвинения, что «Роснефть» пытается каким-то образом влиять и давить на издание. У меня таких данных не было раньше и нет до сих пор.

Несмотря на то, что, я, конечно, еще до конца не изучил все документы самого холдинга, но не думаю, что там что-то может сказать об участии «Роснефти». С другой стороны, отношение некоторых сотрудников издания, ряда других журналистов к «Роснефти» и к другим организациям, честно говоря, вызывает некоторое удивление. Такое навязчивое внимание к отдельным структурам, мне кажется, не очень соотносится с принципами профессиональной журналистики, той самой догмы, которую мы обязаны чтить.

— То есть вы считаете, что сейчас у газеты «Ведомости» какое-то излишнее внимание к «Роснефти»?

— Я знаю ситуации, когда между изданием и ньюсмейкером возникают судебные процессы, трения. Я сам через такое проходил неоднократно. Знаю ситуации, когда даже без явных указаний редактора в коллективе может создаваться атмосфера неприязненности. С точки зрения человеческой психики я понимаю это, но это никак не соотносится с профессиональными стандартами.

У нас (в других проектах Ивана Еремина — прим. ред.) были судебные процессы, когда у нас пытались отсудить крупные суммы те или иные компании, деятели культуры, политики. Мы отбивались и, кстати, выигрывали практически всегда. Но осадок, конечно, оставался. Но я считаю, несмотря на то, нравится нам та или иная персона, мы обязаны всегда писать объективно, мы обязаны всегда брать мнения двух сторон и стараться все-таки оставлять это неприязненное отношение, чтобы не выглядело это так, как выглядит сейчас: похоже на не совсем объективное отношение друг к другу.

Посмотрим, разберемся. Думаю, в любом случае у нас не будет никаких особых отношений ни к «Роснефти», ни к другим компаниям. Мы всегда будем писать правду, мы всегда будем писать объективно, указывая все точки зрения, включая точку зрения представителей компаний, в отношении которой мы проводим расследование или пишем проблемный материал. Но будем делать это в любом случае корректно, без каких-либо вульгарных оценок и надуманных обвинений. По двум причинам. Первая причина: я дорожу брендом всех изданий, которыми занимался. Для меня репутация — не пустое слово.

Второе: я считаю, что задача собственника — не допустить ситуации, когда по вине редакции, рекламного отдела или какой-то другой структуры возникают юридические риски, грозящие изданию крупными финансовыми потерями.

Этого мы допускать не будем.

В редакционные процессы я вмешиваться не намерен. Для этого есть редактор, это вообще отдельная епархия. Но с юридической точки зрения редакция должна работать компетентно. И все процессы взаимодействия редакции с юридическим отделом должны быть выстроены эффективно. За эту часть я буду отвечать. По административному блоку у нас назначен профессиональный гендиректор управляющей компании — Михаил Нелюбин. И у нас есть директор в самом издательстве — Глеб Прозоров. Вместе, думаю, мы настроим работу юридического отдела и редакции так, чтобы у нас были минимизированы риски.

«Я ностальгирую по временам, когда „Ведомости“ были навигатором в мире деловой информации»

— Если вам позвонят из «Роснефти» или АП и попросят изменить заголовок или снять заметку, я правильно понимаю, что вы не будете вмешиваться, так как это компетенция главного редактора?

— Мой подход заключается в том, что никаких заметок мы не снимаем, никаких заголовков мы не меняем. Это равно относится как к какому-нибудь рядовому читателю, который может позвонить и сказать, что ему что-то не понравилось, так и к какой-нибудь компании или к какому-нибудь чиновнику. Это общее правило, которого я придерживаюсь. Другого подхода нет. Единственный способ поменять заголовок или снять материал — только через суд.

Другой вопрос, если материал написан некорректно и его заголовок не соответствует сути материала, или если мы не взяли необходимых комментариев. Такую ситуацию вправе разрешать главный редактор. Но, конечно, делать это нужно до того, как материал опубликован. Если материал уже опубликован — его уже не вырубить и топором, а кто звонит — неважно. У нас одинаковые стандарты. И это стандарты той догмы, которая прописывалась основателями издания «Ведомости». Моя политика — сохранить тот самый оригинальный дух, ту самую оригинальную культуру бренда «Ведомости». Сохранить и защищать профессиональные стандарты, которые были указаны в догме. Я считаю, что моя функция — быть хранителем той догмы, которая есть. Ее писали профессионалы, это качественный документ, на основе которого была воспитана целая плеяда профессиональных журналистов, редакторов, обозревателей, пресс-секретарей.


Иван Еремин на совещании в уральском полпредстве

Но жизнь такова, что все меняется. И сегодняшние «Ведомости» — это уже немножко не то, какими они были, когда были основаны. Наверное, ничего плохого в этом нет. Но, понимая, какие сейчас есть «Ведомости», я несколько ностальгирую по тем временам, когда «Ведомости» были навигатором в мире деловой информации. По ним, по «Ведомостям», строили свою жизнь и мировые, и российские компании. Это издание было эталоном деловой журналистики. Мне хотелось бы видеть такое издание в газетных киосках.

— Редакция опубликовала обращение, в котором выразила опасения по поводу изменения редакционной политики. Читали ли вы его, что можете ответить?

— Грустно, когда отношения начинаются не со знакомства, а с удара палкой по голове. Может быть, это элемент корпоративной культуры сегодняшних «Ведомостей». Я достаточно просто к этому отношусь, буду это учитывать.

Если серьезно, я понимаю ребят. Они прошли долгий путь, когда издание находилось в не совсем стабильной атмосфере, в атмосфере отсутствия информации. Поэтому понятно, что у них есть подозрения страхи. Ну, будем их снимать. Освещение деятельности акционера, объективный подход к его деятельности — это неотъемлемая обязанность и правило той самой догмы, которую мы защищаем. Я это приветствую, с уважением к этому отношусь.

С другой стороны, меня огорчает, что сегодняшняя журналистика напоминает риторику уличного манифеста в общении с аудиторией. Но мне кажется, что-то не так, когда языком уличного манифеста начинают говорить издания такого толка, как «Ведомости». Буду общаться с коллективом, слушать ребят, стараться понять, как нам сделать наше издание как и прежде лидером деловой журналистики, эталоном деловой журналистики, как его развивать, чтобы оно было финансово успешным.

— Кто будет главным редактором и что будет с нынешним и. о. редактора Андреем Шмаровым, который столкнулся с сопротивлением в коллективе?

— Когда в редакции нет согласия, большие хорошие дела делать сложно. Думаю, надо всем успокоиться, постараться найти общий язык.

Это типичная ситуация любого издания, когда есть устоявшаяся команда со своими традициями, со своей корпоративной культурой, стандартами. И приходит человек с другим подходом. В такой ситуации нередко случаются трения, их надо просто пройти. Надо познакомиться поближе, надо сработаться. Тут надо научиться слушать не только себя, но и других, научиться понимать друг друга.

— Все-таки будет новый редактор? Или Шмаров останется?

— Я с уважением отношусь к Андрею Игоревичу Шмарову. Честно признаюсь, я с ним не был знаком, мы с ним встретились недавно. У меня не вызывает вопросов его уровень компетенции, опыта. Вы можете посмотреть его биографию, она говорит сама за себя. У меня не вызывает сомнений и компетенция сотрудников «Ведомостей». Это высококлассные журналисты. Поэтому я не вижу причин для тектонических расхождений во взглядах. Уверен, команда профессионалов сможет найти общий язык, чтобы делать классный продукт. Что касается фигуры конкретно Андрея Игоревича, считаю, что нужно подождать, не нужно торопиться. Я с ним еще недостаточно знаком, я еще не видел его стратегию редакционного развития. Точно так же, как я еще не знаком с гендиректором Глебом Прозоровым и не видел его экономическую стратегию издания. В любом случае решения мы будем принимать на совете директоров. Именно совет директоров примет решение, кому мы предложим должность главного редактора и гендиректора. Пока дата собрания не назначена.

«Я до конца не понимаю, насколько рискованным будет этот актив»

— Остаются ли «ФедералПресс» и «Уралполит.ру» вашим бизнесом? На рынке рассказывают, что вы продали активы за 2 млн рублей. (Примечание: в этом вопросе допущена оговорка, на самом деле речь о 2 млн евро).

— Информация не соответствует действительности. «ФедералПресс» остается в своей ипостаси, у него свой уникальный формат, свой путь развития. У «Ведомостей» своя парадигма, своя история. Объединение этих активов не планируется.

У меня много направлений бизнеса. Я занимаюсь девелоперскими проектами, транспортно-логистическими проектами. У меня есть рекламно-консалтинговое агентство, продакшн-студия. У меня много всего, нет смысла все объединять. С «Ведомостями» — это тоже отдельная история.

Что касается «Уралполит.ру» — вы правы, у меня есть планы по продаже нашего регионального проекта. С большой грустью отношусь к этим перспективам, потому что я являюсь основателем проекта. Это мое дитя, которое создавалось на моих руках. Но я понимаю, что мне сегодня не хватает времени, чтобы заниматься еще и «Уралполит.ру», я почти не бываю в регионе. При этом очень жалко растерять профессиональную команду, историю, которая у нас есть. Сейчас в завершающей стадии переговоры по продаже актива. Не могу пока назвать покупателя. Как только сделка будет доведена до конца, думаю, вы все узнаете. Сумма, конечно, тоже не соответствует той, что вы назвали.

— Больше или меньше?

— По крайней мере, не в рублевом эквиваленте.

— А «Ведомости» вы купили на свои личные деньги?

— Это мои личные деньги. В силу того, что у меня многогранный бизнес, у меня есть и партнеры, бывает, что я использую и заимствования. Но в случае с «Ведомостями» я намеренно не стал привлекать инвесторов и не стал привлекать заемные средства. Во-первых, я сам до конца не понимаю, насколько рискованным будет в ближайшее время этот актив. Я точно понимаю, что я смогу сделать из него успешное ведущее издание. Но сказать, сколько времени потребуется, пока сложно.

Второй момент. Когда ситуация на рынке неблагоприятная, а издание — хоть и ведущее, и влиятельное — имеет финансово неустойчивую позицию, привлекать инвесторов — не очень выгодно. В будущем, когда издание будет финансово выгодным, самодостаточным, приносящим прибыль, если будет необходима инвестподдержка, чтобы сделать рывок в развитии, я не исключаю приглашение инвестора. Пока я все делаю самостоятельно.

— Какое у вас формальное отношение к АО «Саппорт», от имени которого была закрыта сделка?

— Я являюсь единственным акционером. Ранее компания принадлежала другим людям, они не имеют отношения к сделке с «Ведомостями». Я не собирался смешивать свои активы, мне просто нужна была свежая компания, на которую можно было оформить сделку.

— «ФедералПресс» известен активным сотрудничеством с органами власти, должны ли, по вашему мнению, «Ведомости» работать по той же модели?

— «ФедералПресс» известен и разными другими делами. Мы известны как медиахолдинг, который производит большое количество продуктов и услуг, который готов реализовывать разные задачи. У нас есть продакшн-студия, есть исследовательское подразделение, пресс-центр. Ничего зазорного мы не видим в том, чтобы работать по контракту с ПМЭФ, с металлургической компанией, которая проводит благотворительную акцию. Мы не работаем на конкретных чиновников или на власть абстрактно. Мы работаем в интересах наших граждан и в интересах развития территорий. Мы способствуем социально-культурному развитию регионов России. Нужно подтягивать регионы, помогать им развиваться, думать не только о столице, но и о большой прекрасной стране за пределами МКАДа. Мы не работаем на власть.

— А для «Ведомостей» подобная схема сотрудничества — адекватна? Или вы видите другие варианты улучшения финансового состояния издания?

— Для «Ведомостей» модель работы с госорганами исторически не была приемлемой. Поэтому этого там не будет. У меня есть издания, которые специализируются на культуре, спорте, туризме. Но это не значит, что из «Ведомостей» я сделаю культурный, спортивный или туристический проект. У «Ведомостей» своя история. Мне они нужны как ресурс, который отличается от ресурсов, которые у меня уже есть. Поэтому коллегам, мне кажется, надо успокоиться, и рано или поздно мы поймем, что нас ждут великие победы и светлые времена.

— Будут ли в «Ведомостях» кадровые перестановки, сокращение штата или его расширение?

— Сложно сказать. Еще до сих пор идет процесс передачи внутренних документов. Я не располагаю даже точной информацией о количестве сотрудников. Я не видел конечные финансовые цифры.

— То есть вы закрыли сделку без этих документов?

— Общие цифры финансовых документов, конечно, есть. Но, например, с «ФедералПресс», помимо штатных, сотрудничают еще больше 70 внештатных сотрудников.

Реструктуризация расходов «Ведомостей» будет необходима, это понятно. Она не будет кардинальной. Но мы живем не в эпоху растущей экономики. Мы живем в непростое время. Это не приговор для СМИ. Какие-то форматы сжались, но появилась возможность, например, расширять дистанционные коммуникации с аудиторией. Главное в случае «Ведомостей» — держаться истоков, того подхода, тех профессиональных стандартов, которые были изначально, когда издание закладывалось.




Tags: Ведомости, Роснефть, СМИ, интервью
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment