matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Мигранты в коронавирусной ловушке


Ольга Гулина

Аналитики Moody’s прогнозировали, что в Чувашии, Башкортостане, Самарской и Нижегородской областях вырастет отток граждан в столицы. По данным Росстата, уровень среднедушевых денежных доходов населения в этих регионах в 2019 году был ниже среднего уровня по стране (35,25 тысячи рублей в месяц), хуже всего ситуация с доходами населения в Чувашии — 20,2 тысячи рублей. Экономика России и Германии зависят от мигрантов, но отношение к ним в этих странах разное. Об этом и многом другом — в интервью с Ольгой Гулиной, директором и основателем RUSMPI, Института миграционной политики в Берлине, автором книги "Миграция —​ это (гео)политический вызов на постсоветском пространстве.

—​ По итогам первого квартала, многие страны показывают отрицательную динамику в экономике. Россия и Германия также демонстрируют негативный тренд. Можно ли кратко охарактеризовать то, как меняются подходы к трудовым мигрантам в настоящее время в этих двух странах с учетом того, что работы явно стало меньше?

— Сравнивать трудовую миграцию в России и Германии нужно очень осторожно: это два совершенных разных миграционных профиля. На заработки в Россию едут трудовые мигранты, преимущественно, из постсоветских стран. Они приезжают в Россию сезонно: приехали — заработали — уехали. Эти трудовые мигранты, в своем большинстве, менее квалифицированы, чем россияне.


Трудовая миграция в Германию немного другая. Во–первых, устремляющиеся в страну трудовые мигранты, в своем большинстве, обладают квалификацией, образованием и/или навыками работы. Трудовая миграция в Германию не носит сезонного характера, она долгосрочная, сюда едут на годы. В январе 2020 года вышел отчет министерства внутренних дел Германии, показавший, что гуманитарная миграция в страну снижается, а вот миграция в поисках работы и на учебу динамично растет.

Учитывая, что качественные показатели миграционных потоков в Германию и Россию (образование, квалификация, опыт и прочее) различны, то социально — экономические, адаптационные трудности, сложности с работой для въехавших в Россию и Германию трудовых мигрантов в эпоху пандемии — различны. Не стоит забывать, что за последние годы Германия приняла больше всех трудовых мигрантов в Европе по голубым картам высококвалифицированных специалистов. А эта та категория трудовых мигрантов, которые нужны всегда и везде. Плюс, шансы на быстрое восстановление экономики после экономического локдауна из–за коронавируса выше у Германии, чем у России.

Возвращаясь к вашему вопросу о подходах Германии и России к миграции в целом, и трудовой миграции в частности, скажу, что они различны, и не в последнюю очередь, из-за качества, динамики этих самых трудовых потоков и запроса экономик двух стран. Мало кто будет оспаривать утверждение, что отношение к трудовым мигрантам в любой стране — это лакмусовая бумажка общества, политики и уровня жизни страны. Вот в Германии у общества есть понимание, что трудовые мигранты — это налоги, социальный и профессиональный капитал. А в России, несмотря на весомую налоговую нагрузку на трудовых мигрантов, отношение к ним — настороженное и пренебрежительное. И на вопрос, "насколько полна лодка" и есть ли в стране потребность в трудовых мигрантах, управляющие элиты России и Германии отвечают по-разному.

— Из России мигранты уезжают или пока выжидают кризисный период в этой стране?

— Верно было бы сказать, что мигранты хотели бы уехать, однако из-за закрытых границ и прекращения авиасообщения между Россией и другими независимыми государствами, многие мигранты оказались в ловушке. Трудовые мигранты, большинство которых граждане Центральной Азии — Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, застряли в аэропортах крупных российских городов и были вынуждены жить на вокзалах и в аэропортах, в ожидании отмененных авиарейсов и поездов. Некоторые страны — поставщики мигрантов приняли какое-то участие в жизни своих сограждан, застрявших в России, а некоторые — нет. Так, посольство Узбекистана, например, снимало для своих трудовых мигрантов хостел в Москве. Это, конечно, капля в море, однако тоже хороший пример.

Сегодня трудно однозначно ответить на вопрос, будут ли мигранты пережидать кризис в России или они предпочтут уехать в страны своего происхождения. В условиях сокращающихся вакансий и сжимающегося российского рынка труда, трудовые мигранты не имеют большого выбора на занятость и заработки в России, однако в странах своего происхождения — шансы на получение работы и достойного заработка еще меньше. Из-за коронавируса экономика и рынок труда в странах происхождения трудовых мигрантов — Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана — находятся в более плачевном состоянии, чем России. Поэтому каждый трудовой мигрант из этих стран в самое ближайшее время окажется перед сложным выбором: между плохим и очень плохим сценарием своей жизни.

—​ Эксперты предрекают несколько сценариев развития ситуации в России. По одному из них возникнет резкое напряжение в обществе из-за ухудшения социально-экономической ситуации. Как изменится миграционная политика России при резком ухудшении социально-экономической ситуации?

— В краткосрочной перспективе, социально-экономическая ситуация в России будет сложной, однако это не означает ужесточения миграционной политики России. И вот почему. Россия — страна со стареющим и демографически убывающим населением. Мигранты России нужны. Поэтому тенденция упрощения, вернее даже будет сказать, раздачи российского гражданства будет усиливаться. Три-пять лет тому назад любому мигранту идея сохранения гражданства страны своего происхождения при получении российского гражданства казалась космически-нереальной, а с апреля 2020 года это уже реалии нового российского законодательства о гражданстве.

В ближайшие годы, даже в случае резкого ухудшения социально- экономической ситуации в России, миграционную политику страны будут отличать следующие моменты: а) усилятся процессы монетизации миграции, возрастет налоговое бремя для трудовых мигрантов, потому что стране нужны дополнительные доходы и налоги в региональные и федеральных бюджет; б) с большой вероятностью будут ужесточены наказания за преступления на почве межнациональной вражды, ненависти для предотвращения возможных конфликтов и снижения ксенофобии и мигрантофобии в обществе; в) предоставление российского гражданства будет упрощаться.

—​ Коррелирует ли количество мигрантов из постсоветских стран со степенью влиятельности России в этих государствах? И может ли Россия потерять свое влияние в этих странах, если избавится от мигрантов из этих государств?

— Во–первых, трудовые мигранты из новых независимых государств в России — это, действительно, фактор геополитического влияния, однако, как в самой России, так и в странах происхождения мигрантов. Перед выборами президента Таджикистана, власти обеих государств договаривались об амнистии для таджикских мигрантов, нарушивших миграционное законодательство в России. Эта же тема — амнистия трудовых мигрантов из Молдавии — была одной из важных тем на парламентских выборах 2019 года. Тема трудовой миграции и прав трудовых мигрантов была и остается разменной монетой элит с обоих сторон.

Во–вторых, фактором влияния является не столько численность трудовых мигрантов, сколько уровень их правовой защищенности. Кыргызских мигрантов в России на порядок меньше, чем узбекских и таджикских, однако они более привилегированны, потому что Кыргызстан — член Евразийского союза. А это значит, граждане Кыргызстана обладают большими правами в России, чем узбеки и таджики, включая право на работу без ограничений и право на пенсионные выплаты, которые Россия переводит в Кыргызстан.

Далее, в течение ближайших 15–20 лет — российских фактор — с мигрантами или без мигрантов останется на повестке большинства постсоветских государств. Это может быть фактор "от противного", как в случае с Грузией и Украиной, это может быть фактор "совместного усилия", как в случае с Таджикистаном и Кыргызстаном... или фактор взвешенного дистанцирования, как в случае с Казахстаном. Вариантов много. И важно понимать, что влиятельность и значимость российского фактора в повестке государств постсоветского пространства — это не только решение самих независимых государств, это и решение самой России. Мне видится, что интерес России к постсоветскому пространству, и даже к евразийскому союзу, с каждым годом становится все меньше и менее значимым. Однако, эта тема уже совершенно другой беседы.

—​ Сильны ли в российском обществе мигрантофобские настроения в настоящее время? И чего следует ожидать?

— Поиск "крайнего", "другого", "иного" сильны в любом обществе в моменты кризисов и социальной дестабилизации. И Россия — в этом не исключение. Мигранты и отношение к ним — лакмусовая бумажка здоровья общества и управляющих элит. В настоящее время мигрантофобские настроения строятся на страхах, что мигранты отбирают работу у местных, нагружают медицинскую и социальную систему России, когда сами россияне нуждаются в поддержке государства... В своем большинстве ни у элит, ни у самих россиян нет стремления и запроса на прояснение этих заблуждений, поэтому такие фобии имеют питательную среду. Более того, в российском обществе очень даже возможно усиление мигрантофобских настроений, хотя бы потому, что расширяется пространство для популистов и прочих демагогов, которые в наше непростое время ищут простых ответов на сложные вопросы.

— Значительная доля мигрантов в России работают в сфере услуг, а это прежде всего малый и средний бизнес. Эксперты указывает на то, что власти не прилагают больших усилий, чтобы спасти именно малый и средний бизнес. Означает ли это, что мигранты, которые работают в них, окажутся невостребованными?

— Здесь сразу несколько моментов. Во–первых, мигранты в России все-таки преимущественно заняты в сфере строительства (около 32%), и потом уже сферы услуг (около 17%), торговли (9%) и транспорта (около 5%). Такая дифференциация сохраняется на протяжении многих лет. Пандемия коронавируса и реакция властей в регионах России по ее предотвращению имели разные последствия на занятость мигрантов: трудовые мигранты, как правило мужчины, занятые на стройках, частично сохранили свою занятость, а вот обслуживающий персонал торговых центров и пунктов питания, который был в своем большинстве представлен женщинами, эту работу потерял.

Второй важный момент: мигранты в России, действительно, преимущественно работают в сфере малого и среднего бизнеса, у которого нет финансовой подушки безопасности, поэтому выплаты зарплат, аренда и иные обязательства быстро исчерпают потенциал работодателей мигрантов, особенно в регионах.

Означает ли это, что мигранты окажутся невостребованными? Не совсем. Конечно, российский рынок труда и предложения на легальную трудовую занятость на нем значительно сократятся. И вот здесь вполне вероятен следующий сценарий: работодатели в поисках выгоды, по прежнему, начнут нанимать мигрантов, которые имеют меньший объем прав и будут работать неофициально, получая деньги в конвертах.

—​ Сможет ли Россия заменить мигрантов из постсоветских стран внутренними мигрантами из бедных регионов, которые после кризиса могут стать еще более беднее?

— По этому вопросу есть полярные точки зрения среди российских специалистов. Одни говорят, что трудовые мигранты заняты в основном неквалифицированной, тяжёлой и малооплачиваемой работой, а это та ниша, куда россияне идут работать с незначительным интересом. Другие эксперты убеждены, что пандемия коронавируса и ее последствия приведут к тому, что россияне станут более мобильными и будут перемещаться из региона в регион.

Вот это утверждение вызывает у меня большие сомнения. Все 30 лет постсоветской истории миграций показали, что уровень внутрироссийской мобильности населения незначителен. То есть в России есть несколько групп населения, которые мобильны: это молодые люди, которые уезжают из одного региона в другой на учебу после окончания школы; это родители и/или родственники пенсионного возраста, которые перебираются к детям и/или другим родственникам из одного региона в другой; есть еще вахтовая (маятниковая) трудовая занятость россиян и... очень незначительное число лиц, которые переезжают из одного региона в другой в трудоспособном возрасте в поисках новой работы. Для внутрироссийской мобильности россиян существенным препятствием является, не столько поиск новой работы и нового заработка, сколько невозможность найти место проживания и платить за аренду жилья в большом городе.

Учитывая, что все предыдущие финансовые кризисы и миграционные катаклизмы мало меняли миграционный расклад и мобильность россиян, я склоняюсь к мнению, что внутрироссийская мобильность россиян не сможет полностью возместить нишу трудовой занятости мигрантов.




Tags: бизнес, интервью, коронавирус, мигранты, политика, строительство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment