matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

За первоистоком сущего (продолжение)

Парадигма святости

Однажды ради шутки спросил у своего друга, в чем он видит сущность русского мировоззрения, если вообще можно говорить о мировоззрении отдельной цивилизации. Друг дал волю своей мысли.
- Для того чтобы найти во тьме времен потерянную истину нашей цивилизации, необходимо определит и снять несколько идеологических наслоений. Сначала постмодернистскую шелуху современности, потом просвещенческий проект русской интеллигенции XIX века, далее религиозно-патриотические идеологемы императорской и царской власти, потом православную идею мессианского царства.
- Что же осталось? – спрашиваю.
- Осталось нечто удивительное и чудесное, нечто глубокое и подлинное: духовная парадигма тотальной прозрачности мира, выраженная в образе великого славяно-ругского бога Святовита.
- У меня нет слов!


Об интересном

Интересно не то, что есть, не то, что было, а то, что могло бы быть, но не произошло по причине произошедшего.

Отечественная война 1812 года
"Я предпочитаю быть ненавидимым за правое дело,
чем любимым за дело неправое"
Павел Первый
- Как прошла ваша конференция?
- Тему знаешь?
- «Отечественная война 1812 года».
- Все по сценарию: доклады, содоклады, вопросы и ответы. Вот только профессор Софронов сошел с ума.
- В каком смысле?
- Позволил себе выйти за рамки научного метода.
- Каким образом?
- Заявил, подводя итог своему выступлению, что война была ниспослана Богом оторванной от исторических корней правящей элите как кара небесная за убийство царя-священника Павла Первого.
- Любопытно. Ты, конечно же, против такой версии.
- Разумеется! Я – ученый и хотел бы оставаться в рамках науки.
- А наука все сущее перекрывает?
- Нет. Наука никогда не перекроет сущее в его целостности!
- Тогда в истории всегда будет присутствовать нечто Необъяснимое.
- Ну и что.
- А то, что истинный ученый всегда должен считаться с этим Необъяснимым, предполагать его, видеть, как оно вмешивается в исторические события, меняет их направленность, создает собственные смысловые узоры.
- Приведи пример.
- Пожалуйста: наказание правящей элиты за то, что она во имя своих корыстных интересов убила помазанника божьего.
- Я вижу, с ума сошел не только Сафронов, с ума сошел и ты.
- Эту версию можно проверить и на двух русских смутах: в начале XVII века и в 1917 году.
- Извини! Но разговаривать здесь больше не о чем.
- А жаль.

В одном из бесконечных миров

Если верна одна из модных концепций современной квантовой механики, то реальность представляет собой бесконечное множество миров. Все они вместе напоминают пышно ветвящееся древо бытия, произрастающее из одного корня. В каждой точке пространства и времени существуют бесконечные варианты событий. Каждое из них актуализируется в своем мире, вернее, актуализацией своей создает новый универсум, новую Вселенную. Следовательно, есть мир, где динозавры не вымерли, есть мир, где человек не появился на Земле, есть мир, где троянцы выдержали осаду и победили, есть мир, где Александр Македонский дошел до океана, есть мир, где Наполеон не сумел вернуться из египетского похода, есть мир, где великий философ королевства Пруссии Георг Вильгельм Фридрих Гегель побеседовал с безымянным русским студентом.

Гегель не мог понять предназначения огромной Российской империи, противостоящей европейцам. Словно черная грозовая туча, она накатывала с Востока, готовая вот-вот поглотить «Германский мир» и не дать Абсолютной Идее прийти к своему Самосознанию. Гегель боялся России, не мог простить ей того, что она остановила когда-то Фридриха Великого и Наполеона.

Студент сидел один в аудитории и читал творения Дионисия Ареопагита. Именитый философ зашел тихо, незаметно, крадучись, чтобы никто из коллег этого не видел. Какое-то странное чувство, напоминающее детское любопытство, проникло в его душу. Гегель первым начал разговор.

- Приветствую тебя, дорогой наш собрат по философии. Решил поговорить с тобой, ибо во время своих лекций чувствовал твое несогласие с моими мыслями, с моей философской системой.
- Вы решили снизойти до меня с высоты своей Абсолютной Идеи?
- Может быть, это сама Идея в моем лице снизошла до тебя?
Гегель презрительно улыбнулся. Студент отвел взгляд в сторону и позволил себе несколько вопросов.
- Для чего? В чем ее нужда? Ведь она знает все и владеет всем.
- Ей захотелось взглянуть на Себя со стороны.
- О чем же нам говорить?
- О самом главном.
- Что есть главное?
- Главное – это Бог.
- Что есть Бог?
- Как у Аристотеля – Мыслящее Себя Мышление.
Студент помрачнел, закрыл книгу. Его ладонь дрожала. Сделав длинную паузу, он грубо заявил:
- Для меня «мыслящее себя мышление» есть величайшая в мире иллюзия.
- В каком смысле?
- Человеческий разум обманывает.
- Противоречивое суждение, друг мой, как в старом анекдоте про критского лжеца. То, что человеческий разум нас обманывает, ты говоришь мне на основе человеческого разума, с помощью человеческого разума.
Студента нисколько не смутил этот известный парадокс. Более того, он знал, как ответить, знал, ибо уже проиграл его в своем сознании.
- Этими трюками разум защищает свои владения, защищает свое господство над нами. Чтобы освободиться от тайного деспота, надо не распутывать гордиев узел, а разрубить.
- Каким образом?
- Самым простым: выйти из мышления посредством веры.
- Если все есть мышление, то выходить некуда.
- Но мышление не все.
- Все, ибо все, что мы имеем – мы имеем в мышлении. Возьми любую вещь, она прежде всего в мышлении, вне мышления ничего нет.
- Чтобы сказать, что вне мышления ничего нет, надо встать по ту сторону мышления и зафиксировать факт отсутствия. Вы же не желаете этого сделать, вам приятно живется внутри разума. Заметьте, внутри человеческого разума, который вы выдаете за божественный.
- Разум не терпит разделений, он либо один, либо его нет.
- Разум мира сего есть безумие пред Богом.
- Я все понял! Вы безнадежно отстали в своей варварской стране! Вы все еще в Средневековье!
- Да, верно! Мы в Средневековье и никогда его не покинем! Не покинем потому, что в нем Христос воскресе. Воскрешение Христово есть величайшее чудо на земле. Вы же не принимаете чудес, стыдитесь чудес, презираете чудеса. Однако Бог есть прежде всего Творец чудес, непостижимых для человеческого разума, для мыслящего себя мышления.

Просто жить

- Что такое мудрость? – спросил Конфуций у своих учеников.
- Мудрость – это правильность суждений, – сказал первый ученик.
- Мудрость – это познание истины, - сказал второй ученик.
- Мудрость – это соблюдение моральных норм, – сказал третий ученик.
- Мудрость – это поиск единства с бесконечностью мира, – сказал четвертый ученик.
- Мудрость – это слияние с Абсолютным, - сказал пятый ученик.
- Мудрость – это подготовка к смерти, – сказал шестой ученик.
- Раз ответы такие разные, – размышлял Конфуций, – то, может быть, мудрость в том, чтобы не спрашивать о мудрости, а просто жить.


Последнее слово

В этом мире невозможно сказать последнее слово о Боге, о мире и о самом себе.

Стать мудрецом

Вчера ночью, после тяжелого трудового дня, в самое последнее мгновение перед наступлением сна, мне открылась абсолютная истина. Я почувствовал, ощутил, пережил немыслимое наслаждение, немыслимое успокоение и провалился в сладчайший сон без сновидений. Сегодня утром я вспомнил о том, что мне открылась истина, но не сумел воспроизвести содержание этой истины. Я не пошел на работу, я отключил свой сотовый, я открыл окно в сад, я сконцентрировался, я ушел в себя и попытался вернуть потерю.

Белое пятно сознания, непроглядный туман чувств и предчувствий, мгла во мгле, расплывшиеся образы, снегопад видений. Не за что зацепиться, нити мыслей обрываются в пропасть и никуда не ведут. «Мир», «жизнь», «сущее», «тайна», «сущность», «смысл», «Бог», «время», «благо», «бытие», «вечность» – слова есть, но составить из них поразившее меня изречение невозможно. Сверхистина не собирается из обломков, Сверхидея не обнаруживается в блестках миража. Пробую сам составить текст по отработанным в истории философии схемам: «Если бы истины не было, невозможно было бы сформулировать само понятие истины»; «истина – это мое переживание смысла через бессмыслицу, через абсурд происходящего, раз есть бессмыслица, есть и смысл»; «Бог незримо присутствует в каждом мгновении времени, в каждой точке пространства, в каждом атоме материи». Нет! Нет! Нет! Не так грубо, не так явно, не так прямолинейно. Пробую снова: «я в мире, мир во мне, мир создан для меня, я создан для мира»; «бессмыслица только внешняя сторона смысла, бессмыслица – путь, ведущий к смыслу, подтверждающий смысл»; «Бог во времени и вне времени, Бог в бытии и в небытии, Бог в мире и вне мира». Нет! Не то! Совсем не то! Там не было философских категорий и богословских терминов. Там было что-то простое, родное, близкое, понятное каждому, понятное младенцу.
Ветер качнул ветку сирени, шмель слетел с цветка и грозно зажужжал, я вспомнил, я проснулся, я заново родился, я стал мудрецом…

Искушающий Всевышнего

- Искушая Христа в пустыне, понимал ли дьявол, кого он искушает? Ведь перед ним находилось Божественное Слово, посредством которого Бог Отец сотворил этот мир, в том числе и самого дьявола. Можно ли искусить своего Создателя? Разве само искушение уже не состоялось в Его бездонном, бесконечном Разуме?
- Думаю, что не понимал! Если бы понимал, то искушал бы как-то иначе!
- Как именно?
- Ну, например, вот так. Если ты Абсолютный Творец всего, то сможешь ли создать что-то более простое, единое, целостное, непротиворечивое и совершенное, чем ничто. Если ты Абсолютная Полнота, то сможешь ли передать бесконечность своего содержания сотворенному тобою миру и не разрушить его? Если ты Абсолютная Мудрость, то откажешься ли от Себя во имя проклинающего Тебя смертного человека?

Христос и Иуда

- Господи! Скажи мне! Должен ли я предать Тебя по собственной воле, или на то будет воля Отца нашего Небесного?
- Иуда! Ты должен предать меня по воле князя мира сего!
- Господи! Означает ли это, что князь мира сего войдет в душу мою?
- Да, Иуда! Именно так все и произойдет!
- Господи! Но вместе с князем мира сего в мою душу войдут все бездны ада! Я простой смертный человек, я не смогу этого вынести, я сойду с ума, я наложу на себя руки!
- Верно, Иуда! Горе тому, кто предаст Сына Человеческого! Лучше было бы ему не рождаться на свет!
- Могу ли я отказаться от этого?
- Можешь, Иуда! Но никто, кроме тебя, не способен это совершить!
- И даже Симон?
- И даже Камень.
- Господи! Я готов пожертвовать своей душой во имя твоего дела, во имя твоего будущего воскресения, во имя твоей будущей славы!
- Я знал, Иуда, что ты согласишься!
- Господи! Прошу Тебя: после своего воскресения вспомни обо мне! Найди душу мою во тьме кромешной!
- Верь мне, Иуда! В вечность мы войдем с тобой вместе! И сидеть ты будешь по правую руку от меня на престоле небесном!
- Господи! Прошу Тебя: отдай это место Симону! Мне же позволь созерцать Тебя издали и молиться в тихой молитве за все творение перед Отцом Небесным!
- Да будет по слову твоему, о многострадальный брат мой!

Красота мира

Было бы невозможно увидеть красоту мира без заложенной в нашу природу способности это осуществить. Значит, я с нею родился, значит, она изначально находится в моей душе. Зачем? Для чего? Возможно, для непосильных мучений, необходимых мне в поиске истины, необходимых мне для спасения.

Первоисток

Можно ли через память, распутывая нить воспоминаний, прийти к Первоистоку, добраться до Первореальности? Этой ночью в своей маленькой комнатке на седьмом этаже, страдая от бессонницы и скуки, я попытался нечто подобное осуществить. В окно стучал холодный осенний дождь, он помог мне от всего отвлечься и сконцентрироваться.

В результате первого усилия воли в сознании возникли случайные эпизоды раннего детства: «я выкладываю из огромного ящика разноцветные игрушки», «рядом с домом остановился огромный лесовоз», «мой старший брат посадил меня на санки», «мы с мамой пошли на новогоднее представление», «бабушка купает меня в стареньком корыте», «отец купил мне оловянных солдатиков», «я не могу выбраться из ямы», «мы с сестренкой играем в прятки», «котенок испугался и расцарапал мне лицо», «пьяный сосед бьет свою ослепшую собаку», «воздушный шарик зацепился за провода», «в зеленой листве возник образ грустного ангела»…

В результате второго усилия воли в сознании появились отдельные замкнутые образы: «печальное мамино лицо», «желтый ночник в виде полумесяца», «большой шрам на руке брата», «ковер с оранжевыми и красными цветами», «часы в виде домика с кукушкой», «синие занавески», «отражение несуществующего человека в зеркале», «раздавленный паровозик», «маленькие косички сестры», «человеческие глаза во тьме», «длинная рука хватает меня за горло», «стоящий на столе стакан молока, до которого не дотянуться», «голубая панамка, постоянно сползающая на глаза», «трехколесный зеленый велосипед», «клюющие семечки снегири», «бабушкина шкатулка из открыток», «поблекшие медали деда»…

В результате третьего усилия воли сознание распалось на отдельные бессвязные ощущения: «ощущение присутствия», «ощущение отсутствия», «ощущение света», «ощущение тьмы», «ощущение тепла», «ощущение холода», «ощущение боли», «ощущение удовольствия», «ощущение беспричинной обиды», «ощущение покинутости», «ощущение одиночества», «ощущение страха и ужаса»…

В результате четвертого усилия воли сознание вообще исчезло, оставив после себя одно единственное чувство, выразить которое словами непросто: чувство полного покоя и безмятежности, тишины и глубины, единства и целостности. Оно и является Божественным Первоистоком всего, что было, есть и будет, всего, что во мне и вне меня, всего, что в жизни и в смерти, всего, что в мире и вне мира...

Абсолютная ценность

Любовь не может быть абсолютной ценностью в мире, ибо в этом случае она уничтожила бы мир.

Харизма

- Представь, совершенно случайно тебе открылась истина, и понял ты смысл того, что было, есть и будет в этом мире, понял, для чего все происходит, зачем события совершаются именно так, а не иначе. Что бы ты тогда стал делать? Как бы распорядился этим бесценным даром?
- Я бы постарался поскорее его забыть, я бы попытался любой ценой освободиться от него.
- Не понимаю тебя! Почему?
- Во-первых, я не заслужил такого дара, ведь истина открылась мне случайно. Я ничего не сделал для этого, не принес никаких жертв, не испытал никаких страданий. Во-вторых, знание истины – слишком опасное знание. Неподготовленная аскезой душа может не выдержать и возгордиться. Возгордившись, она может презреть все происходящее: этот мир, эту жизнь, этих людей. Она может замкнуться в своем сверхъестественном знании и возомнить себя богом. В-третьих, истина снимает границы сознания, истина уничтожает все пределы, все меры, человек становится либо юродивым, либо безумцем и живет вечностью. Вряд ли бы я психологически сумел вынести нечто подобное.
- Ты хочешь сказать, что человеку не нужна истина?
- Я хочу сказать, что он должен заслужить ее, я хочу сказать, что он должен духовно подготовить себя. Он должен идти к истине сквозь череду невзгод, сквозь муки и лишения.



Начало здесь



Tags: Иванов, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment