matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Скьявона и скьявонеска: славянские клинки на венецианской службе



Небольшая Венецианская республика постоянно воевала с могучими османами, германскими императорами и множеством других врагов. Её боевым козырем были славянские наёмники и их мечи, со временем ставшие «фирменным» венецианским оружием. Как «противотурецкий» меч сербских рыцарей превратился в «вампирский» палаш венецианской гвардии — и причём тут ультрамарины и котики?

Свирепые славяне

Взаимоотношения Serenìsima Republica de Venesia и славян часто описывают в совершенно жутких тонах. Дескать, злобные и жадные венецианцы только и делали, что продавали мирных и незлобивых славян в рабство, «… но и там они не работали». И в честь этого, для пущего зверства и обидности, назвали Ту Самую набережную, где торговали бедолагами, Славянской — riva degli Schiavoni.


Вынужден разочаровать. Набережную так прозвали сугубо за то, что туда прибывали суда торговцев-славян с берегов Далмации с разными вкусными и полезными товарами. Здесь же были их торговые ряды. Ситуация не слишком менялась с веками — даже когда венецианские аристократы потеряли вкус к торговле и осели в поместьях Террафермы, купеческое дело немедленно подхватили славяне с греками и евреями.

Стоит сказать, что славяне, пришедшие в Центральную Европу то ли вместе с гуннами, то ли вслед за ними, меньше всего напоминали придуманных в XIX веке пасторальных хиппи-хлебопашцев в веночках из цветов и белых рубашоночках.

Соседями они были крайне неприятными и вели себя с той же незамутнённостью, что и степняки на границах Руси.

Другой вопрос, что им уже не хватало достижений прогресса, освоенных германскими коллегами в троеборье «грабь, насилуй, убивай». В их небогатых землях, кроме отдельных мест средоточия трофеев вроде Арконы, было нечего грабить, кроме как наловить рабов — откуда и пошло «обидное» сходство слов «славянин» и «раб» во многих европейских языках, включая итальянский и венецианский.



Но славяне старательно учились у противников и «не вылезали с тренировок» — обычно в формате набегов. От соседей, германцев и романских народов, их отличала не незлобивость, а как раз свирепость и отчаянность в бою.

Именно эта свирепость со временем очень пригодилась Венецианской республике.

Как Далмация оказалась Венецией

Контроль побережья Далмации и Истрии, ныне — адриатических берегов Хорватии, с древности был краеугольным камнем стратегии Венеции.

После того, как славянское нашествие затопило Балканы, венецианцы и их морские коммуникации жестоко страдали от славянских пиратов с побережья Далмации. Впрочем, портовые города Далмации вроде Рагузы-Дубровника, с их всё более смешанным романско-славянским населением, ничуть не меньше страдали от венецианских пиратов. Честная, так сказать, конкуренция.

Борьба между ними не прекращалась, но венецианцы оказались сильнее.

Свирепости и отваге славян Далмации она противопоставила не только свирепость и отвагу своих воинов и мореходов, но и мудрый стратегический расчёт, тонкую дипломатическую игру и даже целенаправленный, грамотный «пиар» по подготовке общественного мнения в аннексируемых городах и при средиземноморских дворах.

В X веке венецианцы взяли под контроль побережье Истрии. В 1000 году большой поход венецианского флота под командованием дожа Пьетро Орсеоло закончился присоединением большей части побережья Далмации — где-то в формате мирного аншлюса, а где-то и силой оружия. Хорватскому князю, сербским правителям и даже византийским василевсам осталось лишь смириться. Венецианский дож приобрёл титул герцога Далматинского, который удерживал долгие века — вплоть до ликвидации республики Наполеоном.



Здесь жили многочисленные славяне: хорваты, сербы и словенцы-каринтийцы. А также албанцы и греки. Ещё больше славян, албанцев и греков стало стекаться под знамёна Венеции по мере экспансии османов. Ведь на стороне венецианцев можно было продолжать драться с турками, при случае их грабить — и за это венецианцы ещё и неплохо платили. Хотя сами венецианцы считали, что славянские воины обходятся им удивительно дёшево.

Рождение сербского меча

Славянский, иногда называемый именно сербским, меч как особый и характерный тип холодного оружия появился около 1380 года — в эпоху потрясений, когда сербское государство оказалось на пути османской экспансии. Это были тяжёлые рыцарские мечи, чаще всего «полуторные».

В документах они впервые упоминаются в завещании 1391 года кузнеца Добрича Бунисалича из архива Рагузы-Дубровника: «doe spade schiavonesche», «два славянских меча». Увы, те самые мечи не дожили до нашего времени — но под такое именование подходил единственный тип оружия в регионе, возникший и использующийся у сербов, которых итальянцы Далматинского побережья как раз называли schiavoni, «славянами», а Сербское государство — Sclavonia.

Сербы делали мечи со слегка устаревшими «романскими» клинками типов XIIIa или XVIa по классификации Окшотта. Они обладали квадратными навершиями «типа Z» и изогнутыми S-образными перекрестьями «типа 12» шириной до 22 сантиметров.



Таким эфесом можно было «поймать» клинок турецкой сабли-килича, имевший елмань: расширение в верхней части клинка. Среди мечей с подобной гардой обнаруживают аномальное количество обломанных лучей, хотя в прочности они не уступали обычным. Это свидетельство того, что сербские воины часто использовали такой приём.

Вероятно, именно такими мечами многие сербы рубились с турками в трагической битве на Косовом поле 1389 года.

А затем — уже как союзники султана Баязида Молниеносного — громили объединённое крестоносное войско католической Европы при Никополе в 1396 году, где исход битвы решила атака сербского рыцарства короля Стефана Лазаревича.

Не все сербские аристократы признали османский протекторат. Часть из них ушла служить венгерским королям. С собой они принесли и «фирменные» мечи, которые в Венгрии получили новые формы. Теперь перекрестье достигало около 16 сантиметров, зато изогнулось ещё больше. В Венгрии на сербские мечи стали ставить более современные клинки, типов ХХ и XXI по классификации Окшотта.

Славянские наёмники на службе крылатого льва

В XV столетии венецианцы активно вели войны и шли к своему золотому веку. Им нужны были многочисленные и отважные воины — ведь население республики и близко не могло сравниться с Османской портой и другими своими врагами.

Если раньше венецианцы, по примеру римлян, предпочитали сражаться сами, то теперь им приходилось всё чаще нанимать войска.

Прежде всего — славян подвластной Далмации и окрестных земель. Те были только рады, тем более, что падение Сербии и Византии оставило без земель множество сербских и греческих аристократов-воинов, ищущих работу по профилю.

Из славян Далмации и окрестностей венецианцы стали нанимать сразу несколько родов войск.



Во-первых, гвардию святого Марка — отборный отряд телохранителей дожа. Самые опытные и надёжные воины в роскошных доспехах, на конях, с луками — и, естественно, сербскими мечами.

Во-вторых — морскую пехоту Венецианской республики, fanti da mar. Набранные из далматинцев отряды назывались «славяне» или «ультрамарины»: schiavoni o oltremarini, то есть «надморские». Они считались самыми надёжными и верными войсками на службе Сиятельной республики святого Марка. В морских схватках они использовали в основном турецкие ятаганы и пистоли, совмещённые с абордажными топориками — но на суше щеголяли всё теми же мечами.



В-третьих — страдиотов, конных наёмников, служивших на неспокойном турецком фронтире. Среди них были греки, сербы, хорваты и албанцы, причём последних, как считается, было подавляющее большинство. Страдиоты были прекрасной лёгкой и средней кавалерией, отчаянной и недорогой. А также имевшей милую и описанную множеством авторов традицию отчитываться за успехи отрезанными головами врагов — по дукату за голову.

Превращение сербского меча в «котоликую» скьявонеску

К тому времени «сербскими мечами» вовсю пользовались и сами сербы, и греки, и венгры, и жители Венецианской Далмации. Их появление в Венеции, в том числе у личной охраны дожа, породило настоящую моду уже среди самих венецианцев. В Венеции schiavoni обычно называли уже не сербов, а славян венецианских владений Далмации и Истрии. Причём не только славян — под это определение «за компанию» часто попадали албанцы и греки.

С конца XV века такие мечи стали массово производить в Венеции, Брешии и других венецианских владениях. Их по-прежнему называли spade schiavonesce — «славянские мечи».



По пути в Италию они снова изменились. Ширина перекрестья уменьшилась. Клинки и рукояти стали короче — «полуторник» выходил из употребления на войне, и из-за размера его обычно крепили к седлу, тогда как венецианцы и славяне на венецианской службе любили щеголять скьявонесками и в обычной жизни, в гражданском платье — о чём свидетельствуют многие изображения эпохи Ренессанса.



Навершия рукояти вместо плоского или скруглённого верха получили характерные три зубца, напоминающие кошачий лоб и уши. Нередко на навершии дополнительно изображалась кошачья физиономия.

Речь шла не о домашней кошке, а о геральдическом льве. Точнее, сразу двух: о крылатом льве святого Марка — символе Венецианской республики, и о гербе Далмации, на котором изображены три коронованные львиные головы с торчащими ушами и распахнутыми пастями.

Вполне вероятно, что именно скьявонески породили возникшие в начале XVI века немецкие «кошкодёры» — ландскнехтские мечи с S-образным перекрестьем: солдаты императора Максимилиана оценили скьявонески в ходе итальянских и венгерских войн. У немцев они снова потеряли в длине и лишились прямоугольного навершия в пользу массивного набалдашника, фиксирующего руку, — но по сей день немало типичнейших скьявонесок именуют «катцбальгерами».

От славянской скьявонески к «вампирской» скьявоне

В XVI веке военное искусство претерпело революцию. Всё более массовый огнестрел выводил из употребления доспехи. Мода на дуэли дополнительно требовала защиты кисти руки — без латной перчатки кисть под простым перекрестьем была слишком уязвимой для фехтовальщика.



Переходные формы возникли уже ближе к концу XV века — на характерные рукояти «скявонесок» с прямоугольными навершиями вместо S-образных перекрестий стали ставить шпажные гарды: с защищающей пальцы дугой и кольцом для большого пальца.

В середине XVI века окончательно вышедшие из употребление латные перчатки и «простые» защитные дуги сменили на сложные корзинчатые гарды. «Славянские мечи» spada schiavonesca стали «славянками» schiavona. То же самое слово используется для обозначения женщины-славянки. Ведь итальянское и венецианское spada — женского рода.

Получилось оружие весом 1,2-1,4 килограмма, длиной около метра. Конструктивно оно прежде всего предназначалось для рубки — но рукояти и кольца для пальца на многих скьявонах позволяли при надобности использовать и приёмы фехтования шпагой, особенно венецианской школы.



Качественные клинки для скьявон нередко закупали в Германии и Испании. Скьявоны стали известны и популярны далеко за пределами Венеции и даже Италии. При Фердинанде II Габсбурге венецианские скьявоны стали использовать даже имперские кирасиры.

По сути скьявона стала чем-то средним между входившим в моду палашом, мечом и тяжёлой шпагой. В отличие от типичного палаша, клинок скьявоны всегда был обоюдоострым. Кроме того, её баланс оставался «фехтовальным» и считался идеальным.

Кроме клинка, скьявону от «современников» легко отличить по очень характерной рукояти. Не только по неизменному «кошачьему» навершию — голове венецианского или далматинского льва. «Корзинку» венецианско-славянских отличали готичные и даже «вампирические» формы, похожие на сочетание паутины, когтей, костей и клыков.

В принципе, логично — где ж ещё делать вампирское оружие, как не на Балканах и в Венеции?

Однажды увидев, её невозможно спутать ни с лаконичными формами рукояти валлонских палашей, ни с листьями и «кельтскими» масками английских «покойницких мечей», ни с массивной, тяготеющий к перпендикулярной прямоугольности архитектурой шотландских клейморов.



Консерватизм пришедшей в упадок Венецианской республики и совершенство конструкции дали скьявоне долгую жизнь. Лишь шотландские клейморы в «хайлендских» полках британской армии прослужили дольше. Штатным оружием далматинских частей скьявона оставалась до 1797 года — когда Венеция капитулировала перед Наполеоном и длинная история республики во главе с дожами окончилась.

На тот момент «славяне-ультрамарины» на венецианской службе насчитывали одиннадцать регулярных полков, каждый по восемь рот, считавшихся самыми надёжными, боеспособными и верными. Они носили ало-синие мундиры, совмещавших европейские и балканские черты, изрядно напоминая жолнеров Речи Посполитой, — символично, что Венецианская республика в старых русских источниках называлась Рѣчь Посполитая Венецкая. Скьявона, появившаяся двумя с половиной веками ранее, оставалась их уставным холодным оружием.



При ликвидации Венецианской республики Наполеон отдельным пунктом прописал ликвидацию далматинских частей — в их верности видели угрозу восстания за восстановление независимости Венеции. Последние выстрелы венецианской армии прозвучали у дворца дожей — далматинская пехота перед расформированием дала залп в воздух.

В память об отваге и верности далматинских воинов на службе республики венецианцы установили на Славянской набережной табличку со словами благодарности. Ну а изящество, славная история и впечатляющий «вампирический» вид скьявон сделали их одним из любимых видов европейского холодного оружия среди коллекционеров.




Tags: история, славя, холодное оружие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вопиющий в нас

    Роман Носиков о крупнокалиберной любви отца Димитрия У граждан со светлыми лицами вновь появился повод всласть поупражняться в остроумии. Ну,…

  • Агрессия или оппозиция

    Сергей Черняховский: «В Белоруссии идут позиционные бои, где Лукашенко, к сожалению, держит стратегическую оборону. Но оборона без…

  • А ещё он платил за лечение Навального

    К СВЕДЕНИЮ: Рыбак рыбака видит издалека ... Автор дефолта 1998 года, разорившего десятки миллионов россиян и ныне пребывающий в США - #Алексашенко

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments