matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Музы не молчат

Как трансформировалось и развивалось искусство под влиянием эпидемий, войн и революций

В непростые для человечества времена культура становится камертоном, который улавливает настроения людей и помогает пережить сложные месяцы и годы. Исторический опыт показывает: иногда даже чума может превратиться в источник вдохновения.



Поэзия холеры

Во время нынешней пандемии коронавируса символом героического терпения в Сети стал Александр Пушкин. В сентябре 1830 года поэт приехал по делам в свое имение Большое Болдино и застрял там на три месяца из-за эпидемии холеры.

«Болдинская осень» оказалась для Пушкина плодотворным периодом. В карантине поэт закончил роман в стихах «Евгений Онегин» (над которым работал семь лет), циклы «Маленькие трагедии» и «Повести Белкина», написал поэму «Домик в Коломне» и десятки стихотворений.


Параллельно с работой 31-летний Пушкин переписывался с невестой Натальей Гончаровой, которая ждала его в Москве. Покинуть имение поэт не мог: перемещение запретили, Болдино окружали полицейские заставы.

В XIX веке холера приходила в Россию восемь раз, впервые — в 1823 году. Считается, что заражение произошло из-за военных, которые вернулись в страну после персидских войн.

Эпидемия 1830 года стала сильнейшей. В Москве ввели меры, аналогичные тем, которые действуют в 2020 году: закрыли на карантин учебные заведения, запретили публичные мероприятия, ввели ограничение на передвижения. В городе открывались больничные и карантинные бараки, люди жертвовали вещи, деньги и лекарства, врачам помогали волонтеры. Для борьбы с недостоверной информацией стали издавать ежедневную «Ведомость о состоянии города Москвы».

В разгар эпидемии в Москву приехал император Николай I. Он лично контролировал строительство больниц, посещал холерные палаты и открывал приюты для детей, родители которых умерли от холеры.

«Клянусь: кто жизнию своей
Играл пред сумрачным недугом,
Чтоб ободрить угасший взор,
Клянусь, тот будет небу другом,
Каков бы ни был приговор…»
— так отозвался Пушкин на императорский приезд в стихотворении «Герой».

«Скажу тебе, что я в Болдине писал, как давно уже не писал. Повесть, писанную октавами (стихов 400), которую выдадим. Несколько драматических сцен, или маленьких трагедий. Сверх того написал около 30 мелких стихотворений. Хорошо? Еще не все. Написал я прозою 5 повестей, от которых Баратынский ржет и бьется — и которые напечатаем также», — сообщал поэт в письме критику Петру Плетневу в конце своего болдинского карантина.

В начале декабря 1830 года, спустя три месяца после начала карантина, Пушкину удалось вернуться в Москву.


© Жители Москвы у здания Большого театра, 1917 год — РИА Новости

Революционные опенэйры

В годы революции и Гражданской войны (1917–1922) в России появилась новая форма театрального искусства — массовые постановки под открытым небом. Раньше в театр ходила в основном интеллигенция, теперь же советское руководство хотело видеть там рабочих и солдат.

Массовые представления (их называли мистериями, действами) проводились по всему СССР, прямо на улицах и площадях. Инсценировку «Взятие Зимнего дворца» 1920 года, в которой участвовали около восьми тысяч красноармейцев, матросов и актеров, посмотрели 100 тысяч человек. Выступали участники бесплатно: им выдавали леденцы, селедку, хлеб.

Действа были посвящены памятным датам пролетарской революции: Кровавое воскресенье 9 января, День работницы 8 марта, приезд Ленина в Петроград 16 апреля. Это отражалось в названиях: «Апофеоз Труда», «Восхваление революции», «Борьба труда и капитала». Главные герои — Революция, Труд, Капитал — доступно объясняли народу смысл революционного переворота. Колючая проволока и кандалы символизировали былое закрепощение, пролетарии представали в образе героев, банкиры и прочие «империалисты» — в уничижительном комическом виде.

Постановки под открытым небом стали удобной агитационно-политической формой театрального искусства. В августе 1919 года Ленин подписал декрет «Об объединении театрального дела», в котором отдельным пунктом значались народные гулянья, а Народный комиссариат просвещения создал специальную секцию «по организации массовых гуляний и зрелищ».

Советские мистерии под открытым небом прервала Великая Отечественная война.


© Аркадий Райкин — РИА Новости

Передвижной театр в землянках

В годы Великой Отечественной войны деятели искусства бросили силы на помощь фронту. Кто-то — в прямом смысле, как, например, Владимир Этуш, который оставил учебу в Вахтанговском училище и ушел на войну. Другие стали участниками передвижных фронтовых театральных бригад.

В Москве после начала войны создали 700 таких «фронтовых театров» (всего их было более 3,5 тысяч), среди самых известных — труппы Малого театра, МХАТа, Вахтанговского. Актеры и музыканты, чтобы поддержать бойцов и раненых, ездили выступать на фронт и в госпитали. Наравне с солдатами они выполняли приказы военного начальства и выступали на палубах военных кораблей, аэродромах, в полях, лесах и землянках.

«Где бы ни находились части нашей Красной Армии и Военно-Морского Флота, работники искусств разделяют с бойцами фронтовую жизнь», — говорилось в обращении ЦК к творческим работникам от 23 июня 1941 года.

Репертуары состояли из монологов, сценок, отрывков из драматических спектаклей, цирковых номеров, сатирических зарисовок и оперных арий. Пьесы сокращали до полутора часов: времени засиживаться на спектакле не было.

Аркадий Райкин всю войну провел на передовой: его концертная бригада навещала бойцов в самых опасных районах. Актриса и певица Клавдия Шульженко отказалась уезжать из блокадного Ленинграда и в годы войны дала полтысячи концертов для жителей города. Всего деятели искусства дали почти 1 500 000 концертных выступлений.



Военные бюсты и плакаты

«Все для фронта, все для победы!» — этот лозунг времен войны относился и к людям творческим. Художники, композиторы и литераторы особенно остро реагировали на быстро изменяющуюся реальность. В военные годы рождались новые форматы искусства.

В первый день войны Кукрыниксы рисуют плакат «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!», на котором советский воин в каске с красной звездой противостоит карикатурному крошечному Гитлеру. Спустя двое суток издательство «Искусство» начинает печатать этот плакат многотысячными тиражами.

В июне 1941 года художник Ираклий Тоидзе (в будущем — лауреат четырех Сталинских премий) создает едва ли не самый известный плакат военных времен – «Родина-мать зовет!». Наброски для образа Родины художник сделал со своей супруги Тамары, когда она вбежала к нему в мастерскую с известием о начале войны.

Появляется серия агитационных плакатов «Окна ТАСС», лозунги для них пишут поэты Самуил Маршак, Демьян Бедный, Василий Лебедев-Кумач. Тысячи этих плакатов летчики разбрасывали над оккупированными советскими городами, чтобы местные жители не падали духом.

Рисует для плакатов и художник Александр Дейнека, мозаичные панно которого украшают московскую станцию метро «Маяковская». Во время войны он живет в столице и пишет десятки полотен на военную тему: «Окраина Москвы. Ноябрь 1941 года», «Колхозницы роют противотанковые рвы на подступах к Москве», «Оборона Севастополя» и другие.

Скульптор Вера Мухина (к началу войны — уже автор монумента «Рабочий и колхозница») создает портретные бюсты полковников и партизанок. В военные годы этот формат получает особенное распространение: бюст устанавливали в родных городах героев.

Композитор Дмитрий Шостакович заканчивает свою Седьмую симфонию в 1941 году, в эвакуации в Самаре. Там же следующей весной проходит премьера — исполняет ее эвакуированный оркестр Большого театра.


© Военный корреспондент Константин Симонов (в центре) на командном пункте 75-й гвардейской стрелковой дивизии, 1943 год

Литература с отсрочкой

В послевоенные десятилетия появляются романы и рассказы о войне. Многие писатели побывали на фронте и теперь пытаются осмыслить произошедшее и облечь его в литературную форму.

Писатель Константин Симонов работал военным корреспондентом. В декабре 1941 года публикуют его стихотворение «Жди меня, и я вернусь...», ставшее своего рода гимном для солдат. Вернувшись к мирной жизни, Симонов пишет роман «Живые и мертвые» (1959), основанный на собственных военных дневниках.

В 1946 году печатают документальную повесть «В окопах Сталинграда» участника Сталинградской битвы Виктора Некрасова. Писатель Борис Васильев уходит на фронт добровольцем. После войны он напишет пронзительную повесть «А зори здесь тихие» (опубликована в 1969 году), роман «В списках не значился» об обороне Брестской крепости (1974), «Завтра была война» (1984) и другие ставшие классическими произведения.

Основанная на документах, мемуарах и воспоминаниях жителей «Блокадная книга» (1977) Даниила Гранина и Алеся Адамовича рассказывает о военном Ленинграде. Гранин называл роман «эпопеей человеческих страданий».

Белорусская писательница Светлана Алексиевич, лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года, писала о нескольких войнах. В 1983 году вышла ее документально-очерковая книга «У войны не женское лицо» о женщинах — участницах Великой Отечественной войны. В 1989 году Алексиевич издает роман «Цинковые мальчики» об Афганской войне. Собирая материал, писательница несколько лет общалась с бывшими воинами-афганцами и матерями погибших солдат.

«Я всегда хочу понять, сколько человека в человеке. И как этого человека в человеке защитить», — говорит Алексиевич.


© «Пляска смерти», Ганс Гольбейн, 1524–1526 гг

Ренессанс и чума

В XIV веке по всей Европе бушевала «черная смерть» — чума, и потому темы страдания и смерти отразились в живописи, гравюрах и литературе того времени. Были популярны аллегорические сюжеты типа «Пляски смерти» (или «Макабры») — они символизировали недолговечность человеческой жизни и неизбежность гибели. В живописи Северной Европы известен сюжет «Смерть, играющая в шахматы» — спустя несколько веков он возник в фильме «Седьмая печать» шведского режиссера Ингмара Бергмана.

Одно из самых известных произведений, где описана эпидемия чумы, — сборник новелл «Декамерон» итальянского писателя и поэта Джованни Боккаччо. Автор, благополучно переживший эпидемию, подробно описывает течение болезни и поведение людей: «Почти все стремились к одной жестокой цели: избегать больных и удаляться от общения с ними и их вещами; так поступая, они воображали сохранить себе здоровье».

На одном из полотен современника чумы — художника Тициана — изображена Мадонна с младенцем в окружении святых Антония Падуанского и Роха: они считались защитниками от болезни. Последнюю работу — «Оплакивание Христа» — 85-летний художник не завершил: умер у себя дома в Венеции. Впрочем, до сих пор неизвестно, была ли именно чума причиной смерти мастера.


© Getty Images Russia

Наши сети

Пандемия коронавируса укрепила уже существующие цифровые тенденции: все, кто имели возможность, ушли в онлайн. Театры показывают спектакли, музеи открывают запасники, рок-звезды дают концерты в формате, не предполагающем живого контакта со зрителем. Гаджеты стали практически единственной связью с миром, и оказалось, что искусство можно создавать в одиночку.

Герои документального фильма «Карантин на грани нервного срыва» режиссера Анисии Борисенко снимают на камеру свой быт и делятся переживаниями из-за карантина и самоизоляции. Итальянский фотограф Алессио Альби, который уже месяц сидит на карантине, фотографирует моделей со всего мира с помощью веб-камеры. Он лично руководит «съемками», выстраивая композицию кадра, и говорит, что изоляция – не повод переставать творить. Дизайнер и фотограф из Петербурга Артем Иванов, оказавшись в Боткинской больнице, стал снимать соседей по палате и больничные атрибуты. Так родился первый журнал про COVID-19. Пока выпуски состоят из глянцевых обложек и заголовков.




Tags: искусство, история России, культура, эпидемии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments