matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Мир после коронавируса. Мнение Харари



Этот текст — перевод статьи писателя Юваль Ной Харари от 20 марта 2020 года, опубликованной на Financial Times. Харари — автор международных бестселлеров «Sapiens: Краткая история человечества», «Homo Deus: Краткая история будущего».

Автор канала не является профессиональным переводчиком, но считает важным донести мысли Харри до российского читателя.

«Мир испытывает глобальный кризис. Возможно, крупнейший кризис нашего поколения. Он заденет не только здравоохранение, но и экономику, политику и культуру. Мы должны действовать быстро и решительно. И мы должны понимать долгоиграющие последствия наших действий. Выбирая меж двух альтернатив мы должны спрашивать себя не только как избежать молниеносных угроз, но и в каком мире мы будем обитать, когда "шторм" пройдет. Да, шторм пройдет, человечество выживет, большинство из нас все еще будут живы — но мы будем существовать в другом мире.


Многие сиюминутные экстренные меры закрепятся как постоянные в нашей жизни. Такова природа экстренных мер. Они — ускорители исторического процесса. В обычное время, чтобы принять решение, направленное на делиберализацию общества (прим. пер.: процесс уменьшения количества прав и свобод граждан), нужны годы. Сейчас такие решения принимаются в считанные часы. Внедряются незрелые и даже опасные технологии, потому что риски от ничегонеделания значительно выше. Целые страны используются как подопытные кролики в громаднейших социальных экспериментах.

Что происходит когда каждый работает из дома и общается только дистанционно? Что происходит, когда целые школы и университеты уходят в онлайн? В нормальные времена правительственные, предпринимательские и образовательные организации никогда не согласятся на проведение такого эксперимента. Но сейчас не нормальные времена.

В кризис мы сталкиваемся с двумя одинаково важными вопросами. Первый о выборе между тоталитарной слежкой и усилением гражданской власти (прим. пер: автор говорит об усилении гражданского контроля и передаче людям большего количества полномочий). Второй стоит между национальной изоляцией и глобальной солидарностью.

«Подкожная» слежка



Чтобы остановить эпидемию целые нации должны принять четкие инструкции-гайдлайны. Есть два варианта действий. Первый метод состоит в мониторинге государством людей и наказании тех, кто нарушает правила. Сегодня, впервые в человеческой истории, технологии дают возможность наблюдать за каждым непрерывно. 50 лет назад КГБ не могло следить за 240 миллионами советских граждан 24 часа в день, и даже не думало об эффективном анализе всей собранной информации. КГБ полагалось на человеческих агентов и аналитиков. Даже СССР не был тем местом, где агенты следили за каждым гражданином. Но сейчас правительства для слежки за гражданами могут положиться на вездесущие сенсоры и могущественные алгоритмы вместо доносчиков из плоти и крови.

В битве против коронавирусной эпидемии несколько правительств уже установили новые «надзорные установки». Наиболее показательный кейс в Китае. Путем тщательного наблюдения за смартфонами людей, установки сотен миллионов камер распознавания лиц и услужливых людей, проверяющих температуру своего тела и отправляющих эти медицинские данные властям, китайское правительство может не только быстро идентифицировать предположительное появление коронавируса у человека, но также отследить передвижение и определить с кем он контактировал. Радар мобильного приложения предупреждает гражданина о его близости к инфицированным пациентам.


Китайское правительство может не только быстро идентифицировать предположительное появление коронавируса у человека, но также отследить передвижение и определить с кем он контактировал.

Такой вид технологий есть не только в Восточной Азии. Табак (израильская спецслужба) дала премьер-министру Израиля Бенджамину Нетаньяху допуск на запуск технологий слежки, которые раньше применялись для выявления террористов. Сейчас с помощью них следят за коронавирусными пациентами. Сначала Парламент отказал в ведении этих мер, но Нетаньяху протащил их через «экстренный декрет».

Вы можете согласиться, что в этом нет ничего нового. Уже сейчас и правительства и корпорации используют гораздо больше изысканных технологий для отслеживания нашего передвижения, наблюдения за нами и манипулирования людьми. Но если мы не будем осторожны, эпидемия может обозначиться как важнейший водораздел в истории слежки.

До сих пор, когда твой палец прикладывался к экрану твоего смартфона и ты переходил по ссылке, государство хотело знать, на что точно твой палец кликнул. Но с коронавирусом фокус интересов сместился. Сейчас государство хочет знать температуру твоего пальца и с каким давлением кровь пульсирует у тебя под кожей.

"Пудинг" в режиме чрезвычайной ситуации

Одна из проблем, с которой мы столкнемся при разработке и внедрении слежки, что никто точно не узнает как за ним следят и что будет дальше. Технологии слежки развиваются с бешеной скоростью и то, что казалось научной фантастикой 10 лет назад, сейчас уже устаревшая технология.

В качестве мысленного эксперимента давайте представим гипотетическое государство, которое обязывает каждого гражданина носить биометрический браслет, который мониторит температуру тела и сердцебиение 24 часа в сутки. Итоговые результаты копятся и анализируются с помощью государственных алгоритмов. Алгоритмы будут знать, что вы больны до того, как это узнаете вы, они также будут знать где вы были и с кем встречались. Цепочка инфицированных может быть моментально остановлена или стать гораздо короче. Такая система может вероятно остановить эпидемию в считанные дни. Звучит прекрасно, да?



Обратная сторона, конечно, в том что это дает разрешение на ужасающие надзорные системы. Если вы знаете, например, что я предпочитаю кликать на сайт Fox News, а не CNN (альтернативный пример для России: выбираю в качестве источника информации сайт Медузы, а не Первого канала) то это даст вам понимание моих политических взглядов и даже моей личности. Но если вы еще и следите за температурой моего тела, давлением и сердцебиением, когда я смотрю видео-ролики, то вы можете изучить, что заставляет меня смеяться, что заставляет меня плакать, а что делает меня очень-очень злым.

Критически важно помнить, что злость, наслаждение, скука и любовь — такие же биологические феномены как лихорадка или кашель.

Биометрическое наблюдение за людьми делает стратегию «Cambridge analytica» по управлению мнением людей на основе их предпочтений в соцсетях тактикой из каменного века. Представьте Северную Корею в 2030 году, где каждый гражданин носит биометрический браслет 24 часа в сутки. Если вы слушаете речь Великого Правителя и браслет обнаруживает сигналы гнева — с вами все кончено.

Например, моя родная страна Израиль объявила чрезвычайное положение во время войны за независимость 1948 года, которая оправдывала целый ряд временных мер: от цензуры прессы и конфискации земли до специальных правил изготовления пудинга (я не шучу). Война за независимость уже давно выиграна, но Израиль так и не отменил чрезвычайное положение, как и многие «временные» меры 1948 года (указ о чрезвычайном пудинге был, к счастью, отменен в 2011 году).

Даже когда инфекция коронавируса сойдет на нет, некоторые голодные до данных государства могут поспорить, что они должны сохранить биометрические надзорные системы в стране, потому что они боятся второй волны коронавируса, или потому что новая Эбола появилась в центральной Африке или потому что… вы уловили мысль.

Кризис коронавируса может стать переломным моментом в битве. Потому что, когда людям предоставляется выбор между приватностью и здоровьем, они обычно выбирают здоровье.

«Мыльная полиция»

Корень проблемы в том, что людям предлагают сделать выбор между личной жизнью и здоровьем. А это ложный выбор. Мы можем и должны наслаждаться конфиденциальностью и здоровьем одновременно. Мы можем защитить свое здоровье и остановить эпидемию коронавируса не путем введения тоталитарных режимов эпиднадзора, а путем расширения прав и возможностей граждан. В последние недели некоторые из наиболее успешных усилий по сдерживанию эпидемии коронавируса были организованы Южной Кореей, Тайванем и Сингапуром. В то время как эти страны в некоторой степени использовали приложения для отслеживания, они в большей степени полагаются на всестороннее тестирование, честную отчетность и добровольное сотрудничество хорошо информированной общественности.

Централизованный мониторинг и суровые наказания — не единственный способ заставить людей соблюдать полезные правила.

Если люди доверяют государственным органам и от них не скрывают научные данные, то граждане могут поступать правильно, даже если Большой Брат не наблюдает из-за плеча. Самомотивированное и хорошо информированное население, как правило действует гораздо более грамотно и эффективно, чем население, запуганное полицией и лишенное честной информации.


Сегодня миллиарды людей ежедневно моют руки не потому, что боятся «мыльной полиции», а потому, что понимают значимость процедуры.

Рассмотрим, например, мытье рук с мылом. Оно было одним из величайших достижений в области гигиены человека. Это простое действие спасает миллионы жизней каждый год. Хотя мы считаем это само собой разумеющимся, только в XIX веке ученые обнаружили важность мытья рук с мылом. Ранее даже врачи и медсестры переходили от одной хирургической операции к другой без мытья рук. Сегодня миллиарды людей ежедневно моют руки не потому, что боятся «мыльной полиции», а потому, что понимают значимость процедуры. Я мою руки с мылом, потому что я слышал о вирусах и бактериях, я понимаю, что эти маленькие и незаметные организмы причина болезней и я знаю, что мыло может избавить меня от них.

Но чтобы достичь такого уровня принятия и сотрудничества, вам нужно доверие граждан. Люди должны доверять науке, доверять государственным органам и СМИ. За последние несколько лет безответственные политики преднамеренно подорвали доверие к науке, органам государственной власти и средствам массовой информации. Теперь эти самые безответственные политики могут поддаться искушению пойти по пути авторитаризма, утверждая, что вы просто не можете доверять голосу гражданского общества и знать, что оно поступает правильно.

Обычно доверие, которое разрушалось годами, не может быть восстановлено в одночасье. Но сейчас не обычное время. Сейчас ненормальные времена. В момент кризиса умы могут быстро измениться.

У вас могут быть горькие споры с вашими братьями и сестрами в течение многих лет, но когда возникает какая-то чрезвычайная ситуация, вы вдруг обнаруживаете скрытый резервуар доверия и дружбы и спешите помогать друг другу.

Вместо того чтобы строить режим наблюдения, еще не поздно восстановить доверие людей к науке, органам государственной власти и средствам массовой информации. Мы обязательно должны использовать и новые технологии. Но эти технологии должны расширять возможности граждан. Я полностью поддерживаю мониторинг температуры моего тела и кровяного давления, но эти данные не должны использоваться для создания всемогущего правительства. Скорее, эти данные должны позволять мне сделать более осознанный личный выбор. А также открытые статистические данные о состояния всего населения должны обязать правительство объяснять свои решения.

Если бы я мог следить за своим состоянием здоровья 24 часа в сутки, я бы узнал не только о том, стал ли я опасным для здоровья других людей, но также и о том, какие привычки влияют на мое здоровье. И если бы я мог получить доступ и проанализировать надежные статистические данные о распространении коронавируса, я бы мог судить, говорит ли мне правительство правду и принимает ли оно правильную политику для борьбы с эпидемией.

Всякий раз, когда люди говорят о наблюдении, помните, что одна и та же технология наблюдения обычно может использоваться не только правительствами для мониторинга отдельных лиц, но и отдельными лицами для мониторинга действий правительств.

Таким образом, эпидемия коронавируса является серьезной проверкой граждан. В предстоящие дни каждый из нас должен предпочесть доверять научным данным и специалистам в области здравоохранения по поводу необоснованных теорий заговора и корыстных политиков. Если мы не сделаем правильный выбор, мы, возможно, обнаружим, что отказываемся от наших самых ценных свобод, думая, что это единственный способ защитить наше здоровье.

Нам нужен общий план

Второй важный выбор, с которым мы сталкиваемся — это национальная изоляция и глобальная солидарность. И эпидемия и экономический кризис, возникший из-за нее, являются глобальными проблемами. Они могут быть эффективно решены только путем глобального сотрудничества.



Во-первых и в основном, чтобы победить вирус, мы должны делиться информацией друг с другом по всему миру. Это большое преимущество людей перед вирусами.

Коронавирус в Китае и коронавирус в США не могут обменяться советами о том, как заразить людей. Но Китай может преподать США много ценных уроков о коронавирусе и о том, как с ним бороться. То, что итальянский врач обнаружит в Милане рано утром, вполне может спасти жизни в Тегеране к вечеру. Если правительство Великобритании колеблется между предложениями от разных политиков, оно может получить совет от корейцев, которые уже сталкивались с подобной дилеммой месяц назад. Но для этого нам необходим дух глобального сотрудничества и доверия.

В предстоящие дни каждый из нас должен предпочесть доверять научным данным и специалистам в области здравоохранения. А не идти на поводу необоснованных теорий заговора и корыстных политиков.

Страны должны быть готовы делиться информацией открыто, смиренно обращаться за советами друг к другу, а также должны иметь возможность доверять данным и полученным знаниям. Нам необходимы глобальные усилия по производству и распространению медицинского оборудования, в частности, наборов для тестирования и дыхательных аппаратов. Вместо того, чтобы каждая страна пыталась сделать это локально и накапливала какое бы то ни было оборудование, нужно скоординировать глобальные усилия. Это могло бы значительно ускорить производство и обеспечить более справедливое распределение спасательного оборудования. Подобно тому, как страны национализируют ключевые отрасли промышленности во время войны, человеческая война против коронавируса может потребовать от нас «гуманизации» важнейших производственных линий. Богатые страны с несколькими случаями заражения должны должны быть готовы отправить драгоценное оборудование в более бедную страну, полагая, что если и когда они будут нуждаться в помощи, другие страны придут к ним на помощь.

Мы могли бы рассмотреть аналогичные глобальные усилия по объединению медицинского персонала. Страны, в настоящее время менее затронутые, могут направлять медицинский персонал в наиболее пострадавшие регионы мира как для того, чтобы помочь им в трудную минуту, так и для получения ценного опыта. Если в дальнейшем центр эпидемии сместится, помощь может начать поступать в противоположном направлении.

Глобальное объединение жизненно необходимо и на экономическом фронте. Учитывая глобальный характер экономики и зависимость от поставок продукции из других стран, если каждое правительство будет делать свое дело, полностью игнорируя других, результатом будет хаос и углубление кризиса. Нам нужен глобальный план действий, и он нужен нам быстро.


Это можно организовать с помощью мирового соглашения о предварительной проверке путешественников в их родной стране. Если вы знаете, что в самолет допускаются только тщательно проверенные пассажиры, вы охотнее примите их в свою страну.

Еще одним требованием является достижение глобального соглашения о поездках. Приостановление всех международных поездок на месяцы вызовет огромные трудности и затруднит войну с коронавирусом. Странам необходимо сотрудничать, чтобы позволить как минимум небольшой струйке основных путешественников продолжать пересекать границы: ученые, врачи, журналисты, политики, бизнесмены. Это можно организовать с помощью мирового соглашения о предварительной проверке путешественников в их родной стране. Если вы знаете, что в самолет допускаются только тщательно проверенные пассажиры, вы охотнее примите их в свою страну.

К сожалению, в настоящее время страны вряд ли делают что-либо из этого. Коллективный паралич охватил международное сообщество. В этой комнате, кажется, нет взрослых. Можно было ожидать, что уже несколько недель назад состоится экстренное совещание мировых лидеров, на котором будет выработан общий план действий. Лидерам Большой Семёрки удалось организовать видеоконференцию только на этой неделе, но они не выработали план.

В ходе предыдущих глобальных кризисов, таких как финансовый кризис 2008 года и эпидемия Эболы 2014 года, США брали на себя роль глобального лидера. Но нынешняя администрация США отреклась от должности лидера. Президент ясно дал понять, что заботится о величии Америки гораздо больше, чем о будущем человечества.

Эта администрация отказалась даже от своих ближайших союзников. Когда Президент запретил все поездки из Евросоюза, он даже не дал предварительного уведомления — не говоря уже о том, чтобы проконсультироваться с Евросоюзом об этой решительной мере. Он потряс Германию тем, что якобы предложил немецкой фармацевтической компании 1 млрд долларов на приобретение исключительных прав на новую вакцину против Covid-19. Даже если нынешняя администрация в конечном итоге изменит курс и разработает глобальный план действий, немногие будут следовать за лидером, который никогда не берет на себя ответственность, который никогда не признает ошибок и который обычно винит других.

Если пустота, оставленная США, не будет заполнена другими странами, будет гораздо труднее остановить не только нынешнюю эпидемию, но и ее наследие. Это отравит международные отношения на долгие годы. Тем не менее, каждый кризис — это тоже возможность. Мы должны надеяться, что нынешняя эпидемия поможет человечеству осознать острую опасность, которую представляет глобальная разобщенность.

Человечество должно сделать выбор. Пойдем ли мы по пути разобщенности или пойдем по пути глобальной солидарности? Если мы выберем разобщенность, это не только продлит кризис, но, вероятно, приведет к еще худшим катастрофам в будущем. Если мы выберем глобальную солидарность, это будет победой не только против коронавируса, но и против всех будущих эпидемий и кризисов, которые могут поразить человечество в 21-м веке.»

20 марта 2020 года

У статьи есть подстрочник. «This storm will pass. But the choices we make now could change our lives for years to come» («Шторм пройдет. Но выбор, который мы сделаем, изменит наши жизни на долгие годы вперед»).

Copyright © Yuval Noah Harari 2020


Copyright The Financial Times Limited 2020. All rights reserved.



Tags: будущее, глобализация, карантин, коронавирус, самоизоляция
Subscribe
promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments