matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Иллюзия ВВП: присвоенная стоимость как «добавленная»



«Иллюзия ВВП» — это ошибка восприятия, вызванная изъянами в сборе и толковании стандартных экономических данных. Её главный признак — систематическая недооценка вклада низкооплачиваемых рабочих глобального Юга в мировое богатство и соответствующая переоценка внутреннего валового продукта США и других империалистических стран. Эти изъяны и искажённое восприятие возникают из-за неоклассических представлений о цене, стоимости и добавленной стоимости, которые влияют на сбор и осмысление статистики по ВВП, торговле и производительности. В итоге якобы объективные и независимые сырые данные о ВВП, производительности и торговле таковыми совсем не являются, а общепринятое истолкование таких данных скрывает, по крайней мере, столько же информации об источниках стоимости и прибыли в глобальной экономике, сколько показывает.

Три наиболее типичных примера «глобальных товаров» — “iPhone”, футболка и чашка кофе — подтверждают и иллюстрируют эту точку зрения; их разнообразие помогает выявить общее между ними и для всей остальной продукции глобализированного производственного процесса. Все данные и опыт, за исключением экономических, указывают на значительный вклад в прибыли “Apple Inc.” и других западных компаний тех рабочих, которые много, усердно и за низкую плату работают на производстве их товаров. При этом экономические данные ничего не говорят об этом вкладе; наоборот, судя по ним, вся стоимость возникает только благодаря продаже, а источником прибыли “Apple” и “Starbucks” в результате считаются страны, где происходит потребление. Три же названных продукта демонстрируют, что обращение капиталистических товаров сложнее, чем принято представлять.


Помимо прочего, экономическая статистика и её стандартная интерпретация затушёвывают отношения эксплуатации между северными компаниями и южными производителями. Эти отношения не исчезают из вида полностью и частично видны в парадоксах и аномалиях, переполняющих стандартные отчёты о глобальной политической экономии. Эти парадоксы и аномалии подобны пятнам на искажающей линзе, дающим знать о самом её существовании и заставляющим найти и описать искажение — чтобы стало возможным увидеть мир таким, какой он есть на самом деле. А искажение заключается в подмене присвоенной стоимости добавленной.

Часть первая: каков вклад рабочих “Foxconn” в прибыли “Apple” и “Dell”?

Каков вклад трёхсот тысяч рабочих “Foxconn” в Шэньчжэне (Китай), собирающих ноутбуки “Dell” и телефоны “Apple”, и десятков миллионов рабочих в остальных странах с низкой стоимостью труда, производящих дешёвые промежуточные товары и готовые продукты для западных рынков, в прибыли “Dell”, “Apple” и прочих ведущих западных компаний? Или в доходы и прибыли обслуживающих компаний, которые предоставляют помещения и торгуют в розницу? Согласно статистическим данным о ВВП, торговле и финансовых потоках — нулевой. Китайские, малазийские и прочие производственные мощности, на которых изготавливается и собирается продукция, не принадлежат “Apple”. В отличие от прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и непосредственного участия в управлении, которые характеризовали работу транснациональных корпораций раньше, локальные поставщики “Apple” не создают ежегодной вывозимой прибыли. Общепринятая интерпретация экономической статистики, фиксирующей результаты рыночных транзакций, допускает, что участие в финальной цене “iPhone” любой американской или китайской компании тождественно добавленной стоимости, которую каждая из них создала. Статистика не показывает каких-либо пересекающихся потоков прибыли или валютных переводов, которые могут влиять на распределение доходов между “Apple” и её многочисленными поставщиками. Единственная видимая прибыль, которую, по общим представлениям, получает “Apple” в Китае — прибыль от продажи товаров в этой стране. Согласно стандартному толкованию экономических данных стоимость товаров, как писал Маркс, «не просто реализуется в обращении, но возникает из него»[1]. И таким же образом поток богатств из Китая и остальных стран с низкой оплатой труда, обеспечивающей прибыль и процветание северных компаний и государств, не виден как в экономических данных, так и в размышлениях экономистов.

Сборка продуктов “Apple”, а также “Dell”, “Motorola” и других американских, европейских, южнокорейских и японских компаний, происходит на заводах “Foxconn”, крупнейшего дочернего предприятия тайваньской “Hon Hai Precision Industries”. Согласно «Нью-Йорк Таймс» миллион наёмных работников Foxconn собирают «примерно 40% мировой потребительской электроники»[2]. Комплекс из четырнадцати фабрик в Шеньчжэне в Южном Китае известен как из-за своих огромных размеров, так и из-за серии самоубийств среди рабочих в 2010 году. В тот год количество рабочих достигло пика в 430 000 человек, но в настоящее время постепенно уменьшается в пользу заводов в других частях Китая. В январе 2012 Терри Гоу, председатель совета директоров “Hon Hai”, спровоцировал волну возмущения, заявив во время визита в тайбэйский зоопарк, что «человеческие существа тоже животные, и управлять миллионом животных — настоящая головная боль», после чего он попросил совета у работника зоопарка о том, как управляться со своими «животными». “Want China Times” прокомментировала: «Гоу мог бы выбирать слова поосторожнее… условия работы и жизни [на огромных заводах Foxconn в Китае] таковы, что многие из китайских сотрудников могли бы вполне согласиться, что с ними обращаются как с животными»[3].

«Айподы» и «Айфоны»

“iPhone” “Apple” и сопутствующие продукты — образцовые «глобальные товары», являющиеся результатом согласованной работы рабочих всех континентов, выполняющих чрезвычайно разнообразные конкретные трудовые операции. В каждом устройстве заключены социальные отношения современного глобального капитализма. Исследование вопроса о том, кто создаёт эти товары, а кто получает прибыль от них, раскрывает многое. Самое поразительное и значительное — масштаб смещения производственных процессов в сторону стран с низкой заработной платой и соответствующее возрастание зависимости компаний и правительств Северной Америки, Европы и Японии от сверхприбылей, полученных за счёт живого труда в этих странах.

Исследование об “iPod”, опубликованное в 2007 году Грегом Линденом, Джейсоном Дедриком и Кеннетом Крэмером, особенно ценно, потому что показывает две вещи, которые опускают остальные недавние работы по “iPhone”: 1) авторы подсчитывают количество людей, напрямую включённых в разработку, производство, транспортировку и продажу “iPod” и 2) указывают на значительную разницу в зарплатах этих различных групп работников[4].

В 2006 году 30 Гб “iPod” продавался за 299 долл., при этом общие расходы на полностью перенесенное за рубеж производство составляли 144,40 долл., что даёт коэффициент валовой прибыли в 52%. То, что Линден, Дедрик и Крэмер называют «валовой прибылью» — оставшиеся 154,60 долл. — распределяются между “Apple”, её розничниками и дистрибьюторами, а также — через налоги с продаж, прибыли и зарплат — государством. Все эти 52% от конечной цены рассматриваются как добавленная стоимость, образовавшаяся внутри Соединённых Штатов и вносящая вклад в ВВП США. Исследователи также обнаружили, что «в создании “iPod” и его компонентов в 2006 году по всему миру были задействованы 41 000 рабочих мест: 27 000 — за пределами США, и 14 000 — в пределах США. Зарубежные трудящиеся заняты в основном в сфере низкооплачиваемого производства, тогда как рабочие места в США более равномерно распределены между высокооплачиваемыми инженерами и менеджерами и низкооплачиваемыми работниками розничной торговли и неквалифицированными рабочими»[5].

Всего лишь тридцать человек из 13 920, работавших в США, были заняты в производстве (со среднегодовой зарплатой 47 640 долл.); 7 789 были заняты в «розничной торговле и других непрофессиональных/неквалифицированных областях» (со среднегодовой зарплатой 25 580 долл.); а остальные 6 101 были «профессионалами», т.е. менеджерами и инженерами, вовлечёнными в исследования и разработку. На эту последнюю категорию приходилось более двух третей от зарплат, выплаченных в США: их среднегодовой доход составлял 85 000 долл. При этом 12 250 китайских рабочих, занятых в производстве, получали 1 450 долл. в год (или 30 долл. в неделю) — всего лишь 6% от средней зарплаты американского работника, занятого в продажах, 3,2 % от зарплаты американского рабочего, занятого в производстве, и 1,8 % от зарплаты американского «профессионала»[6]. Количество работников, занятых в создании и продаже “iPod”, было динаковым в США и Китае, однако в США в целом в качестве зарплат было выплачено 719 миллионов долларов, а в Китае — 19 миллионов.

Исследование о последнем продукте “Apple”, опубликованное Азиатским банком развития (АБР) в 2010 году, даёт ещё более впечатляющую оценку. «“iPhone” был представлен на американском рынке в 2007 году с большой помпой; в 2007 в США было продано примерно 3 миллиона штук, в 2008 — 5,3 миллиона, в 2009 — 11,3 миллиона». Общая стоимость производства каждого iPhone составляла 178.96 долл., а продажа велась за 500 долл., что давало 64% валовой прибыли, которая распределялась между “Apple”, её дистрибьюторами и правительством США, считаясь «добавленной стоимостью», образовавшейся внутри Соединённых Штатов. Основное внимание в докладе уделено влиянию производства “iPhone” на американо-китайский торговый дефицит; авторы показали, что «большая часть экспортной стоимости и дефицита в связи с “iPhone” приписывается частям и деталям, импортированным из стран третьего мира». Однако китайские рабочие «вносят в конечную стоимость производства “iPhone” только 6,5 долл., т.е. примерно 3,6%»[7]. Таким образом, более 96% экспортной стоимости “iPhone” приходится на реэкспортированные детали, произведённые в третьих странах; всё это подсчитывается как китайский экспорт в США и не причисляется к ВВП Китая. Авторы исследования не стали подробно изучать, как эта прибыль делится между “Apple”, поставщиками услуг и правительством США, но они не смогли не отметить ее поразительный объём, заметив, что

«если бы на рынке царила жёсткая конкуренция, ожидаемая норма прибыли была бы намного меньше… Стремительный рост продаж и высокая прибыль заставляют полагать… что “Apple” занимает позицию почти что монополиста… Именно погоня за максимизацией прибыли, а не конкуренция, заставляет Apple размещать всю сборку “iPhone” в КНР»[8].

Это приводит исследователей из АБР к конструированию сценария, в котором “Apple” перенесла бы сборку “iPhone” в США. Предполагая, что американские зарплаты были бы в десять раз выше китайских, и что эти гипотетические американские рабочие работали бы также усердно, как реальные — на заводах “Foxconn”, они подсчитывают, что «если бы “iPhone” собирали в США, то стоимость сборки возросла бы до 65 долл. [по сравнению с 6,5 долл. в Китае], и всё равно размер прибыли “Apple” равнялся бы 50%»[9], и заканчивают призывом к “Apple” проявить хоть немного «корпоративной социальной ответственности», отдавая «небольшую часть прибыли и распределяя её среди низкоквалифицированных американских рабочих»[10]. Они могли бы с тем же успехом предложить “Apple” провести столь необходимую для китайской экономики стимуляцию спроса, распределив 110 млрд долларов своей прибыли между рабочими “Foxconn”.

Продукты “Apple” демонстрируют общие тенденции и фундаментальные отношения, но в преувеличенной, крайней форме. В 2010 г. “Hon Hai” заработала 2,4 млрд долларов, или 2,4 тыс. долл. на работника, по сравнению с 263 тыс. долл., которые заработала Apple на каждого из своих 63 тыс. сотрудников (43 тыс. из которых работают в США). Ожидается, что в 2012 году эта цифра вырастет до 405 тыс. долл. В марте 2011 года акционерная стоимость “Hon Hai” составляла 36,9 млрд долл., а “Apple”, у которой нет ни одного завода, — 324,3 млрд[11]. Цена “Apple” ещё больше выросла за прошедший год, её рыночная капитализация достигла 600 млрд долл., она обогнала “Exxon” и стала самой дорогой компанией в мире. Дальнейший рост цен на акции привёл к накоплению огромных запасов денежных средств на сумму 110 млрд долл., для которых “Apple” даже не может найти эффективного применения.

А в это время произошло то, что в одном исследовании называется «парадоксом нищеты производителей и богатства торговой марки»: прибыль и цена акций “Hon Hai” попали в тиски увеличивающихся китайских зарплат, растущих вместе с рабочим сопротивлением, и всё более обременительных контрактных требований, поскольку возрастающая сложность продуктов “Apple” (и других фирм) требует всё больше времени на сборку[12]. И если цена акций “Apple” возросла более чем в десять раз с 2005 года, то акции “Hon Hai” упали почти на 80% за период с октября 2006 по январь 2011. В августе 2011 «Файнэншл таймс» сообщила:

«Затраты на одного сотрудника выросли на одну треть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составив почти 2 900 долл.. В общем было выплачено зарплат на 272 млн долл.: валовая прибыль почти удвоилась… повышение зарплат на материке снизило общую маржу операционной прибыли крупнейшего производителя электроники по контрактам… с 4-5% десять лет назад до нынешних 1-2%»[13].

Колумнист «Файнэншл таймс» Робин Квонг сообщает, что “Hon Hai”, стремясь найти более дешёвую рабочую силу и уменьшить зависимость от все более организованных рабочих в Шэньчжэне, «серьёзно инвестировала в перемещение производства из прибрежных районов Китая вглубь страны и в процесс повышения автоматизации труда на заводах. В результате в прошлом году прибыли “Hon Hai” ещё больше сократились»[14]. Сочетание резкого роста зарплат, больших капиталовложений и неуклонного сокращения расходов компаниями вроде “Apple” — это уже плохо, но хуже всего — постоянное падение спроса на основных экспортных рынках “Hon Hai” и Китая. Квонг заключает: «Нетрудно понять, почему последнее, что нужно Гоу после строительства всех этих фабрик внутри страны, — падение спроса»[15].

Футболка

Поразительная сложность “iPhone” и имиджевый статус марки легко могут увести наблюдателя от понимания того, что он воплощает в себе эксплуататорский и империалистический характер социальных и экономических отношений. Однако те же самые фундаментальные отношения прослеживаются во всех потребительских товарах. Возьмём для примера скромную футболку. Тони Норфилд в работе «Что на самом деле значит “китайская цена”» рассказывает о футболке, произведённой в Бангладеш и проданной в Германии за 4,95 евро шведской розничной компанией “Hennes & Mauritz” (“H&M”). “H&M” платит бангладешскому производителю за каждую футболку 1,35 евро, или 28% от окончательной розничной цены, причём сорок евроцентов из этой суммы покрывают стоимость 400 г хлопка, импортированного из США; ещё 6 центов добавляет к стоимости каждой футболки отправка в Гамбург. Оставшиеся 3,54 евро считаются частью ВВП Германии, где футболка потребляется, и распределяются следующим образом: 2,05 евро отходят немецким перевозчикам, оптовикам, розничным торговцам и рекламодателям (часть этих денег переходит к государству через различные налоги); “H&M” получает в виде прибыли 60 центов за футболку; государство получает 79 центов от розничной цены через 19 % НДС; 16 центов покрывают «другие расходы».

Таким образом, по словам Норфилда,

«большая часть розничной цены отходит государству в виде налогов и широкому кругу работников, руководителей, арендодателей и фирм в Германии. Дешёвые футболки и большой ассортимент других импортных товаров доступны для покупателя и в то же время являются важным источником дохода для государства и населения наиболее богатых стран».

Бангладешский завод производит 125 тыс. футболок в день, из которых половину покупает “H&M”, а остальное — другие западные розничники. Рабочие фабрики, 80% из которых женщины, получают лишь 1,36 евро за смену в 10-12 часов. Станок, за которым они работают, производит 250 футболок в час, или 18 футболок за каждый евроцент зарплаты. Эта фабрика — всего лишь одна из 4,5 тыс. швейных фабрик в Бангладеш, на которых работают 3,5 млн человек. Согласно Норфилду, их низкая зарплата частично объясняет,

«почему богатые страны могут позволить себе множество продавцов, водителей доставки, менеджеров и администраторов, бухгалтеров, рекламщиков, широкий спектр социальных выплат и многое другое. Уровень заработной платы в Бангладеш особенно низок, но даже в разы более высокие зарплаты в других бедных странах приводят к тому же выводу: угнетение трудящихся в более бедных странах — прямая экономическая выгода для огромного количества людей в странах более богатых»[17].
(...)

Продолжение здесь


Tags: ВВП, США, мировой экономический кризис
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg aprile 17, 17:25 20
Buy for 100 tokens
Котэ- хитрый и его нужно поймать, окружая его кружочками. Один кружочек закрываете вы – один шаг делает кот. Если кот убегает за границу игрового поля – побеждает он, если этого не делает и ему больше некуда двигаться – побеждаете вы. Удачи!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments